?

Log in

No account? Create an account

[icon] Владка Мид "По обе стороны стены" - this song's got no title (just words and a tune)
View:Recent Entries.
View:Archive.
View:Friends.
View:Profile.
View:Website (My Website).
[ЖЖ] - фрагменты:Лента друзей. Лента communities. Syndicated Feeds. Друзья Друзей. Мой LJ Inbox. Дни рождения лжеюзеров.
 
Разное:Axis History Forum. Poemas del río Wang. Peter's Paris. milkyelephant. the creatures in my head by andrew bell. Edward Gorey House (events and exhibitions). The Simon and Garfunkel Lyrics Archive. Eltonography :). Bernie Taupin's Discography.

Tags:, , , , ,
Current Music:Elton John - Talking Old Soldiers (Tumbleweed Connection 9 of 10)
Security:
Subject:Владка Мид "По обе стороны стены"
Time:02:40 pm
продолжение.
предыдущие посты: http://toh_kee_tay.livejournal.com/tag/vladka%20meed

Нелегальные квартиры (продолжение)



В ранний период нашей работы на «арийской стороне» главным местом наших встреч была квартира на Мёдова 24. Инка Швейгер, молоденькая голубоглазая блондинка, врач по профессии, и Бронка Файнмессер (Марыся) – обе девушки с чисто арийской внешностью – взяли в аренду эту квартиру на деньги координационного комитета сразу после восстания. Здесь встречались все наши товарищи, в большинстве девушки с арийскими чертами, бегло говорившие по-польски, умевшие вести себя как полячки и не вызывать подозрений у окружающих.

(*** Инке было 26 лет, Марысе – 24 года. В гетто Марыся работала телефонисткой в той же больнице, в которой Инка работала врачом. Фото Марыси у меня нет, а вот такой была Инка:


Adina Schweiger-Baldi – «Инка» Швейгер
***)

Дружба, сковавшая вместе всех бойцов сопротивления в гетто в дни «Переселения», не ослабела и в «арийской зоне». Это было особенно характерно для связных, выполнявших ежедневные задания подполья. Очень немногие из посещавших квартиру на Мёдова 24 были знакомы до войны. Они вышли из разных слоёв населения и принадлежали к разным политическим течениям. И не смотря на это они составили тесно сплоченную группу, почти семью, где каждый заботился о другом.

Связным постоянно угрожал провал, и они жили в вечном напряжении, лишь изредка прерывавшемся несколькими часами отдыха. Между заданиями мы, когда могли, отдыхали у Инки и Марыси на Мёдова 24. Там мы отчитывались, болтали, иногда вместе ели. Все, кто мог свободно ходить по улицам, или кто выбрался ненадолго из своего укрытия, приходили сюда, чтобы расслабиться и провести немного времени в мозговом центре нашей работы. Здесь, в тёплой атмосфере товарищества, мы чувствовали себя безопаснее и свободнее, чем в любом самом надежном укрытии, несмотря на то, что в тесной комнате некуда было бы спрятать даже клочок бумаги.

Если кто-то из нас долго не появлялся, все волновались, потому что у нас с собой всегда были деньги, фальшивые документы или нелегальные листовки. В любой момент любой из нас мог попасть в руки немецких патрулей, польских шантажистов или быть арестованным во время lapanki - уличной облавы.

Был один особенно тяжелый период, когда арестовали многих наших людей, когда попали в беду Игла и Зошка Керш вместе с Маленьким Юциком (из-за которого случайно погибло несколько человек). (*** Зигмунд Игла, о нем см. в конце этой главы: http://toh-kee-tay.livejournal.com/610439.html ; про Зошку Керш см. в конце этой главы: http://toh-kee-tay.livejournal.com/656492.html ***) Отчаяние наполнило комнату на улице Мёдова. Немой вопрос: «Кто следующий?» преследовал нас всех. На лицах читалось то, что мы не решались сказать открыто: постоянное сознание близости смерти.

Были и радостные моменты, в которые мы забывались и не думали о реальности всего этого кошмара. Были маленькие дни рождения, которые мы праздновали для конспирации по польскому обычаю. Очень часто случайно оброненное во время беседы слово вдруг вызывало наружу накопившееся, и кто-то давал волю слезам. Ничего не надо было объяснять, мы понимали друг друга.

