?

Log in

No account? Create an account

[icon] Рингельблюм. Польско-еврейские отношения во время Второй Мировой Войны - this song's got no title (just words and a tune)
View:Recent Entries.
View:Archive.
View:Friends.
View:Profile.
View:Website (My Website).
[ЖЖ] - фрагменты:Лента друзей. Лента communities. Syndicated Feeds. Друзья Друзей. Мой LJ Inbox. Дни рождения лжеюзеров.
 
Разное:Axis History Forum. Poemas del río Wang. Peter's Paris. milkyelephant. the creatures in my head by andrew bell. Edward Gorey House (events and exhibitions). The Simon and Garfunkel Lyrics Archive. Eltonography :). Bernie Taupin's Discography.

Tags:, , , , , , ,
Current Music:Elton John - Sails
Security:
Subject:Рингельблюм. Польско-еврейские отношения во время Второй Мировой Войны
Time:03:38 pm
тэг всех постов с переводом этой работы: http://toh-kee-tay.livejournal.com/tag/polish-jewish-relations-wwii

(***
некоторые главы придется разбивать на части, они слишком большие
+ не успеваю вычитывать. Если кто-то это осилит и найдет ляпы, пишите в комменты, я исправлю.
***)

4. После вторжения Германии (part 1)



Национал-социалистическое соцобеспечение – Облавы для принудительного труда – Уличная торговля – Антисемитские отбросы общества контролируют улицы – Грабеж жилых домов и лавок – Немецкие видео и фотосъемки – Налеты на железных дорогах – Погром в феврале 1940-го – Условия содержания еврейских заключенных в немецких лагерях и отношение поляков


После вторжения Германии атисемитизм возродился в полную силу. Он проявился в гуманитарной помощи, которую вела N.S.V. ( National-Sozialistische Volkswohlfahrt - Национал-социалистическая народная благотворительность (1)) . На площадях огромные грузовики N.S.V. раздавали голодному населению Варшавы бесплатный хлеб и суп. Первые несколько дней паёк давали и евреям. Но как оказалось, только ради кино, которое нацисты снимали в свежезахваченной столице. Я видел на Мурановской, как немецкие солдаты избивали евреев, которым только что перед объективом кинокамеры дали бесплатный хлеб и суп, и как разгоняли только что выстроенную немцами же для кино очередь. Антисемитская толпа выбирала какого-нибудь голодного еврея в очереди перед грузовиками N.S.V. и указывала немцам на Jude - словечко, быстро усвоенное шпаной.

Вскоре начались облавы для набора в различные формирования, куда требовались квалифицированные рабочие. Так как евреи пока не носили специальных отличительных знаков, немецким ищейкам было трудно распознать евреев среди неевреев. Антисемитская мразь пришла им в этом на помощь. Так польские антисемиты стали повязаны с немецкими нацистами. Объединили их, как обычно, евреи. Первые выходки польских антисемитов стали тяжелым потрясением для евреев. Они-то воображали себе, что когда враг – это новое воплощение низости и предательства тевтонских рыцарей, безжалостности и вероломства пруссаков, дикости вандалов, безнравственности готтентотов, жестокости монголов, варварства татар и зверства гуннов – захватит столицу, столь героически оборонявшуюся, его встретит всеобщее молчаливое презрение народа. Конечно же, никто не обвиняет поляков в том, что они не заняли подобающую позицию в отношении к врагу. Следует отдать уважение поляком за то, что несмотря на страшный террор, не нашлось ни одной выдающейся личности, готовой играть роль польского Гаха. (2) Поэтому еще тревожнее от того, что такую позицию занял не весь народ. Уже в октябре набралось значительно антисемитского элемента в помощь немецкой войне против евреев. У коллаборационизма было множество проявлений, и он охватывал большие или меньшие территории в зависимости от внешних обстоятельств. Антисемитские настроения усилились по возвращении тысяч поляков с территорий, оккупированных сперва Советами, а затем немцами, и рассказов о зверствах НКВД (в которой, по рассказам, служили одни евреи, конечно же); таких зверств как Катынь (3), несмотря на множество еврейских имен в списке жертв. Огромная антиеврейская пропаганда, связанная с этим, а также разрыв дипломатических связей между польским правительством в изгнании и Советами и т.д., способствовали усилению антисемитизма. Первая улыбка и одобрительный кивок от польского антисемита немцу, были в ответ на тумак, отвешенный вторым еврею, схваченному для принудительных работ при содействии первого.

