?

Log in

No account? Create an account

[icon] Владка Мид "По обе стороны стены" - this song's got no title (just words and a tune)
View:Recent Entries.
View:Archive.
View:Friends.
View:Profile.
View:Website (My Website).
[ЖЖ] - фрагменты:Лента друзей. Лента communities. Syndicated Feeds. Друзья Друзей. Мой LJ Inbox. Дни рождения лжеюзеров.
 
Разное:Axis History Forum. Poemas del río Wang. Peter's Paris. milkyelephant. the creatures in my head by andrew bell. Edward Gorey House (events and exhibitions). The Simon and Garfunkel Lyrics Archive. Eltonography :). Bernie Taupin's Discography.

Tags:, , , , , , ,
Current Music:and i thank the Lord for the people i have found
Security:
Subject:Владка Мид "По обе стороны стены"
Time:01:29 pm
продолжение.
предыдущие посты: http://toh_kee_tay.livejournal.com/tag/vladka%20meed

Польские друзья.



Необходимо подчеркнуть, что не все поляки, с которыми мы имели дело, были вероломными шантажистами или расчетливыми торгашами. Да, большинство неевреев действительно требовали денег за любую услугу. Но были и люди с добрым сердцем, сочувствовавшие нашим бедам. Некоторые рисковали жизнью, спасая евреев. Без помощи этой горстки друзей-поляков еврейскому подполью на «арийской стороне» мало что удалось бы. В решающие моменты и в самое опасное время они помогали нам выполнять наши задания.

Ванда Вноровска была одним из первых неевреев, с которыми я познакомилась, покинув гетто. Сорокалетняя вдова польского офицера, она принадлежала к так называемому «высшему» обществу. Она владела ателье, в котором я нашла работу почти сразу же после того, как перебралась на «арийскую сторону». Мне не только были гарантированы работа и теплое жилье в зимние холода, но и очень важный фасад для подпольной работы.

Когда мне пришлось бросить работу швеей, чтобы посвятить всё моё время подполью, Ванда с радостью взяла вместо меня моих подруг, которым только что удалось бежать из гетто. Она тепло приняла их и всем платила относительно хорошее жалование. Ванда подружилась с новыми работницами, интересовалась их трудностями, и помогала не только советами, но и через свои связи с другими поляками. Постепенно она стала нашим доверенным другом.

Вскоре ее дом на Вспольна 39 стал тайным местом встреч евреев, особенно евреев из Пётркува, выдававших себя за поляков. Великодушная и добрая женщина широко распахнула своё сердце и двери своего дома для всех отчаявшихся евреев, просивших ее помощи и совета. Любой вопрос, будь то жильё, документы или что-то другое – Ванда обычно знала, к кому обратиться, чтобы его решить. Она отводила меня в сторону – поговорить о «ее» несчастных евреях, настаивая на том, чтобы как-нибудь выделить дополнительную помощь «ее» людям.

Я передавала ей значительные суммы из подпольных фондов, а она в свою очередь распределяла деньги согласно нашим указаниям. Для себя она никогда ничего не просила и обиделась, когда я предложила ей денег, чтобы облегчить ее собственные стесненные обстоятельства.

«Ваше положение хуже моего, » - сказала она с достоинством отвергнув мое предложение.


Еще одной отзывчивой польской женщиной, с огромным риском помогавшей евреям, прятавшимся от нацистов, была Юлиана Лариш, до войны работавшая на семью Цильбербергов в Праге (*** в предместье Прага ***). Когда началось «Переселение», добрая Юлиана, в ответ на просьбы ее друзей-евреев принялась осторожно переправлять их из гетто. С ее помощью бежали двадцать один человек. Кого-то она прятала у себя дома на Брестской 7; восемь жили у подруги на Тагрова 38. Трехлетнюю Изю Блохович отправили в дружественную польскую семью в Радзымин, а одна женщина с арийской внешностью поселена еще куда-то.

Юлиана была зажиточным поставщиком мяса, и большая часть дохода шла на еду, одежду и книги евреям на нелегальном положении. Эта великолепная женщина постоянно была занята делами евреев, бегая из одного укрытия в другое, стараясь облегчить как только можно тяготы жизни несчастных. Она помогала им соблюдать еврейские праздники и даже печь к Песаху мацу.

Чтобы отвлечь внимание соседей от огромных корзин с едой, которые она носила спрятанным ею евреям, Юлиана приглашала перекусить к себе домой своих польских и немецких клиентов. Через тонкие стенки перегородок евреи слушали их разговоры и частые антисемитские замечания.

