?

Log in

No account? Create an account

[icon] Рингельблюм. Польско-еврейские отношения во время Второй Мировой Войны - this song's got no title (just words and a tune)
View:Recent Entries.
View:Archive.
View:Friends.
View:Profile.
View:Website (My Website).
[ЖЖ] - фрагменты:Лента друзей. Лента communities. Syndicated Feeds. Друзья Друзей. Мой LJ Inbox. Дни рождения лжеюзеров.
 
Разное:Axis History Forum. Poemas del río Wang. Peter's Paris. milkyelephant. the creatures in my head by andrew bell. Edward Gorey House (events and exhibitions). The Simon and Garfunkel Lyrics Archive. Eltonography :). Bernie Taupin's Discography.

Tags:, , , , , , , ,
Current Music:Elton John - Take Me to the Pilot
Security:
Subject:Рингельблюм. Польско-еврейские отношения во время Второй Мировой Войны
Time:02:51 pm

5. Польско-еврейские экономические вопросы (ч.3)


Основной ошибкой их рассуждений была предпосылка, что обмен товарами между Гетто и Арийской стороной будет происходить исключительно по официальным каналам, т.е. через Transferstelle. На деле оказалось, что соотношение официального и неофициального экспортов было пропорционально соотношению между официальной оценкой запасов продовольствия и его реальным количеством. Оказалось, что оживленная торговля между Гетто и Арийской стороной не прекратилась, экономические связи не прервались, какой бы высокой не была Стена. Кроме официальной работы на Германию Гетто продолжало производство и для польского рынка, используя как свои запасы сырья, так и сырье, переправленное в Гетто контрабандой. Сырьё добывали, нелегально, конечно, с предприятий в Томашув-Мазовецком, Честохова, Лодзи и т.д., из отведенной им нормы на сырьё. Еврейские промышленики и ремесленники демонстрировали беспрецедентную изобретательность, подбирая заменители дефицитным материалам. Всё, что евреи производили для польского рынка до войны, они точно так же продолжали производить и в Гетто. Текстильные фабрики гнали отличную ткань из шерсти, украденой с фабрик в Честохова, с фабрики «Воля» в Варшаве и из других городов. Талиты перекрашивали в шали или перешивали в свитера. Началось производство женских платков, кофт, пальто. Всё это делали из старой одежды, которая продавалась оптом на огромной площади на улице Генся (т.н. Генсёвка), ставшей местом массовой распродажи обнищавшими евреями своих вещей. Ежедневно агенты разных фирм тоннами скупали старое постельное бельё и вообще всякие старые тряпки. На этом рынке торговцы-поляки перепродали большую партию подержанной одежды (двадцать тонн), купленную в люблинском Werterfassung(7) после ликвидации гетто (*** во множественном числе ***) в районе Люблина. Все эти вещи были перекрашены в новые цвета и узоры в специально для этого созданной красильной мастерской на улице Низкой и на частных квартирах. Процветающая текстильная промышленность была создана бывшими предпринимателями из Лодзи. Гетто выпускало шерстяные носки и шерстяные с хлопком перчатки. Процветало также производство модных вещей из шерсти, хлопка и кожи. Старые картонные коробки и обложки старых бухгалтерских книг прессовали и делали из них чемоданы. Весьма развитой была индустрия щёток. Кроме настоящей щетины щетки делали из старых ковровыбивалок, гусиных перьев и прочих отбросов, тщательно собираемых в Гетто. На производстве щёток работало несколько тысяч человек. Матрасы из самых разных материалов делали и для армии и для Арийской стороны. Нелегальные сыромятни обрабатывали кожу, нелегально переправленную в Гетто. Дети десяти и даже шести лет массово выпускали игрушки на частных квартирах, на чердаках, в подвалах и т.д. Развилась алюминиевая промышенность – миски, ложки и проч. – используя в качестве сырья обломки самолетов, импортируемые в Гетто. Еще Гетто производило кухоные плиты, дверные петли и прочие штуки из металла. Массово выпускались домашние тапочки на деревянной подошве и с картонным верхом. Красивые трубки, мундштуки и другие модные аксессуары делали обычно из дерева. Химическая и фармацевтическая промышленности, переработка жира, фабрики мыла – всё это процветало. Расширялись древесная индустрия – лесопилки и производство мебели, и производство резины.