Начался массовый грабеж еврейских домов и заведений. (4) Вооруженные немецкие бандиты обчистили все квартиры одну за другой. Тут потребовалась помощь местных проводников. Эту достойную роль взяла на себя антисемитская толпа, служившая информаторами и указывавшая на дома и заведения богатых евреев. Немцы наняли в информаторы привратников и вахтеров многоквартирных домов. Среди них были и отбросы еврейского общества. От участия в грабеже еврейских домов, складов и заведений до формального сотрудничества с Гестапо и немецкой полицией оставался один шаг. Позже эти же лица вступили в разного рода Lagerschutz (5), в обязанности которых входило охранять еврейские трудовые лагеря. Они издевались над заключенными и истязали их безнаказанно, безжалостно калеча и убивая тех, у кого не было денег от них откупиться.

С того момента как польские антисемиты помогли немцам отогнать голодных евреев от цистерны с супом, «улица» стала связной ниточкой между польскими антисемитами и нацистами. «Улица» постоянно поставляла им добычу. Из этих профессиональных информаторов в будущем сформируются банды schmalzowniks (6) и шантажистов, которые будут терроризировать евреев на «арийской стороне» и которые, наряду с польской полицией (7) и ее агентами, станут самыми верными союзниками немцев в их охоте на евреев. (*** о «szmelcownicy» у Владки Мид: http://toh-kee-tay.livejournal.com/584036.html ***) Их глумливый смех, их непристойные шутки и ухмылки, и даже песенки, ими сочиненные – «Hitler kochany, Hitler zloty nauczyl Zydow roboty» [«Милый Гитлер, золотой Гитлер жидов работать научил»] – будут сопровождать бригады евреев по дороге на рабочие участки (8). (*** «внешние» бригады евреев использовали на работах за пределами гетто, к таким бригадам присоеднялись подпольщики, чтобы незаметно покидать гетто и возвращаться обратно. Но проверка на воротах была зверской: http://toh-kee-tay.livejournal.com/580801.html (как вышла из гетто Владка) ***) Улица с этого времени превратилась в царство антисемитской толпы, правящей с согласия немцев.

Осенью 1939 года на улицах Варшавы велась очень оживленная торговля (9). Тысячи людей, потерявших имущество во время бомбежек, вышли на улицы, чтобы продать оставшееся. Большинство магазинов к тому моменту закрылось, боясь немцев, которые, под педлогом, что покупают товар, брали его за бесценок. Настало время, когда всё, что угодно, можно было купить на улице почти задаром. Антисемитская шпана считала своей обязанностью указывать немцам на уличных торговцев-евреев. Вместе с этими грабителями немцы забирали всё даром или за пару грошей. Я часто видел, как еврейки – торговали только женщины, мужчины боялись выходить на улицы – вопили от отчаяния, когда у них отбирали всё и не оставляли им возможности заработка. Так евреев изгнали с улиц города. Вся уличная торговля практически целиком перешла в руки поляков.

Эти головорезы не ограничились уличными торговцами, но также указали немцам на склады и магазины. Сотрудничество немецких солдат, гестапо и фольксдойче с одной стороны, и польских антисемитов с другой стороны принесло богатые плоды в форме разоренных еврейских магазинов, мастерских и складов, разграбленных и обчищенных догола в течение каких-то месяцев. В результате немцы отобрали состояния, заработанные трудом и потом многих поколений. Иногда владельцы складов и магазинов в отчаянии даром раздавали свой товар прохожим. Магазины постоянно грабили: достаточно было немцу с подружкой из района красных фонарей зайти в дверь, как за ними вламывалась толпа и сметала с прилавков всё, что могла унести. Во многих случаях немецкий жандарм становился защитником от нападения местных антисемитов!