В этой комнате я встречалась с Цивей Любеткин, Антеком, Кациком, Фишгрундом, Миколаем, Целеменским, Иркой, Марысей, Зошкой Мошкович, Алей Марголис, Крысей, Галиной (Переле Элленбоген) и многими другими связными и соратниками. (*** Аля Марголис , она же Алина Марголис-Эдельман, медсестра больницы варшавского гетто, будущая жена Марека Эдельмана, будущий детский врач (диабет), активист организации Врачи без границ, эмигрант в Париже в конце 60-х, сторонница польской оппозиции в конце 80-х, кавалер ордена улыбки, и прочая и прочая...



Ее отец, известный врач и общественный деятель Александр Марголис погиб еще в октябре 1939 года в результате т.н акции «Интеллигенция», в которой немцы убили шестьдесят тысяч человек, принадлежавших к польской элите и представлявших на этом основании опасность оккупационному режиму. ***) Каким-то чудом этот секретный центр пережил бурю; каким-то чудом соседи-поляки не догадались, что сюда приходили евреи. Он оставался нашим прибежищем до тех пор, пока мы не покинули Варшаву.

И наконец, была еще квартира Давида Клина (*** Кляйна - английский перевод грешит ***), бундовского активиста до войны, а затем организатора снабжения гетто едой (*** он прикидывался поляком и сотрудником Красного Креста, в его руки приходили посылки, отправленные через Красный Крест и адресованные обитателям варшавского гетто. Посылки эти никогда не доходили до адресатов, так как немцы всегда отбирали их на умшлагплаце. ***)





У Клина (*** Кляйна ***) были связи с поставщиками оружия. Еще у него было радио, и мы всегда знали последние новости с фронта – не одну только немецкую пропаганду, но прямо из-за границы. Когда Клин (*** Кляйн ***) впервые настроил для меня наушники, и я услышала передачу польского радио Рассвет из Лондона – я задрожала от радости. Где-то там, казалось, был другой мир – без немцев! Затаив дыхание я слушала пятнадцатиминутную программу, призывавшую поляков выдержать, не отчаиваться, не сдаваться и не терять надежду, потому что освобождение близко... Я взглянула на окружающих, которые слушали вместе со мной; как и у меня, у них на глазах были слезы. Я ожидала услышать о нас, евреях. Могла ли эта радиопередача закончится, не упомянув о евреях, самых трагических гитлеровских жертвах? Могла, и закончилась – песней польских солдат.

Меня переполняли смешанные чувства. Эта радиопередача означала, что мы не одни, что у нас есть союзники в свирепой схватке с общим врагом, с немцами! Но отчего же они ни словом не упомянули о нас, оставшихся в живых евреях, продолжающих сражаться? Ведь мы еще здесь! Да, нас осталось совсем немного, и всё же...



продолжение следует
comments: Leave a comment Previous Entry Share Next Entry


zhsky
Link:(Link)
Time:2013-10-24 07:07 pm (UTC)
спасибо. надеюсь, тут неб удет придирок с авторскими правами
(Reply) (Thread)


toh_kee_tay
Link:(Link)
Time:2013-10-24 07:13 pm (UTC)
с ними вообще непонятно.
администрация жж не отвечает на вопрос, кто накатал на меня телегу, пока я не отправлю им официальное письмо о том, что я не верблюд и не нарушаю ничьих прав --- т.е. даже и в этом случае они мне не скажут, просто отправят дело в суд. Я не умею и не хочу воевать с привидениями. --- Поэтому я просто напрямую обратилась к создателям фильма и предложила им перевести его на русский для русских субтитров. И они мне сразу прислали посекундную расшифровку, которую я для них и перевела. Если этот фильм приедет в Россию, то вероятнее всего субтитры в нем будут мои. На озвучку у них может просто денег не хватить.

Edited at 2013-10-24 07:15 pm (UTC)
(Reply) (Parent) (Thread)


zhsky
Link:(Link)
Time:2013-10-24 07:16 pm (UTC)
Хорошо бы привезли
(Reply) (Parent) (Thread)

[icon] Владка Мид "По обе стороны стены" - this song's got no title (just words and a tune)
View:Recent Entries.
View:Archive.
View:Friends.
View:Profile.
View:Website (My Website).
[ЖЖ] - фрагменты:Лента друзей. Лента communities. Syndicated Feeds. Друзья Друзей. Мой LJ Inbox. Дни рождения лжеюзеров.
 
Разное:Axis History Forum. Poemas del río Wang. Peter's Paris. milkyelephant. the creatures in my head by andrew bell. Edward Gorey House (events and exhibitions). The Simon and Garfunkel Lyrics Archive. Eltonography :). Bernie Taupin's Discography.