?

Log in

No account? Create an account

[icon] Рингельблюм. Польско-еврейские отношения во время Второй Мировой Войны. - this song's got no title (just words and a tune)
View:Recent Entries.
View:Archive.
View:Friends.
View:Profile.
View:Website (My Website).
[ЖЖ] - фрагменты:Лента друзей. Лента communities. Syndicated Feeds. Друзья Друзей. Мой LJ Inbox. Дни рождения лжеюзеров.
 
Разное:Axis History Forum. Poemas del río Wang. Peter's Paris. milkyelephant. the creatures in my head by andrew bell. Edward Gorey House (events and exhibitions). The Simon and Garfunkel Lyrics Archive. Eltonography :). Bernie Taupin's Discography.

Tags:, , , , , ,
Current Music:Elton John - Lady What's Tomorrow
Security:
Subject:Рингельблюм. Польско-еврейские отношения во время Второй Мировой Войны.
Time:01:06 pm
тэг всех постов с переводом этой работы: http://toh-kee-tay.livejournal.com/tag/polish-jewish-relations-wwii

3. Сентябрь 1939 года



Возврат к реальности – Еврейский вопрос исчезает с лица земли – Еврейские солдаты в сентябрьскую кампанию – Польско-еврейская социальная взаимопомощь – Еврейский гражданский комитет – Лига Воздушной и Химической Защиты (L.O.P.P. (1) - Liga Obrony Powietrznej i Przeciwgazowej )


Еще за несколько месяцев до начала войны ее ничто не предвещало в еврейском секторе. Антисемитизм процветал как ни в чем не бывало, даже там, где казалось бы, не должно было быть упора на национальные различия – в армии. Среди кадровых офицеров отношение к евреям было таким же, как и среди остального образованного сословия. Еврей не мог получить офицерского звания, будь он хоть семи пядей во лбу. Еврей не мог подняться выше младшего лейтенанта. Евреев не принимали в профессиональную армию. Евреи не могли участвовать в снабжении армии. То же самое и с военизированным обучением. Антисемитизм, привитый молодежи в университетах, перешел и на армию. (1)

Незадолго до войны, однако, польское общество образумилось и осознало, что антисемитизм – это орудие в руках Гитлера. Стало спокойнее, антисемитская пресса, видимо следуя указаниям, сменила тон и прекратила нападки на евреев. Еврейский вопрос, занимавший до того главное место в жизни страны – в форме рыночных прилавков, ритуальных забоев скота и квот – и затмивший все действительно насущные проблемы, вдруг исчез с политической сцены. Но было поздно. Гниль и разобщение зашли слишком далеко, чтобы в последний момент попытаться изменить курс будущей войны. Антисемитизм исчез как по волшебству, даже самые ярые антисемиты сообразили, что сейчас у поляков и евреев общий враг, и что евреи надежные союзники в борьбе против него. Везде ощущался спад напряжения: на улицах, в трамваях, в конторах царил дух взаимопомощи и согласия. Еврей, ощущавший себя еще недавно гражданином второго а то и третьего сорта, парией для битья, пинков и оскорблений на каждом шагу; еврей, смещенный со всех постов и т.д. – вновь ощутил себя полноправным гражданином, к которому отчизна обращается за помощью. Картина для иллюстрации. Сентябрь 1939: Двадцать солдат из познанского повята под командованием молоденького младшего лейтенанта входит во двор дома номер 7 по улице Огродова. В этом доме живут одни евреи, но в считанные минуты возникает атмосфера согласия между евреями и людьми из Познани, знаменитой своим антисемитизмом. Жители гостеприимно принимают солдат, угощают их абсолютно всем, что у них есть. Солдаты часами рассказывают о том, что пережили на фронте, жители – о бомбардировках столицы, и т.д. и т.п. Короче, реализуется видение Исайи, и ягненок ложится рядом с волком. Похожие рассказы передают из Лодзи и других городов. Чувством согласия и взаимопомощи в защите страны охвачены все классы и сословия Польши.

