?

Log in

No account? Create an account

[icon] лирическое отступление - this song's got no title (just words and a tune)
View:Recent Entries.
View:Archive.
View:Friends.
View:Profile.
View:Website (My Website).
[ЖЖ] - фрагменты:Лента друзей. Лента communities. Syndicated Feeds. Друзья Друзей. Мой LJ Inbox. Дни рождения лжеюзеров.
 
Разное:Axis History Forum. Poemas del río Wang. Peter's Paris. milkyelephant. the creatures in my head by andrew bell. Edward Gorey House (events and exhibitions). The Simon and Garfunkel Lyrics Archive. Eltonography :). Bernie Taupin's Discography.

Tags:, ,
Current Location:I-95 South, GA
Security:
Subject:лирическое отступление
Time:09:13 pm
нижеследующий текст, на мой взгляд, прекрасен.
и на все сто объясняет мне христианскую точку зрения на вопрос "зачем"

Итак, Симона Вейль "Любовь к Богу и несчастье"



Радость и боль – дары в равной мере столь драгоценные, что и первого, и второго стоит вкусить сполна, каждого в чистом виде, не пытаясь их смешивать. Через радость красота мира проникает нам в душу. Через боль она входит нам в тело. Ища одной лишь радости, стать другом Богу – столь же невозможно, как стать капитаном, прочитав справочник по навигации. Тело тоже должно участвовать в обучении. На уровне телесных ощущений, только боль является контактом с необходимостью, определяющей порядок мира; ибо удовольствие не несет на себе печати необходимости. Более высокая часть сферы чувств способна познавать необходимость и в радости; и это достигается только посредством чувства прекрасного. Для того, чтобы постепенно все наше существо стало восприимчивым к послушанию, которое есть существенное свойство материи, чтобы через это мы обрели новый ум, способный услышать вселенную как звучание Слова Божия, – для этих целей преображающие свойства как боли, так и радости, являются равно незаменимыми. Мы должны раскрывать всю нашу душу до самой глубины и для боли, и для радости, когда случается испытать то или другое, с такой готовностью, как открываем двери посланнику от тех, кого любим. Какая разница для любящего, будет ли посланник груб или вежлив, когда у него в руках долгожданное письмо!
Однако несчастье – это не просто боль. Несчастье очень отличается от того, чтό можно назвать педагогическим методом Бога.

<……..>

Божественная Любовь пересекла безмерность пространства и времени, чтобы пройти от Бога к нам. Но как ей пройти в обратном направлении, от тварного естества? Когда семечко Божественной любви, посеянное в нас, растет, становится деревом, как нам перенести его туда, где его родина, проделать в обратном направлении путь, которым к нам прошел Бог, преодолеть бесконечное расстояние?

Это кажется невозможным, – но есть одно средство. Оно хорошо известно, это средство. Ведь мы же помним, на что похоже дерево, возросшее в нас, – столь прекрасное дерево, в ветвях которого укрываются птицы небесные (Мф 13, 32). Мы же знаем, какое дерево лучше всех деревьев. «Ни один лес не произрастил подобного…» Штука малость похуже виселицы – вот оно какое, это дерево, что всех деревьев прекраснее. Это и есть то дерево, семечко которого Бог заронил в нас, да так, что мы и знать не знали, что это за семечко. А если бы знали, то в первый момент не сказали бы свое «да». Это и есть то дерево, что возросло в нас, и которое невозможно выкорчевать никакой силой. Только измена может вырвать его из нас.

Когда молотком забивают гвоздь, весь удар, полученный шляпкой гвоздя, проходит до самого его конца так, что из силы удара ничто не теряется, хотя конец гвоздя – всего лишь точка. Если даже молоток и шляпка гвоздя будут бесконечно большими, произойдет то же самое. Конец гвоздя перенесет в точку, куда он приставлен, этот бесконечно сильный удар. Крайнее несчастье, которое одновременно сочетает физическую боль, душевную подавленность и социальную деградацию, подобно такому гвоздю. Его конец вбивается до самой середины души. Шляпка гвоздя – это вся необходимость, распределенная на всем протяжении пространства и времени.

