?

Log in

No account? Create an account

[icon] Братья Авраам и Шломо Драгон. Часть 6-я. - this song's got no title (just words and a tune)
View:Recent Entries.
View:Archive.
View:Friends.
View:Profile.
View:Website (My Website).
[ЖЖ] - фрагменты:Лента друзей. Лента communities. Syndicated Feeds. Друзья Друзей. Мой LJ Inbox. Дни рождения лжеюзеров.
 
Разное:Axis History Forum. Poemas del río Wang. Peter's Paris. milkyelephant. the creatures in my head by andrew bell. Edward Gorey House (events and exhibitions). The Simon and Garfunkel Lyrics Archive. Eltonography :). Bernie Taupin's Discography.

Tags:, , , ,
Security:
Subject:Братья Авраам и Шломо Драгон. Часть 6-я.
Time:08:31 am
Как вы присоединились к восстанию, Шломо?
Шломо: Сперва я ничего не знал о движении сопротивления в лагере. Но однажды ко мне обратился один подпольщик, французский еврей с боевым опытом гражданской войны в Испании. Он хотел, чтобы я вступил в подполье, потому что считал меня надежным, и еще потому, что я исполнял должность ответственного по бараку – т.е. у меня было больше свободного времени, и я мог присматривать за боеприпасами. Его товарищ подошел ко мне и попросил помочь. «Чем я могу помочь?» - спросил я. Он ответил: «Я дам тебе разные штуки, а ты присмотришь за ними.»

Когда произошел этот разговор?
Шломо: В конце 1943-го. Поначалу мы не использовали слово «боеприпасы», вместо этого мы говорили «штуки». Но как только я вступил в подполье, он передал мне несколько взрывчаток, которые выглядели как банки. Они должны были служить ручными гранатами. Он передавал их мне время от времени – бывало, что каждый день, а бывало, раз в неделю. Эту взрывчатку мы получали от евреек, работавших на заводе боеприпасов Union. Я прятал самодельные гранаты у себя в матрасе. Заключенные Зондеркоманды были одними из немногих, кто спал на матрасах. Позже, когда гранат стало слишком много, я прятал их в одной из колонн, на которых держалась крыша здания. В каждом из крематориев в жилых помещениях был один заключенный, который так же как и я отвечал за хранение гранат. У меня был помощник. Готовые гранаты мы делили между крематориями. В каждом крематории среди членов Зондеркоманды были подпольщики. Сперва мы прятали гранаты в Блоке 13. Через некоторое время мы переехали жить в здание крематория, и я перенес гранаты туда.

Как вы принесли гранаты в крематорий?
Шломо: В карманах. Когда мы выезжали из 13-го блока, нас не обыскивали.

Сколько гранат вы перенесли?
Шломо: Двадцать восем-тридцать. Конечно, не все сразу. Ответственные по бараку занимались переездом из 13-го блока в крематорий. Мы бегали туда-сюда несколько раз, и каждый раз я брал с собой по две гранаты.

А вы, Авраам, вы тоже переносили гранаты?
Авраам: Нет. Я в этом не участвовал.

Вы спрятали в крематории что-нибудь еще?
Шломо: Фотоаппарат.

Как вы делали гранаты в тех условиях?
Шломо: Как я уже сказал, мы получали взрывчатку от евреек, работавших на военном заводе. Возвращаясь с работы вечером после рабочего дня они засовывали немного пороха в складки одежды. Гранаты собирали в Крематории I [II], и моей обязанностью было доставить их в Крематорий IV [V]. Мой связной с подпольем, французский еврей, сказал мне: «Принеси сверток из Крематория I [II]. В нем несколько веников.» Чтобы попасть в Крематорий I [II], мне надо было пересечь открытую территорию. Без охраны этого делать не разрешалось. Поэтому меня вел под конвоем немец. И вместе мы дошли до Крематория I [II], где меня ждал тот свёрток. Он был намного тяжелее, чем был бы сверток с вениками. Я забросил его себе на плечи, и немец вернулся вместе со мной в Крематорий IV [V], где мы передали его, кому следовало.

Вы не боялись нести гранаты на себе? Это ведь очень рискованно.
Шломо: Я не боялся. Наоборот: я был ужасно горд.


Участвовали ли в востании неевреи?
Шломо: Да, несколько. Среди нас в организации подполья участвовал русский «Полковник». К нам присоединилась группа из двадцати русских пленных офицеров. По прибытии в Биркенау им было велено снять военную форму, но они тянули с этим, и в конце концов начальник лагеря разрешил им оставаться в ней. «Полковник» связался с ними и уговорил их оказать помощь в подготовке восстания. Но когда они выяснили, сколько народу знает о восстании, они пожалели о своем решении и заявили: «Так ничего не получится. Слишком многие знают об этом. Надо, чтобы как можно меньше людей знало тайну.» С того времени больше никого не принимали в подполье, но к счастью меня у же приняли.

Как по-вашему, тогда хорошо хранили тайну?
Авраам: Очень хорошо.