Активное участие общества во всех делах защиты страны было главной особенностью сентября 1939-го. Возродилась гражданская сознательность, задавленная во всё время правления фашистского режима Санации. Взаимодействие армии и населения было повсеместным. Основой организации населения стала превосходная Лига Воздушной и Химической Защиты (L.O.P.P.) , состоявшая из самых лучших и энергичных жителей в каждом многоквартирном доме. Варшавские многоквартирные дома, жители которых до войны славились своим индивидуализмом и не были друг с другом даже знакомы, изменились до неузнаваемости. В сентябре благодаря L.O.P.P. варшавские многоквартирные дома стали основными ячейками общественной жизни. Они занимались всеми жалобами жильцов, т.е. заботились об их безопасности, о защите от пожаров, спасали раненых во время обстрелов, раздавали еду голодным и выделяли жилье бездомным; они даже участвовали в защите города и выявляли предателей и шпионов. В еврейском квартале появились домкомы – филиалы комитетов L.O.P.P. – и они сыграли значительную роль в организации еврейской общественной жизни во время войны. Кроме того, домовые комитеты помогали бездомным и беженцам, тысячами прибывавшим в Варшаву из Лодзи и других мест, которых коснулась война. Во многих «смешанных» домах установились добрые отношения между поляками и евреями. Царила атмосфера взаимопонимания и сотрудничества на благо армии и ради помощи жертвам войны, независимо от веры или национальности.

Во дни осады Варшавы молодежь различных многоквартирных домов, среди них значительное количество евреев, совершали чудеса героизма. Я видел, как молодые евреи дома номер 18 по улице Лешно без устали тушили бесконечно возникавшие пожары на чердаке пятиэтажного дома. Не было воды. Огонь засыпали песком и заливали водой, набранной в ванных квартир. Ребята работали наперегонки с немецкими летчиками, сбрасывавшими на дом зажигательные бомбы с высоты нескольких десятков метров в день знаменитого налета на Варшаву, в понедельник 25-го сентября. (3) Летчики расстреливали тушивших пожары жителей из пулеметов. Со своего чердака, где я вместе со всеми участвовал в тушении пожаров, я мог различить силуэты летчиков. Молодые поляки и евреи совершали чудеса храбрости, борясь с огнем, обезвреживая зажигательные бомбы – иногда десятками – и локализуя пожары и предотвращая их распространение на соседние здания. Помню, с каким упорством польские и еврейские ребята из домов 18, 20 и 22 по улице Лешно несколько дней боролись с пожаром, охватившим дом номер 24 по улице Лешно, чтобы огонь не перекинулся на соседние дома. Общая опасность, совместный труд под градом снарядов, под шквалом осколков, среди раскатов от взрывов бомб, объединили жителей каждого дома на борьбу с общим врагом, сблизили два народа и перекинули мост через разделявшую их пропасть, созданную [в том числе и] усилиями врага. (4)

В важнейшем секторе – обороноспособности страны – евреи теперь предоставили максимальную помощь. В ночь с 6-го на 7-е сентября 1939 года – в ночь эвакуации правительства из Варшавы(5) – еврейское население массово рыло траншеи в варшавском районе Воля. Вместе с остальными жителями евреи строили баррикады из опрокинутых трамваев, автомобилей, ящиков, сломанной мебели и т.д. Молодые евреи массово записывались в полк обороны Варшавы(6), сформированный по призыву мэра города (*** президента Варшавы, так называется эта должность ***) майора Стажинского(7). В еврейских домах женские комитеты организовали «пункты отдыха», где солдаты, усталые и голодные после боя, могли найти горячую еду, чай, сигареты, чистое белье и т.д. Уже через несколько дней в больницах не хватало всего: бинтов, лекарств, коек и т.д. По приказу мэра Стажинского начался сбор всего необходимого больницам, в котором активно участвовали евреи. Появились перевязочные пункты для помощи раненым солдатам, которым не хватало места в госпиталях и лазаретах. Врачи и медсестры исполняли свой долг перед родиной. (8)