Немцы сообразили, какой отличный пропагандистский материал может выйти из этой их роли защитников против агрессии поляков. Получился необыкновенно эффективный психологический пропагандистский трюк. Евреи – утверждают немцы – вредный, деструктивный, бесполезный элемент. Польское население их ненавидит, о чем свидетельствуют частые нападения поляков на евреев. Немцы служат инструментом восстановления закона и порядка. Они защищают евреев и приставляют их к полезной работе. Фотографии немцев в роли защитников евреев от поляков – когда подлинные, когда специально инсценированные – предъявляются как доказательство того, что немцы несут культуру (*** что немцы – Kulturträger ***) «Дикому Востоку». Далее, фотографии немцев, спасающих евреев от поляков, тиражируются во всех возможных вариациях. Так была достигнута очень важная пропагандиская победа. До внешнего мира доходили известия о зверствах немцев в оккупированных городах Польши, о массовых убийствах гражданского населения и особенно евреев, о сожженных городах и т.п. Тиражируя фотографии немцев защитников евреев, можно предъявить свидетельства немецкого человеколюбия. Иллюстрации, рисующие позитивную роль немцев на востоке, пользовались, вероятно, большим спросом в Heimatland (*** на родине ***), потому что такие сцены фотографировали безостановочно. Приходится признать очевидно невысокий уровень (*** интеллекта? ***) в самой Heimatland, т.к. они даже фотографировали немцев... избиваемых евреями...

Эти фото и киносъемки проходили не только в столице, но и в провинции (10). В первые месяцы войны был снят фильм на улице Любартовска в Люблине. Кусок этого фильма показывает, как евреи избивают немцев. Немец лежит на земле, а еврей его мучает. Вот что рассказывают об этом фильме: В один прекрасный день немцы собрали на площади всё еврейское население Люблина и велели им ждать. Так они весь день стояли с непокрытыми головами, и было им очень невесело и страшно. Затем их расставили в разных позах и велели им петь. Больше всего операторам фильма понравилась народная песенка на простой знакомый мотивчик, начинавшаяся словами Lomir zich iberbeit’n (Давайте, помиримся). Толпа пела ее со всё возраставшим жаром, доходившим до экстаза. Свидетели передают, что на люблинских евреев нашло что-то невероятное, настроение, объяснимое тем, что вместо слов Lomir zich iberbeit’n они пели Mir weln zay iberleb’n (Мы их переживем). Песня люблинских евреев, конечно же, не сбылась!

(*** Вот эта песенка, Давайте помиримся:


http://www.youtube.com/watch?v=5EwvfTO-jJU

***)



Примечания

(1) Среди условий капитуляции города после его героической обороны нацисты подписали «соглашение» с представителями Варшавы. Согласно этому соглашению нацисты обещали раздавать сто шестьдесят тысяч суповых пайков в день голодающим, и, так, немецкие грузовики ездили по улицам города и раздавали не обещанные сто шестьдесят тысяч, а где-то от сорока до пятидесяти тысяч. Немцы не обеднели на этом. На другой день они заявились в муниципалитет и потребовали с городского совета «аванс» за свою благотворительную помощь – миллион золотом. И муниципалитет был обязан заплатить.
Согласно соглашению, суп должны были разпределять всем жителям без различия национальности, но вопреки этому обещанию нацисты с самого начала выталкивали евреев из очередей. 15-го октября 1939 года мэр Стажинский и Яновский – ответственный по делам N.S.V – подписали уведомление, официально исключившее евреев из числа получателей какой-либо помощи.

(2) Эмиль Гаха (1872-1945) – чешский политик пронемецкой ориентации. Он стал президентом Чехословакии после мюнхенской конференции в сентябре 1938 года. 15 марта 1939 года не спросив ни правительство ни парламент он подписал декларацию в Берлине, передававшую Гитлеру власть над Чехией и уничтожившую независимость чехословакии. Со входом немецкой армии в Чехию Гаха стал марионеточным президентом нак называемого Протектората Богемии и Моравии. После поражения нацистской Германии арестован, умер в тюрьме.