Даже после «акции» в июле 1942-го(8), когда депортировали триста пятьдесят тысяч евреев, и вся эта индустрия рухнула, всё равно Гетто продолжало производство, в меньших масштабах, для польского рынка. Нелегальное производство велось под прикрытием свежеорганизованных легальных мастерских, где работали остатки варшавских евреев. В этих мастерских из предварительно перекрашенной армейской формы пошили тысячи пар штанов для сельского населения. Из армейских штанов шили также ветровки. Этим занимались почти в каждой мастерской. Сырье в Гетто, как и готовую продукцию из него, переправляли контрабандой; в этом немало помогала Transferstelle, созданная когда-то для официального обмена товарами с Арийской стороной. Мастерские были спрятаны в подвалах, в потайных комнатах и в специально построенных укрытиях (9). Днем невозможно было заподозрить, что ночью там работала мастерская. Владельцам таких мастерских приходилось подкупать разнообразное множество кровопийц, присосавшихся к организму экономики Гетто. Филиал Гестапо в еврейском квартале, называвшийся «отделом по борьбе с ростовщичеством и спекуляцией» (так называемая «Тринадцатка») (10) и еще по-немецки «Preisüberwachungsstelle» (11), а также агенты полиции в польском полицейском участке на территории Гетто – принадлежали к числу этих кровопийц. До войны в полицейском участке №4 было четверо агентов полиции, во время войны – двенадцать. Все торговые и промышленые предприятия этого района – как легальные так и нелегальные – обязаны были давать им взятки. В новые времена беспредела даже совершенно законные мастерские и фабрики подвергались обыскам этих агентов, которые запросто стряпали выдуманные обвинения. Под предлогом поисков оружия (*** ! ***) они искали везде и забирали всё. Каждая фабрика на территории полицейского участка №4 ежемесячно платила минимум 1000 злотых, а некотрые заведения платили 20 а то и 50 тысяч. Агенты ходили из квартиры в квартиру в поисках спрятанных вещей. Даже если вещи были законно приобретены, их всё равно конфисковывали, заявляя, что они украдены, и т.д. Когда вышел закон о мехах, они везде искали меха (12). Скупка меха на улице Валовой платила им тысячу злотых в день. Агенты полиции были как саранча, как казнь египетская. Но взятки оправдывали себя. Труд в Гетто был очень дешевым, нелегальные фабрики не платили налогов, и поэтому производство было выгодным.


Примечания

(7) Werterfassung: немецкое учреждение, собиравшее в пользу Германии имущество убитых или депортированных в концлагеря евреев. В этих целях было установлено специальное машинное оборудование, и работниками были сами евреи. Такое типично немецкое изобретение – еврейскими руками вычищать покинутые еврейские дома.

Начальником Werterfassung был Франц Конрад, не раз воспользовавшийся своим пистолетом. И хотя он также обтяпывал свои собственные делишки, он всегда следил за тем, чтобы и Третий Рейх не ущемить. Поезда с мебелью и автомобилями и всяким сырьем уходили регулярно. Склады никогда не пустовали. Конрад организовал десятки сладов – склад для мебели, склад для перин, склад волосяных тюфяков, слад домашней утвари, склад хрусталя, фарфора и т.д. и т.п. даже склад книг и один склад музыкальных инструментов. Свои склады он предпочитал устраивать в храмах, к примеру в церкви на улице Новолипки и в Большой Варшавской синагоге на улице Тломацке, где он проводил регулярные распродажи второсортных пожиток для поляков.

Следует отметить, что евреи, работавшие в Werterfassung исполняли своё дело как можно хуже, всеми возможными способами обманывая немцев. Даже если только для того, чтобы подольше протянуть на своей работе. Кроме того, при всяком удобном случае они устраивали акции саботажа.