Варшавские евреи были охвачены энтузиазмом, живо напомнившим 1861-й год (9), время польско-еврейского братства, когда большое количество еврейской молодежи участвовало в патриотических демонстрациях религиозного толка, когда проводились общие патриотические богослужения в церквях и синагогах, а еврейки – даже из хасидских семей – следуя примеру полячек, носили траур по погибшим. Мы помним пригласительные открытки на такие общие богослужения в 1861-63 годах, с нарисованным на них польским шляхтичем в контуше, целующим бородатого еврея в кафтане. Сентябрь 1939 года, с его отрядами евреев, марширующих с лопатами через плечо, с его массовым наплывом еврейской молодежи во Дворец Мостовских, где записывали добровльцев в полк обороны Защитники Варшавы, напомнил год 1831, когда варшавские евреи записывались в Национальную Гвардию. (10)

Во время осады столицы евреи замечательно принимали расквартированных в их домах солдат. Их повсюду приглашали к себе и осыпали гостеприимством. Солдаты отвечали всем, чем могли, делились солдатским хлебом, бывшим тогда в Варшаве роскошью. Когда армия готовилась оставить Варшаву, то открыли военные склады и населению раздавали еду. К евреям было абсолютно равное отношение. Солдатам раздали гражданскую одежду, чтобы их не схватили немцы. Эвакуация армии из столицы в соответстви с условиями капитуляции стала трагедией для еврейского населения. С уходящими частями прощались в слезах.

Еще слишком рано обсуждать роль еврейских солдат в сентябрьских боях. Для этого недостаточно собрано материала, но уже можно сформировать мнение на основе рассказов участников сентябрьской кампании. Из этих рассказов, большей частью дополняющих друг друга, без сомнения следует, что еврейские солдаты на полях сражений проявили стойкость и решимость. Они отличались храбростью и выносливостью. Кроме просто гражданского долга и преданности своей стране отношение еврейского солдата определяла еще и ненависть к Гитлеру. Еврейская молодежь, до войны бывшая в юношеских сопртивных и политических организациях, получившая там боевые навыки (11), или отслужившая в армии, стремилась отплатить нацистам за все несчастья, обрушившиеся по воле тех на европейское еврейство. Евреи боялись установления немецкого порядка в стране и были готовы на всё, чтобы предотвратить это. Так что неудивительна выдающаяся роль еврейского солдата в сентябрьской кампании.

В армии было принято учтивое отношение к евреям, но были случаи возвращения антисемитизма. После войны необходимо будет обнародовать некоторые события того периода, эпизоды, потребующие внимания правосудия после освобождения страны. Саботаж и антисемитизм – родные братья – способствовали совершению преступлений даже в секторе обороноспособности. Саботажники-антисемиты ставили препоны приему евреев в армию. Было мобилизовано лишь ограниченное количество врачей-евреев, так что остальным пришлось вступать в армию добровольцами. По непостижимым причинам в Варшаве было призвано лишь небольшое количество сержантского состава, только специалисты (эта информация от официального лица из регионального военкомата в Варшаве). В середине сентября было созданно что-то вроде новой Яблонны. (12) Солдат-евреев изымали из общих частей и формировали исключительно еврейские рабочие батальоны.

