?

Log in

No account? Create an account

[icon] Владка Мид "По обе стороны стены" - this song's got no title (just words and a tune)
View:Recent Entries.
View:Archive.
View:Friends.
View:Profile.
View:Website (My Website).
[ЖЖ] - фрагменты:Лента друзей. Лента communities. Syndicated Feeds. Друзья Друзей. Мой LJ Inbox. Дни рождения лжеюзеров.
 
Разное:Axis History Forum. Poemas del río Wang. Peter's Paris. milkyelephant. the creatures in my head by andrew bell. Edward Gorey House (events and exhibitions). The Simon and Garfunkel Lyrics Archive. Eltonography :). Bernie Taupin's Discography.

Tags:, , , , , , ,
Current Music:but our Empty Sky was filled with laughter, just before the flood painting worried faces with a smile
Security:
Subject:Владка Мид "По обе стороны стены"
Time:11:45 am
продолжение.
предыдущие посты: http://toh_kee_tay.livejournal.com/tag/vladka%20meed

Нелегальные квартиры



С расширением нашей деятельности возросла потребность в нелегальных квартирах. Связные постоянно искали подходящие помещения. В первую очередь жилье выделялось тем, у кого была еврейская внешность. Для совещаний и переговоров мы собирались на квартирах тех из наших товарищей, у кого была арийская внешность, и для кого принимать гостей было нормальным обычным делом.

На Сенаторской 9 в небольшой комнате на четвертом этаже жил Генрик Фишгрунд (*** Сало (Саломон) «Генрик» Фишгрунд – член Бунда с каких-то еще революционных годов, ему ко времени нашего рассказа уже лет 50. ***) Бундовцы собирались там еще до восстания Варшавского гетто. Именно там я впервые встретила Абрашу Блюма (*** см. тут http://toh-kee-tay.livejournal.com/612099.html и тут http://toh-kee-tay.livejournal.com/612864.html ***) и Берека Шнайдмила, представителя центрального комитета в гетто и командира одного из вооруженных отрядов во время восстания, а так же других лидеров подполья, таких как Самсонович, Мускат и Леон Фейнер (*** Леон Фейнер – настоящее имя Миколая Березовского, во множестве упоминаемого в этой книге связного с польским подпольем; кто такой Мускат, не знаю; о Самсоновиче см. ниже в этой главе. ***) Сюда приходили курьеры, чтобы забрать деньги, фальшивые документы и «нелегальную» литературу, полученную от польского подполья для раздачи евреям, проживавшим в городе нелегально и пытавшимся выдать себя за поляков.

То и дело из предосторожности мы собирались где-нибудь еще. Какое-то время я встречалась с Миколаем (*** с Леоном Фейнером ***) в доме у Муската, заходила через день – отчитаться о проделанной работе и получить новые инструкции. Но польская домохозяйка Муската начала подозрительно относиться к моим частым визитам, и их количество пришлось сократить. Да и ездить так часто на трамвае в Жолибож было опасно, так как в трамваях постоянно проводились полицейские облавы.

После этого встречи с Миколаем проходили по адресу Журавя 24, где жили Самсонович и полячка Васовская. Квартирная хозяйка, смелая женщина, подпольщица, разрешала нам проводить у нее дома совещания, сотрудничала с организациями помощи евреям. Ее дом был местом встреч различных польских и еврейских подпольных движений, и поэтому доступ в него был ограничен: только ограниченное число связных могли приходить в назначенное время, и только по крайней необходимости. Некоторые наши «нелегальные» доументы хранились там спрятанные под половицами, а потайная ниша использовалась как сейф для денег, прибывших для нас из Лондона и других мест.

(*** лирическое отступление - Тетя Нюся

Рассказывает Аполония Старжец, Варшава.

