?

Log in

No account? Create an account

[icon] Рингельблюм. Польско-еврейские отношения во время Второй Мировой Войны - this song's got no title (just words and a tune)
View:Recent Entries.
View:Archive.
View:Friends.
View:Profile.
View:Website (My Website).
[ЖЖ] - фрагменты:Лента друзей. Лента communities. Syndicated Feeds. Друзья Друзей. Мой LJ Inbox. Дни рождения лжеюзеров.
 
Разное:Axis History Forum. Poemas del río Wang. Peter's Paris. milkyelephant. the creatures in my head by andrew bell. Edward Gorey House (events and exhibitions). The Simon and Garfunkel Lyrics Archive. Eltonography :). Bernie Taupin's Discography.

Tags:, , , , , , , , ,
Current Music:Elton John - Ticking
Security:
Subject:Рингельблюм. Польско-еврейские отношения во время Второй Мировой Войны
Time:12:14 pm
(*** Начиная переводить эту работу я обещала, что "перерывов длиной в целый год больше не будет".
Не смешно. Не давайте опрометчивых обещаний.
Поскольку не пропадать же лету - вот новая глава.
***)

6. После закрытия Гетто.



Телефон как последняя связь с миром. – «Рэкет» с электроснабжением в Гетто. – Индивидуальные и коллективные пропуска. – Кто переходит границу с Арийской стороной? – Евреи устраиваются на Арийской стороне через рабочие бригады. – Способы прохождения блок-постов, через стены, по подземным тоннелям и канализации, в машинах Гестапо и в автомобилях немецких кампаний под охраной Begleiters (*** немецкого эскорта ***)

С 15-го ноября 1940 года евреям больше не разрешалось покидать Гетто, но христиан еще несколько дней туда пускали, и улицы были заполнены поляками, пришедшими навсегда проститься со своими еврейскими друзьями и принести им еды. Изумленные жандармы смотрели, как арийцы и носители нарукавных повязок целовались на выходах из Гетто. С этого момента христиан пускали в Гетто только по пропускам, и единственной связью с Арийской стороной остался телефон. Немцы об этом прекрасно знали, знали они и о том, что по телефону обсуждаются экономические вопросы, поддерживаются социальные и другие контакты. (1) Контрабандисты, торговцы, промышленники, и т.д. все связываются по телефону. Для евреев, прятавшихся на Арийской стороне, телефон стал важнейшим способом связи с семьей, оставшейся в Гетто. И поэтому немцы неуклонно уменьшали количество телефонов в Гетто. И наступило время, когда исчезли все частные телефоны, остались только телефоны в конторах официальных организаций. Целые улицы и кварталы остались без телефонов, их не было даже в аптеках. Появились так называемые фальшивые телефоны, устанавливаемые специалистами инженерами. Они не были нигде зарегистрированы, но работали безотказно. По окончании рабочего дня народ звонил из офисов еврейской общины и других социальных учреждений, от 5 до 10 злотых за звонок. В это же время телефонный звонок на Арийской стороне стоил 40-50 грошей. (2) Боясь подслушивания, телефонные разговоры с Арийской стороной маскировали: использовались только польские имена и фамилии, что вызывало множество недоразумений. Невозможно было понять, о ком речь, когда вместо Шии просили позвать Станислава, и Вишнесвского вместо Киршенбаума. (3) Под видом непринужденной болтовни ни о чем обуждались важнейшие вещи: переправка ребенка на Арийскую сторону, время и место перехода границы Гетто, как переслать вещи и т.д. И обсудить это надо было так, чтобы подслушивающий ничего не заподозрил.