В сентябре 1939 года появился Столичный Комитет Социальной Взаимопомощи (S.K.S.S.)(13) для помощи жертвам войны. Правительство выделило для него большую сумму денег. Комитет распределял продовольствие среди беженцев, приезжавших со всех концов страны, и выделял жилье оставшимся без крыши после бомбежек и беженцам из других городов. В первые дни войны еврейские организации социальной помощи («CENTOS» - общество соцобеспечения еврейских детей, центральный комитет спасения, и другие) во главе с америкаским Джойтном (American Joint Distribution Committee, “Joint”) уже создали филиал S.K.S.S. с функциями аналогичными функциям центрального комитета. Он назывался «Координационный Комитет» (*** Koordynacja, Координация ***). Присоединение еврейских обществ помощи к S.K.S.S. было характерно для новой эры польско-еврейского сближения. До войны правительство изо всех сил старалось исключить евреев из совместных организаций путем введения так называемого «арийского параграфа». Теперь же официальные лица дали своё согласие на включение еврейских организиций помощи в структуру общего Комитета. «Координация» (К.К.), занимавшаяся районами, в которых большинство жителей были евреи, заботилась обо всех беженцах независимо от национальности. В начале пункты помощи беженцам были смешанными, поляки и евреи вместе, но вскоре К.К. была вынуждена их разделить, так как беженцы из Познани, известные своим антисемитизмом, не желали жить под одной крышей с евреями. Деятельность «Координации» продолжалась весь сентябрь, пока в город не вошли немцы. Одним из первых приказов оккупационных властей был запрет еврейской «Координации» оказывать помощь арийцам. Сотрудники «Координации» носили голубые кресты как и большинство работников этого учреждения [S.K.S.S.]. Следует подчеркнуть, что начальство S.K.S.S. очень лояльно относилось к еврейскому отделу. На нужды еврейских благотворительных организаций была переведена сумма в 50,000 злотых. Продовольствие распределяли поровну всем бездомным и беженцам, будь то евреи или христиане. Сотрудники «Координации» самоотверженно исполняли свои обязанности, стоя в очереди в здание Почтово-сберегательного Банка, которое непрерывно бомбили немцы. Несколько человек в этой очереди погибли. «Координация» усиленно занималась поисками жилья. Это было невероятно сложно, практически сизифов труд. Беженцев и бездомных приходилось перевозить с места на место каждый день из-за непрекращавшихся обстрелов и бомбежек. И хотя бомбы и осколки не делают различия между евреем и христианином, и тысячи евреев и поляков покоятся вечным сном вместе на общих ипровизированных кладбищах – на зеленых газонах, на полощадях, в садах, во дворах и т.д. – яд антисемитизма начал проникать снова, даже в гуманитарную помощь.

Варшавские евреи из образованного сословия, особенно столичные учителя, явились на работу в S.K.S.S. в ответ на призыв властей. Многих из них направили в различные благотворительные отделы, очень неохотно принимавшие евреев. Те, кого всё таки принимали, подвергались таким нападкам, что им приходилось увольняться.

Еврейский Гражданский Комитет (14) был создан, как только началась война. Одним из его членов был инженер Адам Черняков, позже председатель Варшавского [Еврейского] Комитета (*** и председатель юденрата Варшавского гетто, ни того ни другого, ни самого Чернякова уже нет на момент написания этих строк ***). Гражданский комитет состоял только из торговцев и мастеровых, ни одного представителя рабочих или рабочей интеллигенции. Деятельность этого комитета ограничивалась разного рода политическими декларациями в адрес майора Стажинского. Гражданский комитет был оторван от общественной жизни и не был особо популярен. Он держался подальше от весьма обширной гуманитарной работы, которая велась другими, и распался, как только вошли немцы. Его «кончина» прошла незамеченной.

Еще до падения Варшавы вновь начала поднимать свою голову гидра антисемитизма. В домах, где жили одни поляки, было обычным делом не пускать евреев в бомбоубежища даже во время бомбежек. Я видел такое своими глазами в сентябре 1939-го в одном из домов на улице Длуга, где я служил в гражданском отряде противовоздушной обороны. Командир нашего убежища из принципа отказался впустить прохожих евреев. В доме номе 13 по улице Лешно, через дорогу от дома номер 18, где я жил во время бомбежки, было убежище, принадлежавшее фирме стройматериалов «Paged». Когда в крыло нашего дома попала бомба, и мы попросили спрятаться в их бомбоубежище, нам отказали из антисемитских соображений, при том, что в нашем доме вообще не было бомбоубежища. Так же прогоняли людей, стучавшихся в укрытия многих домов, в которых большинство жителей были поляки.