(8) Речь идет о массовой депортации евреев в лагерь уничтожения Треблинка, проходившей с 22 июля по 13 сентября 1942 года. В эти дни немцы убили почти четверть миллиона обитателей Варшавского Гетто.

(9) Следует отметить, что нелегальное производство работало в Гетто на экспорт. Несмотря на огромные препятствия евреи добывали сырьё как внутри так и за пределами Гетто. Готовую продукцию переправляли обратно польскому оптовику на Арийской стороне, после чего в гетто опять же контрабандой перепавляли вырученные деньги. Евреям-старьевщикам разрешалось выходить за пределы гетто, и они на полную катушку пользовались этим правом, утаивая от немцев часть собранного в пользу экономики Гетто. Официально они работали на немцев: собирали обноски, металлолом, битое стекло, пух и перину. Одновременно они собирали вещи, необходимые производителям внутри Гетто: макулатуру, кости, матрасы, водоросли (*** ?? ***), конский волос, корзинки, тростник, наручные часы, шестерёнки и т.д.

Столярная индустрия в Гетто была столь развитой, что в первой половине 1941 года доход от неё достиг пяти-семи миллионов злотых. И таким же успешным было производство щёток – примерно три миллиона злотых. В токарных мастерских производили флагштоки и жерди для палаток, доски, ручки от щёток и т.д.

Производство щёток было еще шире. Начиная со второй половины 41-го около двух тысяч семей зарабатывали себе этим на жизнь, что в свою очередь повысило занятость в производстве верёвок, в токарном деле и т.д. Пик всей этой активности пришелся на сентябрь-октябрь 1941 года, когда Гетто поставляло около двадцати пяти тысяч щёток.

Кроме этого Гетто экспортировало большое количество обитой мебели и изделий из металла. Евреи так же снабжали оптовиков на Арийской стороне металлом, кожей, игрушками, безделушками и бумажными куклами.

Зимой 1941 года Гетто шило перчатки из кожи кроликов, привезенной из под Кракова. Кожу обрабатывали в гетто и для этого создали тайную сыромятню.

Когда во второй половине 1941-го потребовались дополнительные больничные койки, за дело взялись еврейские слесари. Им пришлось за недостатком материалов использовать водопроводные и газовые трубы.

Все эти товары переправлялись на Арийскую сторону нелегально.

Кроме нелегального производства на экспорт Гетто производило и товары для внутреннего рынка. Нелегальные мельницы мололи муку из пшеницы и ячменя, делали искусственный мёд, варенье, сладости и тому подобное.

(***
Рингельблюм о тайных мельницах, но уже 1942 год: http://toh-kee-tay.livejournal.com/462362.html
***)

(10) Прозвище филиала Гестапо в Варшавском Гетто, которое основал в декабре 1940 года Абрам Ганцвайх по адресу улица Лешно дом 13 – отсюда и название. Этому учреждению принадлежало независимое подразделение полиции в 300 человек, они носили фуражки с зеленой полосой (*** и за это их называли еще «зеленой полицией» ***). Ганцвайх посылал немцам ежедневные отчеты о жизни в Гетто. Он со своими прихвастнями вымогал большие суммы денег у родственников арестованных, обещая их освобождение.

(***

По последнему пункту здесь: http://toh-kee-tay.livejournal.com/373676.html - Широкие масштабы приняли шантаж и «подтасованные» аресты. Вот как это делается: Около восьми (*** утра или вечера? ***) хватают какого-нибудь еврея и сажают его в тюрьму на улице Даниловичовска. Через два-три часа как бы случайно появляется другой еврей и говорит, что он пришел по поводу несчастного арестованного и хочет помочь. И действительно, через пару дней, уплатив назначенную сумму, арестованный выходит на свободу. У посредника-еврея на руках справка о том, что он является агентом гестапо. ---

Про Тринадцатку много-много. Но я только вот эту ссылку хочу привести:
«Канальи [подонки] всех сортов – объединяйтесь!» - под крылом «Тринадцатки»: http://toh-kee-tay.livejournal.com/397030.html - еще там добрый читатель оставил коммент с объяснением шутки про валюту твердую, мягкую и Ганцвайх. И пассаж о степени страха перед Ганцвайхом тож хорош.