В Польше подобную роль попытался взять на себя известный германофил Гизберт Владислав Студницкий, член госсовета Польши в годы первой мировой войны. В ноябре 1939-го Студницкий вручил Герингу меморандум, в котором просил о создании под руководством Германии вассального польского государства и использовании польской армии наряду с немецкой в случае войны с Советским Союзом. Третий Рейх отверг предложение Студницкого. Его книга под называнием «Правление Советской России в Восточной Польше 1939-1941», крайне антисемитская по духу, вышла в Варшаве в 1943 году.

(3) Катынь: место недалеко от Смоленска в Советском Союзе. В середине апреля 1943 года немцы официально объявили, что обнаружили неподалеку в лесу массовые захоронения, в которых были похоронены несколько тысяч офицеров польской армии, в 1939-м году попавшие в плен к русским. Советы так и не взяли на себя ответственность за это массовое убийство (*** работа с этими с комментариями издана в 1974 году ***). Нацисты начали широкомасштабную антисемитскую пропаганду среди поляков, утверждая, что в преступлении в Катыни виноваты евреи. Их ничуть не смущал тот факт, что среди более чем четырех тысяч установленных имен убитых многие десятки имен были еврейскими. Вот, что пишет польский писатель Юзеф Мацкевич, член комиссии по расследованию, организованной на месте преступления немцами:
«Я сделал еще одно открытие в Катыни, которое, хотя и косвенно, указывает на настоящего преступника. Десятки еврейских имен в опубликованных немцами списках убитых. Просматривая эти списки, я не удержался и заметил стоявшему рядом немецкому офицеру: “Хм... довольно много евреев-то?” “Да. Действительно... Ну так что же? Стоит ли акцентировать на этом внимание?” Я и не акцентировал, я только констатировал факт. Каждый, кто знаком с их слепой, неистовой антисемитской пропагандой, может представить себе, как неохотно они согласились опубликовать десятки еврейских имен в списках жертв Катыни.»

(4) На следующий день после того, как немцы вошли в город, эсэсовцы принялись хватать на улицах евреев для принудительного труда, особенно бородатых стариков, носивших сюртуки. За немцами бежали банды беспризорников и прочего сброда и кричали «Жид, жид», указывая на прохожих-евреев. Отношение толпы осталось прежним. Многие сопровождали немцев, указывали на дома евреев и момогали их грабить. Еще иногда они вместе с немцами избивали евреев на улицах.
В первые дни после взятия города солдаты и офицеры под ручку с молоденькими полячками ходили по еврейским магазинам и забирали товар, не платя. На третий день мародерства вышел приказ военного командования, запрещавший солдатам заходит в магазины без разрешения. Евреи немного успокоились, но приказ оказался пустой бумажкой, грабеж продолжался с тем же размахом. Грабили так же квартиры и дома, и днем и ночью. О том, чтобы пожаловаться, не было и речи: жалобщикам отвечали либо грубостью, либо человек вообще пропадал с концами. Когда солдаты пришли грабить ювелира Стефана Люксембурга, он принялся кричать: грабят! грабят! Солдаты ушли, но затем пришли другие, обыскали квартиру и нашли немецкие пули – которые сами же ему подложили – и Люксембурка расстреляли.

Кто бы ни обратился в полицию, его самого расследовали и всегда находили за ним вину. Так что евреи предпочитали не обращаться в полицию. Предприятия на улице Францисканской (центр кожаной торговли Варшавы) были разграблены в течение нескольких недель. Грузовики подъезжали день за днем и наполнялись товаром с утра до вечера. Немцы заставляли самих владельцев выносить и грузить вещи. Также грузчикво им поставлял юденрат.

День ото дня издевательства над прохожими учащались и становились всё серьезнее, как и практика вламываться по ночам в квартиры. Официальная конфискация мебели и другой движимости шла полным ходом. Неофициальный грабеж был безнаказанным.

12-го декабря представители Devisenschutzkommando (нацистской организации, занимавшейся иностранной валютой и «еврейским золотом») велели председателю Юденрата Чернякову передать им список адресов богатых евреев, чтобы конфисковать их мебель, люстры и постельное белье.