Потом возникли конфликты между поляками и евреями, стоявшими в бесконечных очередях в булочные или в немногие еще открытые продовольственные магазины, где продавалось лишь небольшое количество продуктов. Антисемитизм проявлялся и в длинных очередях у Вислы, где жителям города раздавали воду. По требованию антисемитского хулиганья евреев и поляков разделили на две очереди. На каждые пятьседят поляков к воде допускались только пять евреев. Евреев, возвращавшихся домой с водой, валили с ног и избивали, а их воду выливали. В результате, простояв в очереди весь день, еврей возвращался домой в синяках и без воды. В городе начался голод. Большинство булочных было закрыто, а в оставшиеся стояли многочасовые очереди. Никого не отпугивало то, что немцы безжалостно бомбили город, в котором почти отсутствовала противовоздушная оборона, и целились в длинные очереди перед булочными. Каждая упавшая бомба оставляла после себя кровавые лужи на тротуаре, но через какое-то время очередь выстраивалась заново. Смерть под бомбами была предпочтительнее медленной смерти от голода. (15)

(***
Еще свежа в памяти глава из Владки Мид о Варшавском восстании 1944 года – уже и евреев-то почти не осталось, уже и Рингельблюм погиб, а картина та же: тот же беззаветный марш энтузиастов на общее дело – в бой и на баррикады, тот же вечный неизлечимый антисемитизм и закрытые двери бомбоубежищ:
http://toh-kee-tay.livejournal.com/666359.html
http://toh-kee-tay.livejournal.com/666629.html
***)

Примечания

(1) L.O.P.P. – аббревиатура Лиги Воздушной и Химической Защиты (Liga Obrony Powietrznej i Przeciwgazowej) – гражданская общественная организация в довоенной Польше (*** у них, на минуточку, значок с голубой свастикой ***).

(2) С первых дней польской независимости высшие военые эшелоны противились принятию евреев в офицерский корпус и в некоторые элитные войска. Еврейский Национальный Совет и его представители в Сейме боролись против такого отрицания гражданских прав евреев. Перед Второй Мировой войной польская армия ввела принцип национальных меньшинств по отношению к евреям, белорусам и украинцам. Квоты на евреев были введены в военно-воздушных войсках, во флоте, в танковых войсках, в технических и сигнальных войсках (строительство, наведение мостов, саперные работы, минирование и т.п.) Очень немного евреев служило в кавалерии и артиллерии. Другими словами, интеллектуалов (*** евреев :) ***) не допускали к оружию, для владения которым требовался интеллект.

Согласно Уставу Польской Армии, каждый выпускник средней школы обязан был пройти службу в армии и стать офицером резерва. Но для выпускников-евреев были другие правила. Все, у кого в графе «национальность» стояло «еврей» считались в большинстве случаев «непризывными» и их не брали в армию, таким образом правительство старалось ограничить количество евреев-офицеров.

Евреи большей частью служили санитарами, и, если у них было медицинское образование, то врачами. Евреи врачи служили офицерами резерва, но никогда – офицерами регулярной армии.

(3) После длившегося всю ночь артобстрела последовала яростная бомбежка, продолжавшаяся с семи утра и до темна. Около сотни самолетов бомбили Варшаву волнами, сбрасывая фугасные и зажигательные бомбы на центр города. Летчики расстреливали жителей из пулеметов. Возникло одновременно около двухсот пожаров, некоторые разрастались на целые улицы. Жизнь в городе была совершенно парализована.

(4) Во время осады гражданское население проявило большое самопожертвование. Устраивали общественные кухни для тысяч и десятков тысяч беженцев, без различия веры. Во дворах в еврейском квартале раздавали еду огромному количеству людей, жителям целых домов в том числе и христианам. В пунктах приема беженцев и бездомных в еврейском квартале было множество христиан. «В смешанных домах началось сближение евреев и христиан, и с тех пор отношение были дружескими. Жители дома стали одной большой семьей, и даже появилась идея организовать совместные кухни, но она не воплотилась в жизнь.»

В его дневниках, начинающихся с сентября 1939 года, короткими фразами, которыми он тогда записывал, Рингельблюм еще раз подчеркивает хорошие отношения между евреями и поляками и видит «фундаментальные перемены в психологии. Евреи и христиане, живущие вместе. Евреи, заботящиеся о польских солдатах.» В то же время, он не забывает сделать заметки «тут и там антисемитские проявления», «арийский параграф в убежищах, например, в доме 16 по улице Длуга», «драки в очередях», служивших целями немецких бомбардировок.

