?

Log in

[icon] Владка Мид "По обе стороны стены" - this song's got no title (just words and a tune)
View:Recent Entries.
View:Archive.
View:Friends.
View:Profile.
View:Website (My Website).
[ЖЖ] - фрагменты:Лента друзей. Лента communities. Syndicated Feeds. Друзья Друзей. Мой LJ Inbox. Дни рождения лжеюзеров.
 
Разное:Axis History Forum. Poemas del río Wang. Peter's Paris. milkyelephant. the creatures in my head by andrew bell. Edward Gorey House (events and exhibitions). The Simon and Garfunkel Lyrics Archive. Eltonography :). Bernie Taupin's Discography.

Tags:, , , , , , ,
Current Music:Elton John - I Feel Like A Bullet (Live at Rainbow Theater, London 1977)
Security:
Subject:Владка Мид "По обе стороны стены"
Time:12:04 pm
продолжение.
предыдущие посты: http://one-way.livejournal.com/tag/vladka%20meed


Последние приготовления


«Власть в гетто больше не в моих руках. Здесь новое правительство у власти.»

Марек Лихтенбаум, последний председатель юденрата Варшавского Гетто, в ответ немецкому начальству.




[…]

Я посетила гетто накануне восстания. Как обычно на рассвете я явилась на Парысовский Плац с завернутым в грязную бумагу пакетом динамита, похожим со стороны на сверток с маслом. У ворот было тревожно, но для меня подставили небольшую лестницу, и я влезла на Стену. Я ожидала увидеть на той стороне своих связных, Юрека Блонса и Янека Биляка, но их не было. Значит, что-то неладно. Только я решила спуститься назад, как издалека донеслись выстрелы, народ бросился врассыпную – и лестницу подо мной моментально убрали. И вот я сижу у всех на виду на Стене: одной рукой вцепившись в кирпичи и со свертком «масла» в другой. Спрыгнуть нельзя – «масло» взорвется. Выстрелы приближаются, и помощи ждать неоткуда. Выбора у меня не было, я прижала динамит к себе и, будь что будет, приготовилась прыгать.

«Владка! Владка! Постой!» – это был Юрек. Пока он помогал мне спуститься на свою сторону, нас издалека увидели немцы, и началась погоня. Мы нырнули в пустое здание напротив Стены и брослись вверх по лестнице на чердак. Там мы зарылись под грудой перьев и постельного белья. Шаги и голоса позади нас становились всё громче. Наши сердца бешенно колотились. Найдут?

Бегло осмотрев чердак, немцы ушли. Мы лежали в нашем углу, пока не стихли все звуки. Только тогда мы рискнули выползти оттуда и очистились от перьев перед тем, как выйти наружу. На пустынных улицах мы держались ближе к стенам домов, то и дело прячась в подъездах от усиленных после январских событий немецких патрулей. Теперь у каждого еврея на улице требовали документы, каждый сверток проверяли и многие конфисковывали. По чердакам, подвалам и руинам заброшенных домов мы добрались до фабрики щеток.

А там всё бурлило и кипело. Взволнованные взмыленные евреи носились с мешками и узлами, народ куда-то торопился и собирался.

«В чем дело?» - спросила я Юрека.

«Мы только что узнали, что фабрику перевозят из гетто в один из новых трудовых лагерей в Понятове или в Травниках – оба недалеко от Люблина. Ну, то есть, это немцы так говорят. Вот объявление – можно брать даже детей.»

«И люди верят?»

Юрек не успел ответить – нас остановила Злата Лихтенштейн, мамина старинная подруга:

«Я слышала, ты живешь теперь в арийской зоне, » - начала она... Я кивнула, пытаясь сообразить, откуда ей это известно. – «Ты наверное знаешь, что у моей дочки Рушки родился ребенок незадолго до начала депортаций. Ее мужа и всю семью увезли, и с тех пор мы вдвоем растим малыша. Я ношу его каждый день с собой на работу в корзинке, прикрытым газетами, чтоб не заметили немцы. Пока нам везло, но теперь фабрику закрывают и...»

«И вам негде спрятаться, так?» – прервала ее я. С динамитом в руках не хотелось долго задерживаться на одном месте.

«Да. Мы не верим немцам. Мы и слышать не хотим о Понятове. Мы и еще пара евреев нашли бункер, но они не хотят пускать ребенка, боясь, что он заплачет и всех нас выдаст.» – на ее лице глубоко отпечатались горе, голод и страх; она дышала хрипло и тяжело.