Несчастье есть чудо Божественной техники. Это простое и гениальное устройство, через которое в душу незначительного, бренного создания может войти, во всей своей безмерности, слепая, безжалостная и холодная сила. Бесконечное расстояние, разделяющее Бога и творение, всецело собирается в одной точке, чтобы пробить душу в самой середине. Человек, с которым случается что-то подобное, не принимает никакого участия в этой операции. Он бьется, как бабочка, которую заживо накололи на булавку. Но даже и сквозь ужас он может сохранять желание любить. К этому нет никакого препятствия, в этом не только нет ничего невозможного, но, решаемся сказать, даже и ничего трудного. Ибо даже самая тяжкая боль, доходящая до потери сознания, не затрагивает ту точку в душе, которая соглашается с выбором правильной ориентации.

Просто надо знать, что любовь есть не состояние души, а ее ориентация. Не понимая этого, можно впасть в отчаяние при первом касании несчастья.

Тот, чья душа остается направленной к Богу в то время, когда ее пронзает гвоздь, пригвождена к самому центру мироздания. Истинный центр, который находится не посреди, но вне пространства и времени, – это Сам Бог. Ни в пространстве, ни во времени, но в совершенно другом измерении – гвоздь пробивает насквозь весь сотворенный мир, всю толщу преграды, отделяющей душу от Бога. В этом дивном измерении душа, не покидая места и момента, где находится связанное с нею тело, может преодолеть всю протяженность пространства и времени – и предстать перед лицом Божиим.
Она пребывает в точке соприкосновения между созданием и Творцом, именно в том месте, где соединяются брусья Креста. Возможно, апостол Павел размышлял о чем-то в этом роде, когда писал: «Будьте укоренены в любви, чтобы вам быть способными постигнуть, что есть широта и долгота, высота и глубина, и познать то, что превосходит всякое разумение, – любовь Христову» (Еф 3, 18-19).

Чтобы, в случае крайнего несчастья, быть распятым на кресте Самого Христа, человек должен, в момент когда придет несчастье, нести в своей душе не просто всеянное Богом семя, но уже взращенное древо жизни.

В ином случае, у нас есть выбор между крестами по одну и по другую сторону распятия Христова.

<……….>

Но далее. Каждый человек вправе желать причастности Кресту Самого Христа. У нас есть одна неограниченная возможность – просить Бога обо всем, что является благом. Такие прошения – не из тех, в которых подобает проявлять умеренность или сдерживать себя.

Не следует просить себе несчастья: такое желание было бы противным природе, извращенным. К тому же, несчастье само по себе есть то, чему мы подвергаемся против своей воли. Если мы еще не впали в него, будем желать только одного: если оно придет, пусть станет для нас причастностью Кресту Христову.

Но что мы ощущаем всегда, и чтό поэтому позволительно любить, – это возможность несчастья. Три стороны нашего существа всегда открыты перед ней. Наше тело непрочно: любым куском твердой материи можно его проткнуть, изранить, ушибить, или навсегда покалечить какой-то из наших внутренних органов. Наша душа ранима, подвержена беспричинным депрессиям и жалким образом зависима от всевозможных вещей и личностей, столь же непрочных и переменчивых. Наше общественное лицо, от которого почти зависит в нас чувство существования, всегда и целиком открыто перед всяческими превратностями. Самый центр нашего существа связан с этими тремя сторонами такими фибрами, что от любой нанесенной им сколько-нибудь тяжелой раны он будто истекает кровью. Но особенно губительным или даже уничтожающим саму нашу сущность нам кажется все, что понижает или разрушает наш престиж, наше право на общественное уважение. Настолько мы привыкли считать иллюзию – своей сущностью.

Мы не думаем о своей полнейшей непрочности, когда дела у нас более-менее в порядке. Но ведь нам никто не запрещает о ней помнить. Можно постоянно ее видеть и постоянно благодарить за нее Бога. И не только за нее, но и за то, что мы бесконечно слабы буквально во всем, до самых сокровенных глубин, будто эта непрочность – в самом центре нашего существа. Ибо именно потому, что мы столь слабы, нас можно пригвоздить к самой середине Креста.