(5) На рассвете 7-го сентября 1939 года польское радио сообщило, что правительство покидает столицу. В ту же ночь представитель высшего командования польской армии полковник Умястовский сообщил, что всем мужчинам призывного возраста следует пробираться в Восточную Польшу, где будет организована новая линия обороны. Сразу же начался массовый пеший исход. Эвакуация основных министерств шла уже три дня.

(6) 12-го сентября 1939 года мэр Варшавы Стефан Стажинский (*** "президент Варшавы" называется эта должность ***) призвал добровольцев вступить в формирующийся батальон обороны столицы. Меньше чем за час явились тысячи мужчин. Восемьсот человек были приняты в армию, а из остальных сформировали рабочие батальоны для строительства оборонительных укреплений. Кроме того была создана добровльческая рабочая бригада защитников Варшавы из шести тысяч добровольцев, в основном рабочих. Солдаты этой бригады строили укрепления, а некоторые участвовали в боях первой линии обороны. В обоих формированиях евреи составляли от тридцати до сорока процентов.

(7) Исполняющий обязанности мэр города Варшавы с 1934 года. Он остался на своём посту после того, как бежали правительство и министерства. Он был главным инициатором и душой обороны города. 8-го сентября Стажинский был назначен на должность гражданского уполномоченного по защите Варшавы, передав временно обязанности градоначальника своему заместителю. После сдачи города он вернулся на пост мэра. 27 октября 1939 года был арестован Гестапо и не вернулся. Он погиб в Дахау 17 сентября 1943-го. (*** в сентябре 1943 Рингельблюм начал эту работу ***)

(8) Евреи – и гражданские и военные – немедленно явились по первому же призыву рыть противотанковые рвы еще до осады Варшавы. Немцы начали обстрел города с еврейского квартала. История спасения жителей первых попавших под удар домов стала славной страницей в истории еврейских бойцов. В первых записях совего дневника военного времени Рингельблюм превозносил мужество еврейских ребят, тушивших пожары на крышах зданий. Подобные же героические усилия по тушению зажигательных бомб [*** непрерывно несколько суток подряд ***] имели место в доме номер 16 по Мурановской улице.

(9) В феврале 1861 года в Варшаве начались частые демонстрации против Российского правления, сопровождавшиеся кровавыми столкновениями с царской армией. 27 февраля погибли 5 демонстрантов. 8-го апреля войска открыли огонь по беззащитной толпе демонстрантов, убив около сотни человек. Эти демонстрации породили политическое движение, вылившееся в восстание 22-го января 1863 года (так называемое Январское восстание). Бои продолжались до середины 1864 года, когда русские утопили восстание в крови. Множество евреев приняло участие как в демонстрациях 1861 года так и в Январском восстании. Было множество случаев братания евреев и поляков. Еврейские синагоги, как и католические церкви, стали местом политических митингов, на которых звучали декларации об общей братской борьбе обеих религий за независимость Польши. С еврейской стороны важную роль в этом движении сыграл рабби Бер Майзелс. Среди погибших демонстрантов были как поляки так и евреи. Сотни евреев пали в боях в 1863-м и 1864-м годах и по крайней мере десяток евреев были казнены русскими после подавления восстания.

(10) В ноябре 1830 года произошло польское восстание против русской оккупации, продолжавшееся около десяти месяцев. Для защиты Варшавы была создана гражданская милиция по примеру Французской революции. Она состояла из Национальной Гвардии, Муниципальной Гвардии и Вооруженной Охраны. В рамках этих формирований были организованы еврейские отряды. Всего 1268 евреев служили в Муниципальной Гвардии, 409 в Национальной Гвардии и несколько сот в Вооруженной Охране.

(11) Перед войной у всех сионистско-социалистических молодежных организаций, а также у Бунда и коммунистов, были хорошо организованные вооруженные отряды – защищать жизни евреев и поддерживать моральный дух. Члены таких отрядов были обучены самооброне при погромах и от нападений хулиганов в стране развитого антисемитизма, которой стала Польша в 1937-1939-м годах (*** извините за вольный перевод ***). Они противостояли фашистским бандам и антисемитским молодчикам.