«Я буду тебе очень благодарна, если ты передашь эту записку моей подруге полячке из Праги.» – Она протянула конверт, приготовленный заранее в надежде встретить кого-нибудь, кому она могла бы его доверить. – «Может быть, она сможет нам помочь.»

Я обещала. Мы с Юреком побежали дальше.

«Всё гетто либо роет бункеры, либо устраивает укрытия в подвалах и на чердаках, » – на бегу объяснял мне Юрек.

Люди собирались у расклеенных по стенам объявлений и воодушевленно читали. Я на секунду остановилась взглянуть на одно из объявлений – и не поверила своим глазам. Это было открытое воззвание Еврейской Боевой Организации! Юрек довольно ухмылялся. В воззвании говорилось, что Понятов и Травники на самом деле новые лагеря смерти. Еврейская Боевая Организация обращалась ко всем евреям с призывом не подчиняться немецким приказам, не являться добровольно в пункты переселения, а вместо этого оказать активное сопротивление депортациям. Люди обсуждали прочитанное шепотом, то и дело оглядваясь через плечо.

«Мы расклеили это утром. И это не первое воззвание.»
«Тогда, получается, всем известно о подготовке восстания.»
«Мы больше не скрываемся. Все евреи знают, что мы делаем.»
«А немцы?»
«И немцы понимают, что их ждет. Поэтому-то они и обещают такие хорошие условия в лагерях.»

Немецкие промышленники в гетто – Тоббенс и Шульц – предостерегали евреев о последствиях неповиновения, уговаривали не слушать призывы повстанцев и не сопротивляться переселению в новые чудесные трудовые лагеря.

Тут мы столкнулись с Геней Бриллианштейн, медсестрой, с которой мы были знакомы еще до войны. Она спросила у нас совета: что ей делать – прятаться в укрытие или вступать в ряды боевой организации? – и не дожидаясь ответа распрощалась с нами и убежала.

«Между прочим ее брат Стасё недавно вступил в наш отряд.» - сказал Юрек. Я хорошо помнила Стасё с довоенных времен. В гетто он держался в стороне от нас, но сейчас, в критический момент, присоединился к своим товарищам.

Наконец мы добрались до дверей штаб-квартиры Еврейской Боевой Организации. Там среди моих старых друзей и знакомых была Итта Вайнтраб, с которой мы вместе работали на фабрике Тоббенса. Она знала о моих связях с подпольем. Она тихо спросила, читала ли я новые объявления. Я заверила ее, что еще как читала. Как можно вежливей я попыталась закончить наш разговор, я хотела как можно скорее избавиться от пакета с «маслом» в моих руках. Но Итта не отпускала меня: «Может быть, ты знаешь, где я могу достать револьвер? Мой муж уже несколько недель пытается его достать. Нам предложили место в укрытии при условии, что мы принесем револьвер.»

Ага, стало быть, Боевая Организация не единственная, кто ищет оружие. Простые евреи тоже вооружаются, чтобы защищаться в укрытиях. Да, настрой гетто изменился. Евреи будут сопротивляться депортации, прятаться, защищаться – любой ценой. Евреи больше не верили обещаниям немцев. Это единодушное решение было само по себе потрясающим фактом. Гетто осознало необходимость сотрудничества с Боевой Организацией. Еврейская Боевая Организация стала представителем гетто – ее слушались все.

Штаб-квартира боевого отряда по адресу Свентоерская 32. Со времени моего последнего визита ее расширили, пристроили новые бункеры, набрали новых людей. Дверь хлопала постоянно. Курьеры – большинство семнадцати-восемнадцатилетние девушки из ha-Шомер ha-Цаир, Дрора и Бунда – прибегали и убегали. Они приносили не только известия, в своих сумках и корзинках они приносили револьверы, гранаты и боеприпасы. Мои друзья сидели на койках и чистили револьверы. Меня подозвала моя бывшая одноклассница Мириам Шифман, жена Аврома Фейнера. Она развернула принесенный с собой свёрток и показала нам комплект немецкой формы и еще несколько немецких пилоток.

«Откуда они у тебя?»
«В мастерской Рериха теперь шьют немецкую форму». На этой фабрике была подпольная группа Велвела Розовского. Хотя каждого работника обыскивают в конце смены немецкие охранники, Мириам иногда удавалось вынести оттуда целые комплекты формы.

«Скоро нам всё это понадобится, » - мрачно усмехнулась она.