Несколько месяцев всё шло как по маслу. Но одним прекрасным утром в дверь Юлианы постучались немецкие полицейские. Евреи вовремя спрятались и полиция не нашла ничего подозрительного. Юлиана спокойно ответила на все вопросы, но полицейские настаивали на своем; они потребовали, чтобы она отвела их к подруге на улице Тагрова. Под каким-то предлогом Юлиане удалось улизнуть на минуту и позвонить подруге. И так, когда немцы явились на Тагрова, дома никого не было. Позже Юлиана узнала, что ее собственные работники проследили за ней, когда она ходила в тайники, и донесли на нее в Гестапо. И всё равно, Юлиана продолжала своё дело милосердия до самого конца войны, пряча еврейских беженцев у себя, пока не находила им лучшие укрытия.

Я обходила укрытия Юлианы, снабжая евреев фальшивыми документами. Из этой гуппы евреев (*** из двадцати одного человека, которым Юлиана помогла бежать из гетто ***) выжили семнадцать: трое Блоховичей, трое Цифферманов, четверо Цильбербергов, четверо Миджирецких и трое Гольдштейнов.


Еще одним другом был Перо, мужчина средних лет, служащий гостинцы на Маршалковской. Он стал нашим союзником через еврейку по имени Мала Пётрковская и ее тринадцатилетнюю дочь Бронку. Вынужденая среди бела дня покинуть своё укытие, госпожа Пётрковская, дама с еврейской внешностью, бродила в поисках где-бы переночевать. И вскоре банда хулиганов опознала в несчастной женщине еврейку. Они пытались вырвать у нее сумочку, преследовали ее и кричали «Жидовка! Жидовка!». Госпожа Пётрковская вбежала прямиков в объятия польского полицейского, который и сдал ее с дочерью немецким властям. У Малы были фальшивые арийские документы на нее и на Бронку, и она решила продолжать обман, хотя особенно не надеялась на успех. На допросе о своем происхождении и знании христианских молитв, дочь ответила правильно, а мать замешкалась. Обеих оставили на ночь в тюрьме. Сказали, что если не найдется поляка, который поручился бы, что знал их еще до войны, и что они действительно добрые христиане, то их казнят.

Перо был единственным из их польских знакомых, который мог бы дать за них такие показания. Был вечер. У Перо дома не было телефона, так что им оставалось лишь молиться, что его еще можно застать в гостинице, где он работал. Но станет ли он рисковать ради них жизнью и давать ложные показания? Так или иначе, но он был их единственной надеждой.

Перо явился наутро в Гестапо, поклялся, что знал Пётрковских задолго до войны, и что они и впрямь добрые христиане. Когда немцы предупредили его, что за ложные показание ему грозит смерть, он заверил их, что никогда в жизни не стал бы так рисковать, и повторил еще раз, что Пётрковские добрые христиане. Убедившись, наконец, в своей ошибке, немцы отпустили Малу с дочерью и извинились перед ними за причиненные неудобства. И если кто-нибудь еще станет приставать к фрау Пётрковская, ей надо лишь сообщить об этом в Гестапо, и ее тут же отпустят!

Хотя его дом был под наблюдением, Перо разрешил Пётрковским остаться у него. Позже мы уговорили его приютить еще несколько евреев. Все, кто нашел убежище у Перо, выжили. Сам же он погиб, сражаясь во время Варшавского восстания в 1944-м году.


Другой самоотверженной подпольщицей была Хелена Цыборовская с Крохмальной 36. Эта маленькая смуглая женщина, у которой на руках были свои дети, забывала о собственном хозяйстве, заботясь о евреях. Несмотря на то, что в ее доме прошел обыск, когда информаторы донесли на нее властям, она всё равно иногда прятала у себя евреев, которым было некуда идти, или уговаривала своих друзей поляков дать приют евреям, зачастую преодолевая сопротивление обманом и лестью. Всякий раз она радостно торопилась на наши секретные встречи, чтобы рассказать о своей последней удаче.

Она жила в нищете, но все деньги, которые мы давали ей за услуги, она немедленно тратила на подопечных евреев или на поиски им квартир. Она продала свои украшения и все деньги отдала нуждавшимся евреям. Множество евреев обязаны жизнью этой маленькой деятельной женщине, чья доброта и сострадание были чисты и бескорыстны.

К сожалению таких как она было мало. Будь среди поляков больше таких людей, с серцем и совестью как у нее, спаслось бы намного больше евреев.



(***
Я не нашла фотографий ни Ванды, ни Юлианы, ни Перо. Вот единственная фотография Хелены Цыборовской:



***)

продолжение следует.
comments: Leave a comment Previous Entry Share Next Entry

[icon] Владка Мид "По обе стороны стены" - this song's got no title (just words and a tune)
View:Recent Entries.
View:Archive.
View:Friends.
View:Profile.
View:Website (My Website).
[ЖЖ] - фрагменты:Лента друзей. Лента communities. Syndicated Feeds. Друзья Друзей. Мой LJ Inbox. Дни рождения лжеюзеров.
 
Разное:Axis History Forum. Poemas del río Wang. Peter's Paris. milkyelephant. the creatures in my head by andrew bell. Edward Gorey House (events and exhibitions). The Simon and Garfunkel Lyrics Archive. Eltonography :). Bernie Taupin's Discography.