?

Log in

No account? Create an account

[icon] Братья Авраам и Шломо Драгон. Часть 2-я. - this song's got no title (just words and a tune)
View:Recent Entries.
View:Archive.
View:Friends.
View:Profile.
View:Website (My Website).
[ЖЖ] - фрагменты:Лента друзей. Лента communities. Syndicated Feeds. Друзья Друзей. Мой LJ Inbox. Дни рождения лжеюзеров.
 
Разное:Axis History Forum. Poemas del río Wang. Peter's Paris. milkyelephant. the creatures in my head by andrew bell. Edward Gorey House (events and exhibitions). The Simon and Garfunkel Lyrics Archive. Eltonography :). Bernie Taupin's Discography.

Tags:, , , ,
Security:
Subject:Братья Авраам и Шломо Драгон. Часть 2-я.
Time:04:59 pm
Здесь рассказ уже о новых крематориях. Братья Драгон жили в Крематории III [IV], а работали в Крематориях III [IV] и IV [V].

Как вели себя люди, когда оказывались во дворе?
Шломо: Они всё еще не замечали, что приближаются к смерти, и вели себя как обычно. Немцы сказали им, что они пройдут дезинфекцию.

Авраам: Как только они оказывались во дворе крематория, эсэсовец толкал короткую речь, стоя на стуле. Он говорил людям, что они идут в душевые, а затем их отправят на работу. И поэтому им следует запомнить номер вешалки, на которой они повесят свою одежду. Люди верили ему.

Он каждый раз говорил одно и то же?
Шломо: Нет, не каждая партия удостаивалась речи эсэсовца, лишь время от времени. Некоторым не говорили ничего. Когда объяснения давались, они всегда давались по-немецки.

Авраам: Нет, не всегда. Если приезжал поезд из Франции, к примеру, и находился кто-нибудь, кто мог перевести людям на их язык, переводчик давал команды по-французски. Но речь всегда произносил один из эсэсовцев.

Вам тоже приходилось слушать эту речь?
Шломо: Да, но я обычно там не работал, только иногда. Речь длилась несколько минут. После этого люди проходили в раздевалку, и их часто подталкивал эсэсовец Бюргер, говоря: «Торопитесь, еда и кофе остывают.» Если у него просили воды, он отвечал, что вода холодна, и пить ее нельзя, так что им придется поторопиться. После душа для всех приготовили чай.

Авраам: Они проходили в широкую дверь со двора в здание. Справа был большой зал. Там людям велели раздеться.

Мужчины и женщины раздевались в одном зале?
Авраам: Вся партия проходила в зал и получала указание там раздеться.

[…]

Шломо: Раздевалка находилась посредине между газовыми камерами и печами крематория. Люди раздевались в раздевалке, а после того, как они были убиты газом, мы вынимали их тела из газовой камеры. Печей было не достаточно, чтобы сжечь всех сразу. Так что мы выносили тела и складывали их снова в раздевалке. Мы убирали вещи из раздевалки быстро, так чтобы потом поскорее освободить газовую камеру.

То есть, раздевалка служила также и...
Шломо: Да, комнатой, куда приносили мертвые тела из газовых камер, помещением для хранения трупов, «кладовкой» для трупов, можно сказать. Оттуда их уносили в печи.

Вы еще должны были убраться в раздевалке?
Шломо: Да, это надо было сделать быстро. Это было частью наших обязанностей.

Сколько времени вам давали?
Шломо: Два или три часа.

Куда вы уносили одежду?
Шломо: Мы кидали ее в грузовик. Грузовик увозил все узлы на склады в части «Канада». И там вещи сортировали.

Можете описать раздевалку, где вы работали?
Авраам: Зал был очень большой, закрытый доверху, освещенный. Оттуда в газовую камеру вел не очень длинный коридор. По стенам зала скамейки. Я хорошо это помню; они были из белых досок. Над скамейками – вешалки для одежды. Вешалки-крючки под номерами.

Шломо: Скамейки по сторонам во всю длинну комнаты. На стенах множество металлических вешалок укрепленых на досках. Над каждой вешалкой – номер.

Как велика была комната?
Авраам: Очень большая; в нее можно было запихнуть не меньше тысячи человек. Когда приходил многолюдный поезд, некоторым приходилось ждать снаружи, пока освободится место.

Вы говорите о зданиях Крематорев III [IV] и IV [V]?
Авраам: Да.

Вы находились в раздевалке вместе с людьми?
Авраам: К тому времени, как я входил в раздевалку, люди уже были в газовой камере. Нам не разрешалось ни общаться ни разговаривать с людьми в раздевалке.