Кроме телефонов, связными служили городские служащие и представители госучреждений. У них это плохо получалось, и они принесли населению Гетто много бед. Сборщики платы за электричество пользовались своим официальным законным разрешением находиться в Гетто и ходили по домам требуя плату за прошлые годы. Тем же занимались и сборщики платы за газ, угрожая отключить газ за неоплату. Зимой 1941/1942 служащие городской электростанции придумали себе новый источник дохода соединяя и разъединяя линии электропередач. Хочешь постоянный ток – плати взятку электрикам, которые требовали по нескольку сотен, а иногда по нескольку тысяч злотых в неделю. Но и это не гарантировало квартал от перебоев с током, потому что когда один электрик соединял за деньги провода, его коллега разъединял их, чтобы тоже немного заработать. Точь во точь ситуация, описанная шутами 18-го века, говорившими, что когда член Сейма высказывался в пользу евреев, то это потому, что евреи его подкупили, а когда против евреев, то, значит, хочет, чтобы подкупили. В конце концов банды электриков поделили территорию Гетто между собой. Торговые и промышленные предприятия, зависевшие больше всего от электроснабжения, платили большие взятки. Этот рэкет закончился только после «переселения», потому что за электричество стали платить немцы, требовать взятки с которых электрики не осмелились.

Настоящим кошмаром Гетто были сборщики налогов. (4) Они вели безжалостный разбой среди еврейского населения, требуя налоги с предприятий, давно соженных, разбомбленных и разграбленных. Они требовали налоги за прошлые годы, прекрасно зная, что все бумаги потеряны во время бомбежек Варшавы. Если кто-то не мог уплатить налог на месте, у него вынесут все вещи из квартиры и обчистят его самого. Сбор налогов ни чем не отличался от обычного ограбления. Обыски проходили так: всех жильцов квартиры собирали в одной комнате, пока сборщики налогов без свидетелей забирали всё, что им понравится. Они являлись вооруженные и вели себя как немцы, лупя без разбора плетью. В случае сопротивления, они приезжали на немецких машинах и вывозили всё, что могли найти в квартире или на складе. Этим грабителям помогали кассиры в налоговых: они подстраивали так, что еврей не могу успеть уплатить налог в установленный ими срок. Конечно же, на следующий день являлись сборщики налогов и вывозили из квартиры всё. Случалось, что сборщик налогов являлся в Гетто по поддельному пропуску, купленному за несколько тысяч злотых, только ради того, чтобы беспрепятственно поразбойничать.

Приведу такой пример коррупции налогосборщиков. Несколько чиновниов 14-го налогового управления явились к господину Шонбергу, жившему по адресу улица Мурановская 14, и потребовали с него уплатить налог на недвижимость, принадлежавшую его тестю, Шерману. Жена Шонберга наотрез отказалась исполнить их требование, и тогда они бросили ее на пол и избили до крови. У семьи не было выбора, они отдали грабителям 7000 злотых и кое-какие ценности впридачу. Но это было недостаточно, грабители потребовали еще идругой откуп... от дочери господина Шонберга; ей было велено позже явиться к ним. Когда она не явилась, они вернулись и угрожали семье неминуемыми последствиями. (*** я больше нигде не нашла ни подтвержения этой истории, ни другой информации об этих Шонбергах (вообще Шонбергов в гетто быо много) ***)


Однако же среди гос. чиновников были редкие честные заслуживающие доверия люди, помогавшие поддерживать связь с Арийской стороной. Они не только передавали переписку, но даже принимали на себя такие опасные задания как распространение подпольных газет. (5)

Евреи переходили на Арийскую сторону по одиночке и группами. Индивидуальные пропуска могли получить чиновники юденрата, промышленники с «экономическими связями» на той стороне, и, разумеется, евреи агенты Гестапо. В начале пропуска выдавали тысячами. Чтобы ослабить связь между Гетто и Арийской сторой, немецкие власти постояно сокращали количество пропусков до минимума. Дошло до того, что торговцам и промышленникам приходилось покупать пропуска у еврейских агентов Гестапо за 10000-15000 злотых в месяц. Коллективные пропуска выдавали еврейским бригадам, работавшим на Арийской стороне.

До создания Гетто немногие евреи регистрировались арийцами и не носили наручную повязку. Некоторые предвидели жесткие анти-еврейские законы. Но уже тогда появились бессовестные индивиды, охотившиеся на евреев без повязок и на евреев, притворявшихся арийцами на бумаге. За неношение повязки наказание было до девяти месяцев тюрьмы, однако часто нарушитель отправлялся прямиком в Освенцим, а через несколько недель семью уведомляли о его смерти от инфаркта или превмании. Из-за этого многие евреи боялись регистрироваться арийцами.