В общем, с первой минуты собственность евреев считалась добычей победителя. Согласно приказу от 18-го декабря 1939 года евреи были обязаны зарегистрировать свою собственность, они не имели права ни пользоваться своей недвижимостью, ни продавать ее. Все их банковские счета были заморожены. Как правило, евреям запрещалось иметь более 2000 злотых наличными. Все остальные деньги они должны были положить на замороженные счета.

(5) Приказом варшавского районного губернатора от 27-го февраля 1941 года был начат набор добровольцев среди поляков, украинцев и белорусов для службы во вспомогательном нацистском формировании, называвшемся Lagerschutz (лагерная охрана). Эти войска охраняли трудовые лагеря для евреев и часто обращались с заключенными чрезвычайно жестоко. Польское подполье распространяло листовки, призывавшие поляков не вступать в Lagerschutz.

(6) Schmalzowniks: Самой страшной опасностью, угрожавшей евреям в подполье и тем, кто их укрывал, были шантажисты и информаторы. По Варшаве и ее окрестностям шныряли целые банды охотившихся на евреев шантажистов. Эти банды включали польских полицейских, польских агентов Гестапо и Kripo (*** Kriminalpolizei - немецкое УгРо, они же Пятое Управление РСХА ***), контрабандистов, спекулянтов, уголовников и членов польских антисемитских движений, занимавшихся этим не за деньги, а по призванию. Эти шантажисты и информаторы (которых в народе звали Schmalzowniks) погубили тысячи евреев, которым удалось вырваться из когтей гитлеровских убийц. Многие жертвы шантажистов возвращались в гетто, чтобы встретить там свою смерть. В отчете «Гибель Варшавского гетто» чета Берман рассказывала в октябре 1942-го, через несколько недель после побега на «арийскую сторону», о том, что в тот самый день, когда они бежали из гетто, их три раза за один день успели шантажировать Schmalzowniks.

(*** о «szmelcownicy» у Владки Мид: http://toh-kee-tay.livejournal.com/584036.html ***)

(7) Захватив Варшаву, немцы немедленно приступили к созданию Польской Полиции (известной под именем «синяя полиция» из-за цвета фомы), члены которой станут известны евреям как подельники и агенты Гестапо во всех его преступлениях, и польскому подполью – как немецкие шпионы и подручные. Сперва полиция была не так плоха, и в нее с восстановлением прав вступили многие бывшие полицейские поляки. Однако со временем всех честных полицейских уволили и заменили на фольксдойче, преступников и слабохарактерных людей, отравленных антисемитской доктриной.
Польские полицейские сыграли постыдную роль в войне, начатой немецкими властями против сотен женщин и детей, пробиравшихся на «арийскую сторону» просить милостыню или кусок хлеба. «Они останавливают тележки и вымогают деньги. Они приходят в пекарни, где хранится больше муки, чем положено квотой. Они приходят в магазины и вымогают огромные деньги. Правила противовоздушной защиты дают им возможность вымогать деньги с евреев. Даже польские подпольные издания печатают списки полицейских, безжалостно избивавших женщин и детей, нищенствовавших за пределами гетто. Они обращаются с евреями грубо и часто много хуже немцев.» Дошло до того, что в июне 42-го польские полицейские в гетто задерживали евреев вообще ни за что и требовали с них выкуп.» (Цитата из Рингельблюма)

И наконец следует отметить службу, которую сослужили польские полицейские (в форме и в штатском) оккупантам тем, что постоянно шантажировали евреев, бежавших на «арийскую сторону», а потом выдвавали их немцам.