Итак, можно размышлять о нашей непрочности, с любовью и благодарностью, при каждом случае большого или малого страдания. Можно думать о ней в дни более-менее сносные. Можно помнить и в радости, – что было бы не нужно, коль скоро эта мысль могла бы нашу радость нарушить или уменьшить. Но бывает совсем не так. При этой мысли радость только приобретает более сильный и волнующий аромат. Так цветущая вишня оттого, что дни ее цветения столь коротки, кажется еще прекраснее.

Если мы утвердим на этом свою мысль, через какое-то время сущностью нашей жизни станет Крест Христов. Без сомнения, именно это хотел выразить Христос, когда поучал Своих друзей каждый день носить крест. Но не так, как, кажется, полагают сейчас, будто он говорил о простой покорности перед повседневными мелкими огорчениями, которые мы подчас называем именем креста, почти богохульно злоупотребляя этим словом. Единственный крест – это вся тяжесть необходимости, которая, заполняя безмерный объем времени и пространства, может, в определенных обстоятельствах, сосредоточиться на таком атоме, как любой из нас, и без остатка его уничтожить. Носить свой крест означает иметь сознание того, что мы целиком, всеми сторонами нашего существа, подвластны слепой необходимости, кроме одной лишь точки в душе, – столь потаенной, что в нее не проникает и наше собственное сознание. Как бы жестоко ни страдал человек, – но если хотя бы часть его существа осталась нетронутой, и при этом он не осознает во всей полноте, что она избавлена по чистой случайности, и в любую минуту может подвергнуться ударам такой же случайности, – он не имеет части в Кресте. Особенно же это касается социальной стороны нашего существа. Вот почему болезнь не принесет никакой пользы, если ей не будет сопутствовать совершенная духовная нищета (Мф 5, 3; Лк 6, 20). Всесторонне счастливый человек может в одно и то же время полнокровно наслаждаться счастьем и носить крест, если он реально, конкретно и ежеминутно помнит о возможности несчастья.

Но недостаточно просто помнить. Будем нежно любить суровый облик этой необходимости. Она похожа на двустороннюю медаль. Одна сторона, повернутая к нам, – это господство, а другая, повернутая к Богу, – послушание. Сожмем эту необходимость в руке, до боли, чтобы она вошла в самую нашу плоть. Каждый, кто любит, во время разлуки бывает счастлив до боли сжимать в руке предмет, принадлежащий любимому существу. А мы знаем, что вся эта вселенная есть предмет, принадлежащий Богу.

Будем до глубины нашего сердца благодарны Богу за то, что Он, в качестве абсолютного правителя, поставил над нами Свою рабыню, бесчувственную, слепую, и безупречно послушную, – необходимость. Она погоняет нас кнутом. Но нам, в этом мире подчиненным ее тирании, достаточно выбрать Бога в качестве нашего сокровища, утвердить в Боге наше сердце (Мф 6, 21), и тогда мы увидим другую сторону этой тирании, ту сторону, которая есть чистое послушание. Мы – рабы рабыни, но в то же время мы сыны нашего Владыки. Как бы она ни помыкала нами, нам подобает с любовью наблюдать ее собственное послушание, ибо мы – наследники (Рим 8, 17; Гал 3, 29). Каждый раз, когда она не делает того, что мы хотим, когда нудит подчиниться тому, чего мы не хотим, – нам дается возможность с любовью пройти через нее – и увидеть лицо послушания, которым она обращена к Богу. Счастливы те, кто часто имеют эту драгоценную возможность.