Опишите вашу работу в раздевалке
Авраам: Я снимал одежду с вешалок и собирал одежду, разбросанную по полу. Одежда соответствовала тому, откуда приезжали люди. Из Польши обычно приезжали в грязных одеждах гетто. Из Голландии и Германии приезжали в одежде получше. Мы находили также модную и очень дорогую одежду. На вещах – желтые нашивки. Мне нужно было срезать нашивки, обернуть всё в пальто и связать рукава пальто. Я должен был сделать из них узелок.

Как люди попадали в газовую камеру?
Авраам: Из раздевалки люди шли по узкому коридору в газовую камеру. На входе была табличка: «В комнату для дезинфекции»

[…]

В какой момент люди начинали подозревать недоброе?
Шломо: Только находясь уже в газовой камере они начинали чувствовать, что что-то не так. Когда газовая камера уже была полна, немцы стояли в дверях с собаками и продолжали паковать внутрь людей, чтобы убить чуть больше. Те люди, которые еще не вошли внутрь, начали кричать. Немцы ответили зверскими избиениями. Люди были уже нагими и беззащитными, и их втолкнули силой.
Вошедшие в камеру первыми до тех пор ничего не подозревали, но когда они услышали крики и увидели, как немцы бьют всех без разбора, и когда они заметили собак у дверей и то, как немцы заталкивали людей в камеру, тогда до них начало доходить. Такое зрелище заставит вас содрогнуться.

На самом деле, там было две газовые камеры, одна для большого количества людей, и другая, поменьше, для маленьких партий
Шломо: Да, две комнаты использовались под газовые камеры и одна под раздевалку. В каждую газовую камеру вела своя дверь. Коридор вел из раздевалки напрямую к двери большой газовой камеры, а за углом была дверь в маленькую газовую камеру. Большая газовая камера была в два раза больше маленькой.

Авраам: Сначала было три комнаты, потом, ближе к концу добавили четвертую. В первую помещалось 1400 человек, во вторую около 700, в третью около 500, а в четвертую около 150.

Шломо: В Крематориях III [IV] и IV [V] отравляли газом так же, как отравляли в Бункерах I и II. Людей приводили или привозили на грузовиках к зданию крематория. Когда они все разделись, их засовывали в газовую камеру. Для большей эффективности и быстроты работы газа, они подогревали газовую камеру перед приездом партии. Для этого они использовали плиты на каменном угле, который без запаха. Когда прибывала партия, плиты уносили. Потолок газовых камер бы невысоким. Так они быстрее нагревались и газ был эффективнее.
Газовая камера действительно была похожа на душевую. На потолке были головки душа. Комната была выкрашена белым и была освещена. Потолки в газовых камерах в Крематориях III [IV] и IV [V] были высотой два с половиной метра, так что рукой до них было не достать. Примерно полметра от перемычки двери до потолка. Человек среднего роста мог рукой достать до нижнего края отверстия, в которое бросали внутрь газ Циклон.
Двери и отверстия в Крематории III [IV] и IV [V] были в точности такими же, как и в бункерах: сделанные из толстого тяжелого дерева и промежутки между брусами забиты войлоком. Для герметичности двери запирали при помощи двух металлических ручек и двух засовов. В двери каждой газовой камеры был стеклянный глазок.

[…]

Шломо: Как только газовая камера была полна, эсэсовец закрывал дверь. Когда там работали мы, это обычно делал обершарфюрер Молл. Двери газовой камеры были толстыми, как двери холодильной камеры. Сразу за этим на машине с эмблемой Красного Креста приезжал эсэсовец. Из машины вынимали банки с газом, открывали их, и содержимое через отверстие в стене бросали в газовую камеру.

Как бросали газ в камеру? Кто это делал?
Шломо: Сбоку. Наверху в стене были два отверстия, сделанные из толстого герметичного дерева. Через них вбрасывали газ. Эсэсовец бросал газ в камеру чрез это отверстие. Отверстие было высоко в стене; ему приходилось взбираться по небольшой лесенке, чтобы дотянуться. Всё это время он был в противогазе.
Через некоторое время доктор-эсэсовец устанавливал факт смерти находящихся внутри камеры, говорил: «Всё кончено.» И уезжал в машине Красного Креста.

Вы когда-нибудь сами видели, как вбрасывали газ?
Авраам: Да, я видел однажды. Естественно, они не хотели, чтобы мы это видели. Но я всё равно один раз видел.

Расскажите мне, что вы помните
Шломо: Всякий раз, когда приходил поезд, на платформе стояла машина с эмблемой Красного Креста. В машине были банки с газом. Сразу по окончании селекции людей увозили в газовую камеру. Туда же следовала и машина Красного Креста. Как только все люди были в газовой камере, эти банки вынимали из машины и открывали специальным инструментом. Я видел, как эсэсовец пихнул ногой консервный нож. Содержимое бросали в газовую камеру, и люди внутри дышали газом в течение десяти-пятнадцати минут. Они инстинктивно бежали к двери. Сначала был слышен стук; это были те, кто не умер сразу. Но немцы ждали, пока всё затихнет. Как только крики и стух прекращались, немцы садились в машину и уезжали.