В своем дневнике польский учитель по фамилии Жеминский с горечью пишет о роли, которую сыграли польские полицейские (он называет их «зверями») в убийстве евреев, прятавшихся от депортации в лагеря уничтожения. (S. Zeminski, "Kartki dziennika nauczyciela w Lukowie z okresu okupacji hitlerowskiej," in: BŻIH, 27 (1958), 105–12)

В том же духе пишет доктор Клюковский об уничтожении евреев Щебжешина в дневнике за 21-е октября 1942 года: «Множество людей активно участвовали в охоте на евреев. Они указывали, где прятались евреи. Мальчики даже выслеживали маленьких еврейских детей, которых польские полицейские расстреливали на месте у всех на глазах.»
Zygmunt Klukowski "Diary from the Years of Occupation 1939-44"

(8) Рабочие внешних бригад работали за пределами гетто. Они выходили и возвращались отрядами под охраной. Работа была трудной и опасной, однако давала возможность принести контрабандой еду и установить связь в внешним миром. Внешние бригады насчитывали около 6000 человек. Количество площадок, где работали внешние бригады достигало сорока восьми в мае 1942-го, пятидесяти четырех в середине июня, и семидесяти пяти в середине июля 1942 года. Евреи строили установки для СС и вермахта и работали в железнодорожных мастерских.

(9) Варшавским евреям разрешалось свободно торговать только на улицах квартала Прага, а в других кварталах только на отдельных улицах. Еврейская доля в уличной торговле была относительно небольшой из-за риска грабежа, и кроме того, евреям вообще было опаснее ходить по улицам, чем остальным. Уличная торговля была постоянной чертой еврейского квартала. Изможденные дети и молоденькие девушки продавали еду (в основном хлеб) и сигареты со спичками. Кроме этого велась торговля запрещенным товаром. У продавца на руках были только образцы, спрятанные под одежной. Например, левый ботинок от пары, один носок, кусок кожи, образцы ниток, ткани, кусок простыни. Только после заключения сделки продавец приносил покупателю товар.

Жители гетто продавали также продукты и заменители, изготовленные дома: мыло, свечи, бумагу, писчие принадлежности, лекарства и еду.

(10) Немецкая пропаганда воспользовалась киносьемкой для оправдания своей политики изоляции и репрессий в отношении евреев. В Лодзи, к примеру, они сняли фильм о выселении евреев в гетто, и представили эту операцию мирной и гуманной.

С другой стороны в Варшавском гетто они хотели снять пропагандистское кино, составленное в основном из постановочных сцен в различных местах в гетто – на улицах, в ресторанах, в увеселительных заведениях (танцевальную вечеринку) – и даже хотели включить в него описание церемонии обрезания, ритуального омовения, свадьбы, похорон и т.д. с целью показать еврейскую дегенеративность. В мае 1942 года снимались сцены жизни евреев в роскоши: как богатые евреи жрут и не обращают внимания на своих голодающих собратьев. Черняков поднимал вопрос об этом фильме перед немецкими властями и спрашивал, отчего они не снимают, например, в школах, больницах и т.д.

(***
про съемки немцами кино в Варшавском гетто и трейлер фильма Яэль Херонски с кадрами, оставшимися от этой съемки: http://toh-kee-tay.livejournal.com/462362.html

о фильме Яэль Херонски и плюс еще отрывок из дневника Адама Чернякова в один из дней сьемок: http://toh-kee-tay.livejournal.com/434854.html
***)



продолжение следует



comments: Leave a comment Previous Entry Share Next Entry


vadim_wert
Link:(Link)
Time:2014-01-20 07:40 am (UTC)
ужас
(Reply) (Thread)


melnikau_maxim
Link:(Link)
Time:2014-04-28 07:19 am (UTC)
вы слушаете The Klezmatics?
(Reply) (Thread)

[icon] Рингельблюм. Польско-еврейские отношения во время Второй Мировой Войны - this song's got no title (just words and a tune)
View:Recent Entries.
View:Archive.
View:Friends.
View:Profile.
View:Website (My Website).
[ЖЖ] - фрагменты:Лента друзей. Лента communities. Syndicated Feeds. Друзья Друзей. Мой LJ Inbox. Дни рождения лжеюзеров.
 
Разное:Axis History Forum. Poemas del río Wang. Peter's Paris. milkyelephant. the creatures in my head by andrew bell. Edward Gorey House (events and exhibitions). The Simon and Garfunkel Lyrics Archive. Eltonography :). Bernie Taupin's Discography.