После создания Гетто очень немногие евреи и выкресты перешли на Арийскую сторону. На тех выкрестов, у которых оба родителя евреи, распространялись все антиеврейские законы. Выкресты и ассимилированные евреи, которым совсем чужда была еврейская жизнь, вернулись на Арийскую сторону, а также те, у кого муж или жена были арийцами. До войны в Польше было относительно мало смешанных браков. Не будем сейчас анализировать причины этого явления и сравнивать с Западом – в Вене, например, половина всех браков с участием евреев были смешанными. Зато смешанные браки в Польше, заключенные евреями из образованных классов, отличались завидным постоянством, по контрасту с Германией, где большинство таких смешанных браков были расторгнуты. Ради того, чтобы оградить своих детей от законов о «полукровках» арийские матери поступались собственной честью, объявляя их незаконными детьми от арийских мужчин, с которыми они изменяли своим мужьям. Немецкие антиеврейские законы не могли расторгнуть польско-еврейские браки. Арийские семьи старались защитить своих еврейских родственников: добывали для них арийские документы, прятали их, переезжали в другой город, в другую область, заметая следы. Всякий еврей, у кого были польские родственники, мог на них расчитывать, даже если они были антисемиты. Поляки антисемиты забывали о расизме, когда дело касалось родственников или друзей. В таких случаях действовала старая максима: у каждого поляка, даже у самого большого антисемита, есть любимый еврей.

Сотни еврейских детей, в большинстве сироты или как их называли уличные мальчишки (*** и девчонки ***), искали пропитания на «той» стороне, пронося контрабандой еду или побираясь.

В день начала «акции переселения» 22-го июля 1942 года начались массовые побеги евреев на Арийскую сторону. (6) Было две основные группы перебежчиков: большая группа богачей, у которых было предостаточно иностранной валюты и ценностей, чтобы пережить войну, и маленькая группа рабочей интеллигенции, связанной с Арийской стороной многолетними узами дружбы и знакомствами. Некоторые типичные примеры евреев переходящих на Арийскую сторону: владелец многоквартирного дома – к своему привратнику, рядом с которым жил десятилетиями; директор какого-нибудь заведения – к своему сторожу или другому сотруднику, к котрому он был добр и которому всю жизнь помогал; владелец фабрики или мастер – к рабочему, о котором заботился всю жизнь; частный или государственный чиновник – к коллеге по работе – короче, люди, связанные многолетними узами дружбы, сейчас демонстрировали свои настоящие чувства. Большинство друзей-поляков отступились, из страха перед возможными последствиями, и отказали в убежище под тем или иным предологом. Предлоги были разными: плохой сосед, сосед-фольксдойче или гестаповец, жена или родственники против, слишком много бывает гостей в доме, и т.д. Единственной настоящей причиной был страх, страх перед немцами, страх перед наказанием за укрывательство евреев. Лишь немногие исключения – обычно небогатые люди – проявили мужество и бесстрашно спасали своих друзей-евреев.

Трудовые бригады играли решающую роль в устройстве евреев на Арийской стороне. В связи с недостатком рабочей силы различные военные организации (аэропот Окенче) , железные дороги (Ost-bahn), другие организации (СС, Гестапо, Transferstelle (*** перевалочный пункт, станция, место, где товары, произведенные в Гетто уезжают по назначению ***)) и концерны, работавшие на немецкую армию - охотно пользовались услугами еврейской рабочей силы, ежедневно прибывавшей из Гетто обычно под немецкой охраной (железнодорожные бригады охранялись «черными», как прозвали железнодорожную полицию). Кроме постоянных трудовых бригад были также временные, которые распускались по окончании какой-то одной работы. Зарплатой рабочих из трудовых бригад была чертверть батона хлеба и немного супа, и единственным заработком сверх этого была выручка от контрабанды продовольствия с Арийской стороны в Гетто, а также выручка от продажи предметов одежды полякам на Арийской стороне. Трудовые бригады выходили на работу даже во время «акции переселения». За 50-100 злотых начальник трудовой бригады позволит вам присоединиться к ней. Арийские друзья, предупрежденные заранее по телефону или письмом, являются на место работы этой трудовой бригады, чтобы договориться с вами об условиях проживания еврейской семьи на Арийской стороне. Побег на Арийскую сторону тоже чаще всего совершался через трудовые бригады. При том, что охрана на воротах Гетто всех пересчитывала по головам на выходе и на входе. Сам побег проходил так: человек отставал по пути к месту работы, либо сбегал уже на месте, при условии, что вокруг не шныряли sczmalcowniks (*** всё, что вы хотели знать о варшавских sczmalcowniks (вымогателях) http://toh-kee-tay.livejournal.com/584036.html ***). Часто арийские друзья приходили и забирали человека с собой. Чтобы не вызывать подозрений вымогателей, наводнявших окрестности рабочих зон, перебежчика переодевали, шляпа вместо кепки, иногда он оставался в бригаде всю ночь и только с рассветом шел на квартиру. Часто вас сопровождал к новому адресу подкупленный польский полицейский. По некоторым оценкам на протяжение нескольких месяцев люди сотнями в день бежали из Гетто при помощи трудовых бригад. И те, чьи укрытия на Арийской стороне «спалились», возвращались в Гетто тем же путем.