Шутя и отвешивая саркастические замечания ребята один за другим примеряли немецкую форму. Один из немногих веселых моментов на моей памяти.

Потом они с гордостью показали мне свой новый «завод боеприпасов», устроенный в соседней комнате. Дверь открылась и в нос ударил резкий запах. В комнате было очень темно, окна плотно занавешены. Постепенно я привыкла к темноте и начала различать предметы – длинный стол и несколько стульев, всё в пятнах от химикатов. Я увидела пару юношей лет двадцати – один смешивал ингридиенты в огромной бочке, другой осторожно разливал полученную жидкость по бутылкам. Тринадцатилетний Люсек Блонс относил бутылки на полки. Он на минуту оторвался от работы и отвел меня в сторону: не могу ли я поставлять ему бутылки из «арийской зоны» - он ответственный за сбор пустых бутылок, и в гетто их всё труднее и труднее найти.

Они продолжали работу. «Коктейли Молотва» выстроились у стены. Всё тщательнейшим образом взвешивалось: малейшая ошибка – и весь дом взлетит на воздух. На всех лицах – мрачная решимость. К этой комнате относились почти что как к святыне.

«Пару ночей назад мы опробовали одну из наших самодельных гранат» - сияя сказал черноволосый парнишка. – «Ты бы видела этот взрыв и это пламя! Немецкая охрана, должно быть, в штаны наложила.» Остальные улыбнулись.

Вошел Абраша. Руководили всем Марек и Юрек, но именно Абраша был душой дела. Его спокойство и уверенность воодушевляли остальных, его практичность и наблюдательность помогали решить любую задачу. Абраша сказал, что в любую минуту ожидают новую облаву. Ожидалось, что немцы попытаются как можно скорее депортировать из Варшавы всех евреев. Подполье лихорадочно готовилось к сопротивлению. Специальные наблюдатели, сменяемые каждые два часа, следили за развитием событий по всему гетто.

«В следующий раз, » - закончил он, - «я покажу тебе целую сеть бункеров. Чтобы ты знала, где нас искать, если бои затянутся.»

Я вернулась в «арийскую зону». Разве могла я знать, что покидаю гетто в последний раз.



отсканированные из владкиной книги фотографии руководителей восстания:









продолжение следует
comments: Leave a comment Previous Entry Share Next Entry


le_haim
Link:(Link)
Time:2012-09-28 06:24 pm (UTC)
Спасибо.
Большая нужная работа.
(Reply) (Thread)


toh_kee_tay
Link:(Link)
Time:2012-09-28 06:26 pm (UTC)
кому нужная-то?

неважно :) Достаточно того, что это нужно мне.
(Reply) (Parent) (Thread)


le_haim
Link:(Link)
Time:2012-09-29 01:36 pm (UTC)
Как-то время то становится ближе. Читаешь и где-то мысль(глупая): "А вдруг...", - как-будто не знаю что потом. Только что завершилась Сталинградская битва. Ни СССР, ни союзники не помогли оружием.
(Reply) (Parent) (Thread)


toh_kee_tay
Link:(Link)
Time:2012-09-29 01:58 pm (UTC)
ну во-первых, всем было не до евреев и вообще наплевать.

во-вторых, с точки зрения военной стратегии какой смысл-то.
(Reply) (Parent) (Thread)


_lenin_
Link:(Link)
Time:2012-11-10 06:07 pm (UTC)
Правда, нужная!
(Reply) (Parent) (Thread)


nah_nah
Link:(Link)
Time:2012-09-29 07:19 am (UTC)
Спасибо большое. Всегда с интересом читаю.
(Reply) (Thread)


toh_kee_tay
Link:(Link)
Time:2012-09-29 10:49 am (UTC)
вам спасибо.
(Reply) (Parent) (Thread)

[icon] Владка Мид "По обе стороны стены" - this song's got no title (just words and a tune)
View:Recent Entries.
View:Archive.
View:Friends.
View:Profile.
View:Website (My Website).
[ЖЖ] - фрагменты:Лента друзей. Лента communities. Syndicated Feeds. Друзья Друзей. Мой LJ Inbox. Дни рождения лжеюзеров.
 
Разное:Axis History Forum. Poemas del río Wang. Peter's Paris. milkyelephant. the creatures in my head by andrew bell. Edward Gorey House (events and exhibitions). The Simon and Garfunkel Lyrics Archive. Eltonography :). Bernie Taupin's Discography.