Авраам: Да, после того, как приезжала машина с Красным Крестом, они открывали банки, содержавшие Циклон в гранулах. Банки были похожи на большие банки огурцов. Они были металлическими, их открывал эсэсовец специальным консервным ножом. Содержимое банки бросали внутрь.

[…]

У Крематориев III [IV] и IV [V] были одинаковые планировки?
Авраам: Они были построены в одном стиле, но в противоположные стороны.

Планировка Крематориев I [II] и II [III] отличалась?
Шломо: Да, в I [II] и II [III] имелся подвал; в Крематориях III [IV] и IV [V] был только один этаж, и всё происходило на одном уровне. В Крематориях I [II] и II [III] не было ставен, а отверстия в газовых камерах были в потолке и закрывались бетонной крышкой.

Как вынимали тела из газовой камеры?
Авраам: Вручную при помощи поясов. Мы привязывали пояс к рукам или к ногам и вытаскивали. Голыми руками невозможно было ни за что ухватиться, потому что тела были скользкие. (***прим. Многие члены зондеркоманды рассказывают, что тела были в крови и в испражнениях.***) Когда начиналась работа в газовой камере, мы убирали одежду из раздевалки, чтобы освободить место для тел.

Шломо: Когда Молл открывал двери, мы надевали противогазы и начинали вытаскивать тела из газовой камеры по узкому коридору обратно в раздевалку – и оттуда по коридору к печам.

Авраам: В газовой камере был бетонный пол, так что волочить тела было легко. Но дальше, чем ранее к ямам.

Шломо: В первом коридоре, сразу у входной двери, парикмахеры срезали волосы. Во втором коридоре «дантисты» вырывали золотые зубы и снимали с мертвых тел кольца. После этого мы волокли их к печам.

Где находились печи в Крематориях III [IV] и IV [V]?
Шломо: Печи были с правой стороны, газовые камеры были с левой, а раздевалка посередине между ними.

Сколько печей было в Крематории III [IV]?
Шломо: Восемь.

Вы когда-нибудь видели их близко?
Шломо: Да.

Как они выглядели?
Шломо: Печи топили каменным углем, или еще каким-то углем. Сами печи были выше. И двери печей находились выше. Крышка была очень тяжелая полукруглой формы. Там были металлические носилки, и на них клали тела. Мы толкали носилки с телами в огонь и затем вытаскивали носилки.
Мы укладывали тела на железных носилках. Носилки были на колесиках, так мы толкали тела в печь. Тела надо было уложить по трое: два тела параллельно, головами друг к другу, и одно тело ногами к головам двух других.
Пока укладывали третье тело, два первых были уже наполовину в печи и уже загорались. Жар был такой сильный, что кисти их рук и ступни съеживались и конечности скрючивались и сжимались. От этого было труднее класть на носилки третье тело, поэтому нам надо было торопиться. Двое заключенных поднимали носилки с дальнего конца. Когда мы подвозили носилки ближе к печи, один из заключенных удерживал тела граблями, которыми пользовались как вилами, и еще двое заключенных вытаскивали носилки из под тел.
Как только печь была полна, закрывали крышку и уходили к следующей печи. Огонь горел пятнадцать-двадцать минут. После этого крышку открывали и в печь клали новые тела.

Что делали с костями, которые так и не сгорели?
Шломо: Рядом с Крематорием III [IV] была бетонная площадка размером около десяти квадратных метров. Туда приносили несгоревшие останки. Несколько членов Зондеркоманды должны были измельчать кости деревянными поленьями. Пепел увозили на грузовиках и бросали в реку.

___
translated from the book "We Wept Without Tears" by Gideon Greif, ISBN-13: 978-0-300-10651-0

comments: Leave a comment Previous Entry Share Next Entry

(Deleted comment)

toh_kee_tay
Link:(Link)
Time:2010-04-13 10:52 pm (UTC)
зато у вас есть таджикский библий, утешительнейшее чтение :)
(Reply) (Parent) (Thread)

[icon] Братья Авраам и Шломо Драгон. Часть 2-я. - this song's got no title (just words and a tune)
View:Recent Entries.
View:Archive.
View:Friends.
View:Profile.
View:Website (My Website).
[ЖЖ] - фрагменты:Лента друзей. Лента communities. Syndicated Feeds. Друзья Друзей. Мой LJ Inbox. Дни рождения лжеюзеров.
 
Разное:Axis History Forum. Poemas del río Wang. Peter's Paris. milkyelephant. the creatures in my head by andrew bell. Edward Gorey House (events and exhibitions). The Simon and Garfunkel Lyrics Archive. Eltonography :). Bernie Taupin's Discography.