Следует обратить внимание, что польские рабочие считали такие отряды Бунда неплохой поддержкой в их борьбе с фашизмом, не скрывавшем своих намерений уничтожить свободное рабочее движение в Польше.

В последние годы непосредтсвенно перед войной движение "Movement for Labor Palestine" (*** как это называется по-русски? ***) проводили систематические курсы «физической подготовки», бывшие на деле ни чем иным, как интенсивными курсами самообороны. К примеру на одном из таких курсов 60 человек из юношеской организации Гехалуц (*** пионеры, по-русски ***) прошли интенсивный курс инструкторов по самообороне. В отчете всемирному конгрессу Поалей Цион – сионистов социал-демократов – в августе 1939-го об этом говориться следующее: В зимние месяцы 1938-39 года в разных местах Польши было проведено пять курсов для юных пионеров партии «Freiheit» (*** «Свобода» ***) общим числом 170 человек. В июне и июле 1939 года проведен шестинедельный курс в Зелёнке возле Варшавы, в котором участвовали 45 пионеров. Эти курсы проводили специальные инструктора из Палестины. Нам изевестно об отрядах самообороны в Варшаве, заново реорганизованных и укрепленных в 1937 году членами партии Поалей Цион, Гехалуц и профсоюзов. Без сомнения тоже самое было сделано членами партии Левые Поалей Цион, Ха-шомер ха-цаир, другими юношескими организациями и Бундом.

В 1937-м был проведен курс в польском учебном центре членов Национальной Военной организации (Etzel) (*** речь идет об Irgun Tsvai Leumi она же просто Иргун или Эцель ***)) . Этот курс дал Эцель первых профессионально обученных военному делу командиров. Молодежное движение «Бейтар» научилось теории и практике военного дела при содействии Польской Армии. Курсы обращения с оружием проходили практически в каждой ячейке. Впервые в истории польского еврейства проводились открытые парады еврейской молодежи с оружием наперевес. Под руководством Йермияху Гальперина Бейтар организовал и поддерживал школы самообороны в разных частях Польши.

(12) В 1920 году, на пике русско-японской войны, в заключении в лагере Яблонна находились тысячи евреев, в том числе и добровльцев в армию. Их не принимали в армию и освободили только после конца войны.

(13) В начале сентября 1939 года польское правительство учредило Столичный Комитет Социальной Взаимопомощи (S.K.S.S.). Комитет насчитывал девять членов, его председателем был историк Артур Сливиньский. Евреи, которые не были представлены в этом комитете, организовали «Координационный Комитет», К.К. (*** он же «Координация» ***). Это произошло на встрече представителей всех еврейских организаций города, созванной варшавским Джойнтом, немедленно после начала войны.

(14) В первый день войны, 1-го сентября 1939 года, представители всех еврейских партий, общественных и экономических организаций встретились в здании еврейской общины и порешили организовать «Варшавский еврейский общественный комитет по вопросам защиты страны». Декларация на этот счет была обнародована 3-го сентября и подписана «Предварительный исполнительный комитет: адвокат Аполинарий Хартглас, консул Максимилиан Фрейд, инженер Моше Кернер, др. Саломея Левит, Леон Левит, председатель Мауриций Майзель, член Сейма адвокат Шимон Сейдман, проф. Моше Шорр, сенатор Рафаэль Шерешевский, др. Хенрык Шоскис, член Сейма Яаков Трокенхайм, редактор С. Волкович, др. Абрам Вайс, сенатор Здислав Змигрыдер-Конопка».
Поскольку многие из членов комитета бежали из Варшавы во время массового исхода, общественные деятели встретились снова уже в дни осады виз-а-ви с польскими властями для учреждения свежего еврейского представительства под новым названием «Еврейский Гражданский Комитет Варшавы». Членами нового комитета были Абрам Гефнер, Хартглас, Адам Черняков, М.Лихтенбаум, Кернер, Вайс. Комитет был официально разрешен мэром Стажинским 15-го сентября. (*** всеми ненавидимый Марек Лихтенбаум был последним председателем юденрата Варшавского гетто после того, как покончил с собой Адам Черняков. Это цитату из Лихтенбаума я поставила эпиграфом к главе из Владки о последних приготовлениях к восстанию: http://toh-kee-tay.livejournal.com/603914.html ***)


(15) За три недели осады Варшавы в сентябре 1939 года население города понесло большие потери во время немецких бомбежек и артобстрелов. Около 10,000 погибших и 50,000 раненых только среди гражданского населения.