Некоторые евреи переходили на Арийскую сторону при помощи польских трудовых бригад, работавших в Гетто. В то время в Гетто были немецкие предприятия (Курта Рёриха, Брауэра, Шульца и другие), где работали поляки наряду с евреями, и поляки должны были со временем полностью заменить евреев. Евреям доставали арийские документы, и они присоединялись к группе польских рабочих. Однако слишком часто поляки сдавали друзей-евреев охранникам, так что этим способом побега пользовались редко.

Вторым способом бежать было через Стену, окружавшую Гетто. В этом случае требовалось лишь подкупить часовых, которые все были полицейские-поляки после июльской «акции». Побег чаще всего проходил или на рассвете или вечером. По знаку часового вы либо перелезали через Стену по приставной лестнице, либо пролезали в дыру в Стене. На той стороне вас поджидал контрабандист-поляк, который вел вас в укрытие, откуда вы направлялись на новый адрес.

Третьим способом – не слишком распространенныи – был побег по туннелю, проложенному под землей и соединявшему два подвала по разные стороны Стены. Разветвленная контрабанда товаров также велась этим способом.

Четвертым был способ побега через городскую подземную канализацию. Но это было довольно сложно. Под руководством проводника надо было идти ссутулясь (высота канализации была 85 сантиметров) и по щиколотку в воде и грязи – часа два или больше. Сверху и по стенам текла вода, и ваша одежда вымокала и измазывалась жижей. Потеряться означало верную смерть в ужасных муках. Вылезать из люка посреди улицы грязным и вонючим – далеко небезопасно. Я наблюдал однажды такое подземное призрачное шествие. Люди шли со свечами в руках, вывернув наизнанку одежду и шляпы, чтобы они не запачкались снаружи. Их бледные испуганные лица напомнили иллюстрации подпольных сборищ каких-нибудь франкомасонов. Во время «акции переселения» все другие пути из Гетто стали недоступны, осталась только канализация. Но во время апрельской «акции» захватчики приняли меры и наполнили канализацию отравляющим газом либо окружили все выходы (7) Многие из тех, кто пытался бежать через канализацю в апреле, погибли от удушья или утонули.

Королем проводников был Кривой Манек (*** ничего о нем не знаю ***), который на себе вынес по канализации довольно много народу. У него были свои люди из польской полиции на площади Красинских, где находились канализационные люки. Проводниками были работники городского сан-эпидемнадзора, в чьи обязанности входило следить за нормальной работой закрепленного за ними участка канализации.

Начиная с сентября 1942-го года прекрасным способом перхода на Арийскую сторону стал немецкий эскорт, так назваемые Begleiters. По предписанию властей даже евреи с пропусками не могли больше перемещаться вне Гетто без сопровождения немецкого эскорта. Это стало необычайным благословением для еврейского населения, которое теперь могло, благодаря этим Begleiters массово переходить на Арийскую сторону и свободно там разгуливать (*** ничего подобного раньше не слышала, просветите меня ***).