И это в подтверждение слов Кермиша: Война с черным рынком и спекуляцией, которую якобы ведет «Тринадцатка», принимает формы рэкета, требования откупа с каждого магазина. Кроме того, члены «Тринадцатки» берут взятки а заодно и хлеб с продуктами на каждом шагу (http://toh-kee-tay.livejournal.com/387266.html)

***)

(11) официальное немецкое название Тринадцатки.

(12) 24 декабря 1941 года начальник полиции СС и СД генерал-губернаторства Карл Шёнгарт издал приказ о конфискации всех меховых изделий у еврейского населения. Меха собирались отправить на Восточный фронт. В тот же самый день глава Юденрата Черняков получил указание собрать все меховые изделия, мужские ли, женские, неважно, и до 28 декабря передать немцам. Черняков головой отвечал за выполнение этого мероприятия. Приказ касался не только польских евреев, но и иностранных, и исключение составляли лишь евреи граждане нейтральных государств, таких как Швеция и Швейцария. 25 декабря были оповещены домовые комитеты: всякого, у кого найдут любой клок меха после 28-го числа, будет застрелен на месте.
31-го декабря Ауэрсвальд продлил срок до 3-го января 1942 года. И к этому сроку было собрано: 713 мужских шуб, 2828 женских шуб, 4441 мужских меховых пальто, 4020 женских меховых пальто, 236 песцов, 265 голубых песцов, 1016 лисьих шкур, 5123 манжет, 44528 воротников, 7690 шкур и 2481 дубленок. Всего Юденратом было выдано 28403 квитанции.

5-го января 1942 года все собранные меха, упакованные в бумажные мешки, передали на Умшлагплац для сортировки. Перевозкой командовал комиссар Гетто (*** Ауэрсвальд ***) и гестапвоец Иезуитер (*** штурмбанфюрер СС Макс Иезуитер ***). Вооруженные мотоциклисты следовали за каждой машиной.

Тысячи людей остались без теплой одежды посреди зимы, и последствия для экономики Гетто были разрушительны, ущерб составил между тридцатью и пятьюдесятью миллионами злотых. В то же время следует отметить, что большое количество мехов было спрятано от немцев внутри гетто, значительная часть уничтожена евреями, не желавшими утеплять немецкую армию, другая часть переправлена на хранение на Арийскую сторону или продана полякам за бесценок. «Гетто было буквально окружено поляками, скупавшими меха за копейки и переправлявшими их на Арийскую сторону. Норки, каракуль, песец – меха, стоившие до войны многие тысячи злотых, теперь продавались меньше, чем за сотню. Поляки весело праздновали Рождество, получив в подарок еврейские меха.» (рабби Шимон Хубербанд, один из сотрудников Онег Шаббат, погибнет в конце «акции» июля 1942.)




продолжение следует.

перевод из книги Emmanuel Ringelblum "Polish-Jewish Relations During the Second World War" edited by ‎Joseph Kermish, ‎Shmuel Krakowski, ISBN 0810109638, 9780810109636

тэг всех постов с переводом этой работы: http://toh-kee-tay.livejournal.com/tag/polish-jewish-relations-wwii
comments: Leave a comment Previous Entry Share Next Entry

[icon] Рингельблюм. Польско-еврейские отношения во время Второй Мировой Войны - this song's got no title (just words and a tune)
View:Recent Entries.
View:Archive.
View:Friends.
View:Profile.
View:Website (My Website).
[ЖЖ] - фрагменты:Лента друзей. Лента communities. Syndicated Feeds. Друзья Друзей. Мой LJ Inbox. Дни рождения лжеюзеров.
 
Разное:Axis History Forum. Poemas del río Wang. Peter's Paris. milkyelephant. the creatures in my head by andrew bell. Edward Gorey House (events and exhibitions). The Simon and Garfunkel Lyrics Archive. Eltonography :). Bernie Taupin's Discography.