перевод из книги Emmanuel Ringelblum "Polish-Jewish Relations During the Second World War" edited by ‎Joseph Kermish, ‎Shmuel Krakowski, ISBN 0810109638, 9780810109636

вот ко всем ссылкам еще одна:
Варшава, сентябрь 1939 года. Война: http://toh-kee-tay.livejournal.com/599594.html
comments: Leave a comment Previous Entry Share Next Entry


allin777
Link:(Link)
Time:2014-09-01 03:22 pm (UTC)
"...Среди кадровых офицеров отношение к евреям было таким же, как и среди остального образованного сословия. Еврей не мог получить офицерского звания, будь он хоть семи пядей во лбу.."

Странная фраза. В польской армии было полно офицеров-евреев. Это легко проверяется по катынским спискам.
(Reply) (Thread)


toh_kee_tay
Link:(Link)
Time:2014-09-01 05:37 pm (UTC)
он в этой же работе утверждает, что все они были медики, подавляющее большинство евреев офицерского звания.
(Reply) (Parent) (Thread)


allin777
Link:(Link)
Time:2014-09-01 06:21 pm (UTC)
Да, конечно евреев было много среди врачей. Но я в свое время много занимался темой Катыни и списками убитых военнопленных- немцы, проводившие эксгумации всегда отделяли докторов от обычных. К примеру:

3091. Sliozberg, Juliusz, Dr. med., Ltn. Visitenkarte, 2 Blanko-Rezepte, Postkarten, Fotos, 2 Rgts.-Abzeichen

2513. Weinbach, S. Dr. med., Uniformierter. Visitenkarten

2585. Lewinson, Józef, Ltn., Arzt, geb. 20. 1. 1903.
Pers.-Ausweis, Res.-Offiz.-Ausweis, Entlassungskarte, Impfschein.

3197. Rosenzweig, Aleksander, Obltn., wohnh.: Lodz, ul. Piotrowska 130. Mobilmachungskarte, Visitenkarten, Fotos, Medaillon, Mitgliedskarte d, Reserveoffz.


3211. Nelken, Samuel, Ltn.
Res.-Offiz.-Ausweis, Postkarten, 1 Brief

3695. Simon, Józef, Cesar, Ltn., geb. 23.7. 1899, wohnh.: Warschau. Mob.-Karte, Res.-Offz.-Ausweis, Waffenschein, Impfschein, Briefumschlag.

3602. Sztern, Manuel, Arzt, Ltn. Res.-Offz.-Ausweis, Mitgliedskarte der Aerzte, 1 Bescheinigung, 2 Blanko- Rezepte.





(Reply) (Parent) (Thread)


toh_kee_tay
Link:(Link)
Time:2014-09-02 01:23 pm (UTC)
могу лишь пожалеть, что с Рингельблюмом живьем уже не подискутируешь
(Reply) (Parent) (Thread)

[icon] Рингельблюм. Польско-еврейские отношения во время Второй Мировой Войны. - this song's got no title (just words and a tune)
View:Recent Entries.
View:Archive.
View:Friends.
View:Profile.
View:Website (My Website).
[ЖЖ] - фрагменты:Лента друзей. Лента communities. Syndicated Feeds. Друзья Друзей. Мой LJ Inbox. Дни рождения лжеюзеров.
 
Разное:Axis History Forum. Poemas del río Wang. Peter's Paris. milkyelephant. the creatures in my head by andrew bell. Edward Gorey House (events and exhibitions). The Simon and Garfunkel Lyrics Archive. Eltonography :). Bernie Taupin's Discography.