<…….>

Познание несчастья есть ключ к христианству. Но это познание невозможно. Невозможно познать несчастье без того, чтобы пройти через него. С ужасом отвращаясь от несчастья, наша мысль не способна стремиться принять его в себя, – как животные, за редкими исключениями, неспособны к самоубийству. Она познаёт его не иначе, как по принуждению. Пока не убедит собственный опыт, мы ни за что не поверим, что все, наполняющее нашу душу, – все мысли, все чувства, отношения к идеям, к людям, ко всей вселенной, и даже самые сокровенные отношения к самим себе, – все это целиком находится во власти обстоятельств. Даже если мы соглашаемся чисто умозрительно (что само по себе крайне редко), то в глубине души не верим все равно. Верить этому всей душой – вот что именно называет Христос словами: «отрицать самого себя» (а не как обычно переводят: «самоотвержение» или «самоотречение»!), и это необходимо, чтобы удостоиться быть среди Его учеников.

<…….>

Нашу мысль заставляет бежать от лица несчастья некий инстинкт, который куда больше значит для нас, чем тот, что предохраняет от физической смерти. Ибо когда, силою обстоятельств или в воображении, такая смерть представляется не в виде несчастья, принять ее относительно легко. Но смотреть на несчастье в упор, вблизи, с непрерывным вниманием нам будет под силу, только если, по любви к истине, мы примем смерть душой. Именно такой смерти души учит нас Платон, говоря: «философствовать – значит, учиться умирать»; именно ее обозначали посвятительные обряды древних мистерий, именно она изображается в крещении. Речь не о том, чтобы душа на самом деле умерла, но – чтобы она просто признала за истину, что она есть мертвая вещь, аналогичная материи. Ей не надо рождаться от воды, она и без того – из воды. То, что мы считаем нашим собственным «я», есть такая же изменчивая и автоматическая производная внешних обстоятельств, как форма морских волн.

<…..>

Напротив, благотворитель Христов, оказавшись рядом с несчастным, не чувствует никакой дистанции между собой и им; он переносит в другого все свое существо, и поэтому подает ему пищу таким же инстинктивным и непосредственным движением, как мы едим сами, когда бываем голодны. И почти сразу же забывает о том, что подал, как мы забываем, чтό ели вчера и третьего дня. Такому человеку и на ум не придет сказать, что он занимается несчастными ради Бога: это покажется ему столь же абсурдным, как сказать, что он ест ради Бога. Мы едим, потому что не можем без этого. Так и те, кого возблагодарит Христос, творят милостыню столь же естественно, как едят.

Они дают нечто совсем иное, чем просто пищу, одежду или заботу. Перенося само свое существо в того, кому они помогают, они на мгновение дают ему его собственное существование, которого он был лишен несчастьем. В сущности, несчастье есть разрушение личности, переход в безымянное состояние. Как любовь побудила Христа обнажиться от Своей божественности, так несчастного горькая участь обнажает от его человечности. В глазах других, и в собственных глазах он целиком определяется своим отношением к несчастью.

<…….>

Тот, кто, видя несчастного, переносит в него свое существо, любовью порождает в нем, хотя бы на миг, существование, независимое от несчастья. Ибо, хотя именно несчастье предоставило случай для этого сверхъестественного деяния, не оно было его причиной. Причина – в тождестве, объединяющем человеческие существа поверх всех видимых расстояний, которые полагают между ними случайные обстоятельства судьбы.

Перенести свое существо в несчастного – это значит, на какой-то миг принять на себя его несчастье, взять добровольно бремя, которое, по определению, навязывается человеку принудительно и против воли. Это – дело невозможное. Это сделал только Христос. Это может сделать только Христос, и люди, вся душа которых заполнена Христом. Вот они-то, перенося свое собственное существо в несчастного, которому оказывают помощь, вселяют в него – нет, не на самом деле собственное существо, ибо у них его больше нет – но Самого Христа.

<……>

Несчастный, в худшем из случаев, лишается всех человеческих связей. Для него остается возможными только два рода отношений с людьми: 1) тех, где он фигурирует всего лишь как вещь (они имеют столь же механическую природу, как отношения между двумя соседними каплями воды) и 2) чисто сверхъестественная любовь. Все, что находится между этими двумя, недоступно для него. В его жизни есть место только для воды и для Духа. Несчастье, с которым человек смирился, которое принял и полюбил, поистине, становится крещением.

