?

Log in

No account? Create an account

[icon] Как это делалось в Салониках - this song's got no title (just words and a tune)
View:Recent Entries.
View:Archive.
View:Friends.
View:Profile.
View:Website (My Website).
[ЖЖ] - фрагменты:Лента друзей. Лента communities. Syndicated Feeds. Друзья Друзей. Мой LJ Inbox. Дни рождения лжеюзеров.
 
Разное:Axis History Forum. Poemas del río Wang. Peter's Paris. milkyelephant. the creatures in my head by andrew bell. Edward Gorey House (events and exhibitions). The Simon and Garfunkel Lyrics Archive. Eltonography :). Bernie Taupin's Discography.

Tags:
Current Music:the "chicken-out" song
Security:
Subject:Как это делалось в Салониках
Time:07:42 am
В этой истории, по-моему, примечательно лишь то, насколько мало в греках антисемитизма. Рассказывает Леон Коэн, он тут уже упоминался пару раз. Идет весна 1943-го. Салоники, оккупированная Греция.
 
---
 
У меня было два друга, оба христиане. Одного звали Баротци, я его уже упоминал; он работал на таможне. Другого звали Цамбаци. Они сделали нам фальшивые документы, по которым мы были греки. Я сменил имя на Леонидас Кокинакис, моя жена стала Амалией Кокинаки. Новое имя моего тестя и тещи было Перидис. Однажды вечером мои друзья-христиане явились к нам в панике и велели нам немедленно собирать вещи и бежать из гетто. Они узнали, что на следующий день немцы планировали отправить всё гетто в концлагеря. Только мы с женой были готовы бежать; остальные отказались. После войны я узнал о том, как моя своячница, которую отправили в Аушвиц-Биркенау, сказала подруге по бараку незадолго до своей смерти от голода: «Как обидно, что мы не послушались Нико. Если бы только я послушалась его и сбежала из гетто...»
 
Наши друзья придумали план: притвориться пьяными. Мы взяли две бутылки узо и содрали желтые звезды с одежды. Я надел шапку, моя жена повязала платок. Мы горланили греческие народные песни и дико хохотали. Проходя мимо немецкого штаба мы нарочно пели и смеялись. Мы даже поделились с немцами выпивкой. Они благодарили «Danke schön, danke schön!»
 
Друзья привели нас в дом в самом бедном квартале в Салониках, и через несколько дней мы переехали оттуда в Сидирокас – деревню в окрестностях города. К тому времени еврей не мог оставаться в безопасности в одном месте больше, чем несколько дней. Эта деревня находилась недалеко от границы с итальянской оккупационной зоной. Мы провели там неделю. Хозяин дома, где мы нашли укрытие, был знаком с железнодорожником, работавшим в итальянской зоне. С ним мы составили план побега на военном поезде в Лариссу и Афины. Наш хозяин сказал ему, что мы тайно поженились против воли родителей. Железнодорожник согласился помочь за вознаграждение и спрятал нас в своем личном шкафу в поезде.
 
Дорога заняла два дня. В шкафу было очень тесно. Выйти из него мы не могли ни под каким видом, иначе нас бы обнаружили солдаты в поезде.  О нас узнал высокопоставленный итальянский офицер, ехавший с нами, и мы решили, что всё кончено. Но, к нашему изумлению, он был приветлив, по-дружески с нами поболтал, и предупредил, чтобы мы не нарушали правила безопасности. Не было никаких сомнений, что он понял, кто мы такие. Прощаясь, он пожелал нам всего доброго и поцеловал мою жену в щечку.
 
Мы сошли с поезда на небольшой станции недалеко от Афин и взяли такси. В Афинах мы направились на улицу Ахарнон 50, к Диониссису Колокотсасу, который до войны был агентом моей компании в южной Греции. Хотя мы нагрянули совершенно неожиданно, он нас без колебаний впустил к себе жить. Через несколько дней мы переехали в квартал Патиссия и сняли небольшой дом. Через месяц при содействии Никоса Хадзийанакиса и нескольких служащих посольства Италии в Афинах, где у тестя были хорошие друзья, к нам приехали родители жены. Пришлось сделать им поддельные документы, поскольку хотя Перахия и говорил и писал по гречески прекрасно, но внешность у него была совершенно еврейская, а его жена, моя теща, говорила только по французски и на ладино.
 
В нашем следующем убежище я сказал хозяину, критянину, что моя теща глухонемая, а тесть беженец из Малой Азии. В довершение камуфляжа мы развесили иконы Марии в нашей комнате, и к нам даже заходил местный епископ. Между тем я узнал, что Никос много раз спасал моих тестя и тещу в Салониках, в том числе и прямо перед тем, как немцы пришли их арестовать.
 
 Однажды, месяца через три, я зашел в парикмахерскую, что я делал каждый день – послушать новости и подышать воздухом. Инглессис, парикмахер, был агентом – а я не знал тогда – и он донес на меня немцам. Тесть тоже хотел пройтись со мной в тот день, но к счастью он остался дома. Этот предатель, знавший, что мой тесть был состоятельным банкиром, пытался однажды шантажировать его, используя мою жену. Однако, та его махинация не удалась. По счастливой случайности в то утро в парикмахерской был один мой друг, грек. Как только меня арестовали, он позвонил своему доброму другу, Георгу Ладасу, и тот бросился туда, где прятались моя жена и ее родители, сообщил им, что меня арестовали, и настоял, чтобы они бежали из дома.
 