Примечания


(1) Телефонная связь Гетто с Арийской стороной существовала, пока были телефоны. Постоянная телефонная связь была между Гетто и еврейским подпольем на Арийской стороне.

Аурелия Вылежиньская записала в дневнике 29-го января 1942 года: «Гетто предписано сдать весь мех – не только шубы, но даже самые малюсенькие меховые вещи – под страхом смерти. Ну и звонит телефон, и, дипломатичнее, чем когда-либо прежде, голос на другом конце говорит: ‘Приходите завтра на работу в пальто’ – кому-то, кто работает в Гетто (*** поляку, который работает в Гетто ***) или у кого туда пропуск. Мы научились говорить на специальном языке.»

(*** ок, несколько слов.
во-первых, «Январь стал месяцем «указа о меховых пальто», затронувшего всю территорию Генерал-губернаторства Польши»: http://toh-kee-tay.livejournal.com/448191.html

во-вторых, об Аурелии Вылежиньской: польская писательница, публицист, Праведница Народов Мира, укрывавшая у себя евреев, погибла во время Варшавского восстания в 1944-м.
***)


(2) 100 грошей = 1 злотый

(3) Игра слов на польском и немецком «Wisnia» и «Kirsche» означают вишню


(4) Беззаконие налоговых служб по отношению к евреям доходило до прямого грабежа. Абрам Левин записал такой случай 29-го мая 1942 года: «Сегодня утром они заперли входную дверь здания суда на улице Лешно, где находится Steueramt (немецкая контора налогообложения Гетто, в которой работали чиновники-поляки) и всех евреев в зале ожидания обыскали. Забрали все наличные деньги, вместо них выдали квитанции. Это открытый грабеж под прикрытием фигового листка-квитанции. Подобное мародерство, когда на евреев свободно охотятся, возможно только при гитлеровском режиме »

В октябре 1941-го Рингельблюм осуждает то посмешище, которым были официальные действия польских налоговых чиновников, устраивавших обыски в квартирах, не разбирая, кто там ответственный квартиросъемщик, налагая коллективную ответственность на всех жильцов без исключения. «В некоторых домах они устраивали настоящие погромы.» В заведениях, которые не уплатили налоги, чиновники конфисковывали не только все деньги владельца, но и деньги клиентов. С другой стороны, Рингельблюм отдельно превозносит тех честных налоговых чиновников, преданных родине патриотов, которые учили евреев, как уклониться от налогов и не платить немцам.

(*** Вот и вот.
Сентябрь 1940: «Но с другой стороны постоянно слышишь о новом отношении налоговых служащих – они распределяют налоги на более долгий срок выплаты, дают евреям советы о том, как по полной использовать систему налоговых льгот, и постоянно слышишь о хорошем отношении в полицейском комиссариате, и тому подобное.» http://toh-kee-tay.livejournal.com/361012.html

Июнь 1942-го: «Злоба польских налоговых инспекторов неописуема. То, чем они занимаются, это грабеж чистой воды. Их стандартный прием – войти в магазин, хозяин которого задолжал налоги, задержать всех покупателей, обыскать их и забрать у них все найденные наличные деньги в счет будущих налогов. Именно это случилось на той неделе, и это обычная практика. Если квартирант не смог заплатить налог, его задолженность погашают за счет владельца квартиры, и наоборот.» http://toh-kee-tay.livejournal.com/483932.html
***)

(5) Рингельблюм писал в дневнике в октябре 1941-го о польских полицейских и дворниках, распространявших в Гетто подпольные издания. (*** да?? ***)

(6) На момент создания Гетто число евреев на Арийской стороне было незначительным. Полностью ассимилированные евреи и даже выкресты жили в Гетто из страха перед наказанием. На Арийской стороне осталась лишь маленькая горстка людей еврейского происхождения, у которых не было вообще никаких семейных связей, кроме как с поляками, и которые не могли собраться с духом и надеть еврейскую повязку (*** это разумно ***). Гитлеровцы изредка ловили таких «преступников» и отправлялих в тюрьму либо в Освенцим.