перевод Петра Епифанова
comments: Leave a comment Previous Entry Share Next Entry


etotam
Link:(Link)
Time:2009-03-14 02:16 am (UTC)
Ибо инструкция:)
(Reply) (Thread)


toh_kee_tay
Link:(Link)
Time:2009-03-14 02:44 am (UTC)
хаха :)) Есть такое дело :)
(Reply) (Parent) (Thread)


lleolein
Link:(Link)
Time:2009-03-14 06:37 am (UTC)
ну, от того, что это он не нечаянно, а специально меньшей сволочью, имхо, не становится :)
(Reply) (Thread)


toh_kee_tay
Link:(Link)
Time:2009-03-14 03:30 pm (UTC)
всё зависит от того, чего душе надо

если она хочет нести крест, для нее несчастья благо

и вообще, we hurt the ones we love :)
(Reply) (Parent) (Thread)


lleolein
Link:(Link)
Time:2009-03-14 04:17 pm (UTC)
а если не хочет? мануал-то, типа, для всех один :)
(Reply) (Parent) (Thread)


toh_kee_tay
Link:(Link)
Time:2009-03-14 05:26 pm (UTC)
как раз не для всех, а лишь для тех, кто хочет достичь соответствующего результата - части в кресте. Не хочешь - не пользуйся. Я, например, не собираюсь, но логика вышеприведенных рассуждений в рамках христианства для меня представляется убедительно. И я понимаю, что в системе нет противоречия "ваш Бог допускает несчастье". Сама я могу запросто оставаться за рамками системы.
(Reply) (Parent) (Thread)


mudravrik
Link:(Link)
Time:2009-03-15 06:47 am (UTC)
В мануалах такого типа меня слегка возмущает то, что адресованы всем, но реально помочь могут только (очень-очень продвинутым) единицам. Даже не единицам, а ноль точка нольнольноль единицам
(Reply) (Parent) (Thread)


toh_kee_tay
Link:(Link)
Time:2009-03-15 12:17 pm (UTC)
кажется, в этом как раз и весь смысл

ну еще вроде как любые затраченные в этом направлении усилия не проходят даром и т.д.
(Reply) (Parent) (Thread)


mudravrik
Link:(Link)
Time:2009-03-17 07:07 am (UTC)
"не проходят даром" - как-то слишком расплывчато )
для (иллюзии) полноты картины не хватает чего-нибудь типа переселения душ
(Reply) (Parent) (Thread)


toh_kee_tay
Link:(Link)
Time:2009-03-18 11:54 am (UTC)
это уже чисто симонавейлевские заморочки, но она не считала своей целью спасение души, ее мотивом была только "любовь к Богу". Поэтому ей так легко рассуждать без гарантий :))
(Reply) (Parent) (Thread)


leaf_to_leaf
Link:(Link)
Time:2009-03-14 08:31 am (UTC)
+1 8-)
(Reply) (Thread)


toh_kee_tay
Link:(Link)
Time:2009-03-14 03:37 pm (UTC)
я в нее чуть ли ни влюблена
(Reply) (Parent) (Thread)

smalgin
Link:(Link)
Time:2009-03-16 09:25 pm (UTC)
как-то слишком сложно для меня. Тупею :(
(Reply) (Thread)


toh_kee_tay
Link:(Link)
Time:2009-03-16 09:34 pm (UTC)
не расстраивайся, это с недосыпу :)
(Reply) (Parent) (Thread)

[icon] лирическое отступление - this song's got no title (just words and a tune)
View:Recent Entries.
View:Archive.
View:Friends.
View:Profile.
View:Website (My Website).
[ЖЖ] - фрагменты:Лента друзей. Лента communities. Syndicated Feeds. Друзья Друзей. Мой LJ Inbox. Дни рождения лжеюзеров.
 
Разное:Axis History Forum. Poemas del río Wang. Peter's Paris. milkyelephant. the creatures in my head by andrew bell. Edward Gorey House (events and exhibitions). The Simon and Garfunkel Lyrics Archive. Eltonography :). Bernie Taupin's Discography.