Они опять не могли быстро принять решение, и ему пришлось увезти их практически силой, в безопасную квартиру в состоятельном районе Афин, которая принадлежала подруге моей жены. Там их приняли с распростертыми объятиями. Моя жена и ее родители могли бы прожить там хоть до конца войны. Но тесть, деликатная натура, не желал быть никому обузой и пользоваться щедростью тех людей. Он предпочел переехать в другое укрытие. Поэтому моя жена с родителями переехали в одинокий домик в районе Калития, подальше от центра Афин, и жили в одной комнате в квартире хозяина дома.
 
Однажды у жены заболели уши, и она пришла лечиться к доктору-греку по имени Атанассиос Папатанассопулос. Папатанассопулос, как и его отец, был массоном и потому пожелал помочь ей и ее родителям. Он привез их к себе в больницу и, с помощью еще двух докторов, прятал их по разным домам. Моя жена пережила войну в доме у матери Папатанассопулоса, тесть и теща – в другой квартире. Доктор заботился о том, чтобы по вечерам они встречались. Все три доктора истово заботились о моей жене и ее родителях.
 

Отсюда: We wept without tears: testimonies of the Jewish Sonderkommando from Auschwitz By Gidʻon Graif

---
 
После ареста Леон Коэн находился довольно долго в тюрьме в Афинах, а в 44-м его отправили в Освенцим. И вот он сидит на первом этаже Крематория II [III ] в Биркенау, у пылающих круглые сутки печей, а ему приносят и приносят из  газовой камеры всё  новых и новых мертвецов, и он осматривает им рты и выдирает клещами их золотые зубы.
comments: Leave a comment Previous Entry Share Next Entry


mithrilian
Link:(Link)
Time:2010-03-23 01:20 pm (UTC)
Мне кажется это не "мало", а "нет вообще". Т.е. оккупанты могли показать пальцем не на евреев, а на какую-нибудь еще группу, и реакция населения была бы схожей. Везде найдутся доносчики, особенно если пообещать процентик с имущества, доносили не антисемиты, скорее всего, а именно за процентик.
(Reply) (Thread)


toh_kee_tay
Link:(Link)
Time:2010-03-23 01:46 pm (UTC)
именно! оказывается, нормальные люди скапливаются целыми странами :))

еще "греки"-зондеркомандовцы рассказывают, что первые годы оккупации никаких особенных гонений от итальянцев и потом немцев они не испытывали и даже (!) не имели понятия об ужасах в Польше, России, Прибалтике и т.п. - прямо вплоть до того момента, как их всех вдруг согнали в лагеря и немедленно депортировали. Сдается мне, что это по той же причине, по которой удалась демонстрация на Розенштрассе: настороение местного населения очень даже определяет, что можно творить, а что нельзя. Еще из Салоников евреев депортировали первыми, а из Афин позже - очень может быть потому, что в Афинах больше жителей, и немцы были осторожны.
(Reply) (Parent) (Thread)


mithrilian
Link:(Link)
Time:2010-03-23 02:29 pm (UTC)
Насколько мне известно, итальянцы в целом тоже не горели желанием "очищать землю" от евреев. Черное пятно в этой истории на Польше и окрестностях в первую голову. :(
(Reply) (Parent) (Thread)


toh_kee_tay
Link:(Link)
Time:2010-03-23 02:46 pm (UTC)
очень какие-то обширные окрестности получились, право. Включая Францию, Германию, Австрию, Швейцарию, Запад СССР и всю Прибалтику.
(Reply) (Parent) (Thread)


yulen_ka
Link:(Link)
Time:2010-03-23 03:38 pm (UTC)
И в Болгарии была та же история.
(Reply) (Thread)


toh_kee_tay
Link:(Link)
Time:2010-03-23 03:46 pm (UTC)
мне кажется, в Болгарии была даже лучше история, или я ошибаюсь?
всё-таки большинство греческих евреев погибло в лагерях.
(Reply) (Parent) (Thread)


yulen_ka
Link:(Link)
Time:2010-03-24 06:03 am (UTC)
В Болгарии практически все спаслись, но страна же не была оккупирована, она была союзницей Германии. Ее можно сравнивать с Италией или с Испанией, где кстати вообще никто не погиб, кроме того Франко, который гордился своим происхождением от марранов, давал убежище всем европейским евреям, кто добирался до Испании, но мало кому приходило в голову искать убежище в фашистской Испании.
(Reply) (Parent) (Thread)

[icon] Как это делалось в Салониках - this song's got no title (just words and a tune)
View:Recent Entries.
View:Archive.
View:Friends.
View:Profile.
View:Website (My Website).
[ЖЖ] - фрагменты:Лента друзей. Лента communities. Syndicated Feeds. Друзья Друзей. Мой LJ Inbox. Дни рождения лжеюзеров.
 
Разное:Axis History Forum. Poemas del río Wang. Peter's Paris. milkyelephant. the creatures in my head by andrew bell. Edward Gorey House (events and exhibitions). The Simon and Garfunkel Lyrics Archive. Eltonography :). Bernie Taupin's Discography.