Тетя Нюся


Евгения Васовская-Лещинская

Я пережила Холокост в Варшаве. Одним близким человеком в годы войны была для меня Тетя Нюся. Что я могу сказать о ней? Тетя Нюся спасла моего двоюродного брата. Его звали Игнасий Самсонович, он был член Бунда и находился в гетто в то же время, что и мы. У него была жена-учительница и сын, он бежал в Варшаву из гетто в Пётркуве. И там я впервые с ним встретилась. Я слышала он нем раньше, так как у нас было много двоюродных с отцовской стороны в Пётркуве и Честохова. Жену его, красавицу, и чудесного двенадцатилетнего сына убили во время облавы в Пётркуве. И он был ужасно подавлен. Его пришлось вытащить из гетто. Поскольку он был выскопоставленной фигурой в Бунде, его товарищи силой вытащили его из гетто и поселили на улице Журавя 24. Там никого не разрешалось прятать, потому что это была явка Жеготы (*** о Жеготе подробно: http://toh-kee-tay.livejournal.com/321196.html ***).

Тетя Нюся жила в той квартире с довоенных времен. Она не была еврейкой. Ее звали Евгения Васовская-Лещинская. Васовская ее девичья фамилия. Она была редактором, и у нее была рекламное агенство. Она была членом Демократического Союза и активистом Красного Креста до войны. Она была не замужем, хотя была намного старше меня. Общественый деятель. В квартиру было два входа – передний вход из коридора и задний, с черной лестницы. Она предоставила свою квартиру Жеготе, и будновцы собирались там. Из соображений безопасности там не разрешалось прятать людей. Но Самсоновича привели туда и он там остался. Она заботилась о нем. Она прятала его там до конца войны и в конце концов вышла за него замуж.

Он сменил фамилию на Лещинский, так как она была в замужестве Лещинская (*** т.е. получается, во-первых, она была вдова, во-вторых, они с Самсоновичем поженились еще при немцах и фамилию он сменил в целях конспирации? ***). Она умерла 28 мая 1987 года. Мы были очень близки и по сей день я ухаживаю за ее могилой. Она была постоянным гостем в нашем доме, прекрасный человек. Тот дом на Журавя не был разрушен во время Варшавского восстания. Бартошевский (*** о Бартошевском см. выше по ссылке на рассказ о Жеготе. ***) открыл на нем мемориальную доску, и люди смотрели из окон и говорили, что понятия не имели, что там была явка. Нам с сестрой удалось наконец сделать так, чтобы ей была присвоена медаль Праведника Народов Мира.
отсюда: http://www.centropa.org/photo/eugenia-wasowska


могила на Воинском кладбище Повонзки в Варшаве

конец лирического отступления ***)

Квартира на Журавя 24 служила нам вплоть до начала восстания в «Арийской» Варшаве, которое произошло примерно через год после восстания Варшавского гетто. После этого мы собирались в квартире на Лешно 18.

Эту квартиру превратили в укрытие для Циви Любеткин, Антека (*** Ицхака Цукермана ***) и Марека Эдельмана, выживших командиров бойцов гетто.

(*** лирическое отступление – Годы спустя.

Антек и Цивя вместе на какой-то встрече:




Чудесный Марек Эдельман с сигаретой.





***)


Эта квартира служила также координационым центром для выживших бойцов гетто, еврейских партизанских групп и боевых организаций из различных польских концлагерей. Позже там жили Бернард Голдшейн (*** один из основателей еврейской боевой организации, позже участник варшавского восстания ***) и Ривка Розенштейн. Там же иногда встречались и связные.

продолжение следует.
comments: Leave a comment Previous Entry Share Next Entry

[icon] Владка Мид "По обе стороны стены" - this song's got no title (just words and a tune)
View:Recent Entries.
View:Archive.
View:Friends.
View:Profile.
View:Website (My Website).
[ЖЖ] - фрагменты:Лента друзей. Лента communities. Syndicated Feeds. Друзья Друзей. Мой LJ Inbox. Дни рождения лжеюзеров.
 
Разное:Axis History Forum. Poemas del río Wang. Peter's Paris. milkyelephant. the creatures in my head by andrew bell. Edward Gorey House (events and exhibitions). The Simon and Garfunkel Lyrics Archive. Eltonography :). Bernie Taupin's Discography.