Только с началом ликвидации Гетто 22-го июля 1942 года евреи стали массово переходить на Арийскую сторону. Одними из первых были представители образованных классов, у которых среди поляков были друзья и близкие знакомые. Также и состоятельные люди. Эта волна выросла после второй «акции» по ликвидации Гетто в январе 1943-го, когда пропала всякая надежда на возможность выжить внутри Гетто. Эта волна включала разнообразные слои населения и даже часть руководства. Переход на Арийскую сторону превратился в массовое явление. Многие выходили якобы на работу в трудовых бригадах за пределами Гетто, подкупали польских и еврейских полицейских и выходили из ворот, или перелезали через Стену, или ползли через канализацию и т.д. В ходе третьей и последней «акции» в апреле 1943-го, во время Восстания и после его подавления, некоторому количеству евреев удалось спастись, бежав на Арийскую сторону. Еще некотрому количеству евреев, большей частью молодых, удалось спрыгнуть с поездов по пути в Треблинку.

(7) Хотя немцы блокировали все канализационные отверстия, двум группам бойцов Еврейской Боевой Организации удалось бежать из Гетто по канализации во время Восстания. Первая группа из примерно сорока человек под командованием Давида Новодворского вышла 28-го апреля 1943 года. Их вывели связные Регина Фудэн и Шломо Бакжиньский. (*** Оба вскоре вернутся в Гетто за оставшимися бойцами и погибнут при неизвестных обстоятельствах.

Вот фото Регины, ей был 21 год.
Regina_Fuden

***)


Другой связной боевой организации, Симха Ратайзер, вывел по канализациям вторую группу еврейских бойцов 10-го мая 1943 года. Благодаря лейтенанту Гаик из Армии Людовой обе эти группы добрались до леса Ломянки под Варшавой, а оттуда до партизан в Вышковых лесах. Этот опыт пригодился снова во время Варшавского восстания в августе и сентябре 1944-го. Связные-евреи провели несколько групп из одного района город в другой по подземным канализациям. К примеру, Генрик Познаньский вывел генеральный штаб Армии Краёвой с главнокомандующим, генералом Бур-Коморовским; Шошана Коссовер вывела части полковника Северина (?); и под конец восстания Зофия Фриденталь вывела из Центра города довольно большое боевое подразделение.

(***
Симха Ратайзер-Ротем (Казик), друг Владки Мид, участник восстания Варшавского Гетто: http://toh-kee-tay.livejournal.com/608803.html

Шошана Коссовер – это Эмилька, именна она помогла бежать из Гетто Рингельблюму: http://toh-kee-tay.livejournal.com/670289.html

Генрик Познаньский!!! Награжден Крестом Храбрых. Участник Восстания Варшавского Гетто, потом скрывался по коллекторам, на момент начала Варшавского Восстания в 1944-м сидел в компании жены и греческих евреев в той самой тюрьме Генсёвка, 5-го августа освобожденной батальоном Зошка: http://toh-kee-tay.livejournal.com/666359.html Он погибнет 17-го сентября.

Зофия Фриденталь (Стася Ртуть) погибнет в дни Варшавского Восстания от немецкой гранаты.
***)








продолжение следует.

перевод из книги Emmanuel Ringelblum "Polish-Jewish Relations During the Second World War" edited by ‎Joseph Kermish, ‎Shmuel Krakowski, ISBN 0810109638, 9780810109636

тэг всех постов с переводом этой работы: http://toh-kee-tay.livejournal.com/t​ag/polish-jewish-relations-wwii
comments: Leave a comment Previous Entry Share Next Entry

[icon] Рингельблюм. Польско-еврейские отношения во время Второй Мировой Войны - this song's got no title (just words and a tune)
View:Recent Entries.
View:Archive.
View:Friends.
View:Profile.
View:Website (My Website).
[ЖЖ] - фрагменты:Лента друзей. Лента communities. Syndicated Feeds. Друзья Друзей. Мой LJ Inbox. Дни рождения лжеюзеров.
 
Разное:Axis History Forum. Poemas del río Wang. Peter's Paris. milkyelephant. the creatures in my head by andrew bell. Edward Gorey House (events and exhibitions). The Simon and Garfunkel Lyrics Archive. Eltonography :). Bernie Taupin's Discography.