Вы помните имена ваших товарищей по подполью?
Шломо: Большинство имен я вообще не знал.

Авраам, вы знали, что ваш брат был участником сопротивления?
Авраам: Да, в очень общих чертах. Но он не рассказывал никаких подробностей. Он, например, так и не сказал мне о спрятанных гранатах. Я спал на одной с ним полке с гранатами под матрасом, и я ничегошеньки не знал. Пока однажды он спросил меня: «Ты знаешь, что спишь на ручных гранатах...?»

Шломо: Я держал это в тайне, как велел мне мой связной. Никто не должен был знать о гранатах. Поэтому я спал на краю постели, у стены рядом с тайником.

Разве немцы не обыскивали ваши кровати?
Шломо: Для безопасности я позднее перепрятал гранаты в тайник в стене. И кроме того немцы обычно не входили в наши жилые помещения. Только мы, ответственные по бараку, знали всё. Немцы непосредственно с нами не общались, только со старшиной блока.

Старшина блока был еврей?
Шломо: Да, еврей. Его звали Георгесом. Он тоже ничего не знал о гранатах.

Можете описать восстание?
Шломо: Оно началось в октябре 1944-го. В то время прибывало мало поездов, и большинство заключенных Зондеркоманды сидели без дела. Немцы решили отобрать сто человек. Нашу группу вывели во двор из Крематория III [IV], и началась селекция. Некоторые из нас хотели начать восстание сразу, не дожидаясь приказа, хоть мы и не были еще готовы. Я говорил им: «Пока я не получу приказ вынуть гранаты, мы не можем начать.» Восстание еще не было подготовлено. И не было возможности сообщить о наших действиях остальным. Но как только решение было принято, мы напали на эсэсовцев, воспользовавшись всем, что было под рукой. Мы ранили двенадцать человек. И, похоже, еще и убили двоих-троих.

(*** прим.
Имена троих эсэсовцев, убитых в день восстания: Рудольф Эрлер, Вилли Фризе и Йозеф Пурке.
***)

СС немедленно ворвались в крематорий, открыли огонь и захватили территорию. Восставшие подожгли здание – они подожгли матрасы на полу жилых помещений. Из-за пожара я не мог достать гранаты. Я боялся, что спрятанные в стене гранаты взорвутся, и тогда немцы узнают о подполье. К счастью обвалилась крыша и погребла под собой весь жилой этаж.
Таким образом немцы ничего не узнали, и гранаты тоже не взорвались. Мы хотели убежать, но мы были окружены, и бежать было некуда – крематорий окружал электрический забор, и ворота были заперты. Во время восстания немцы убили больше пятисот убежавших из семисот заключенных, находившихся в крематориях.

Авраам: Восстание началось после того, как было отдан приказ на селекцию сотни человек из Зондеркоманды. Мы стояли во дворе Крематория III [IV] на перекличке, и мы не знали, чьи имена были в списке. Некоторые из нас были вооружены железными колами или ножами. Все понимали, что нам было нечего терять, и настало время действовать. Несколько человек набросились на эсэсовцев и принялись их избивать. В поднявшейся суматохе, мы предприняли попытку к бегству. Мы не знали в точности, куда бежать, главное было выбраться наружу. Немцы подняли стрельбу и ранили нескольких из нас. Мы продолжали бежать. Выбор был между соседним Крематорием IV [V] и дорогой.

Вы, два брата, бежали отдельно или в группе?
Авраам: Я бежал один. Кого настигала пуля, тот оставался лежать. Остальные разбежались во все стороны. Мы добежали до Крематория IV [V] и мы не знали, что нас ждало. Мы втиснулись внутрь крематория и попытались спрятаться. Мы могли погибнуть в любой момент. Позже немцы нас всех пресчитали и приказали четверым выйти из строя. Мой брат, я и еще двое членов Зондеркоманды шагнули вперед. Эсэсовцы увели нас. Но еще до того, как мы покинули крематорий, они выстрелил мне в ноги разрывными пулями. Я упал и не мог идти дальше. Вокруг меня столпились эсэсовцы. Возле меня поставили охранника, чтобы я не сбежал. Это произошло во дворе Крематория IV [V]. Я попросил охранника: «Зачем меня охранять? Пристрели меня. И всё будет кончено. Ты сможешь уйти.» Ответом мне по-немецки было: «Я не получал приказа тебя застрелить.» И он продолжал стоять возле меня.
И тут пришел старый немец, который работал в Зондеркоманде. Он был хороший человек и иногда приносил нам еду. Увидев, что я ранен, он велел принести меня в лагерный лазарет. Там уже лежали раненный фольксдойче капо и мой друг, зондеркомандовец из Греции. В лазарете работал еврейский доктор из Варшавы, он позаботился обо мне.

Как звали этого доктора?
Авраам: Хейман или Херманн, точно не помню. Я попросил его помочь мне умереть. Он ответил: «Здесь вам нечего бояться. Здесь с вами не случится ничего плохого.» Он меня прооперировал, дезинфицировал и перевязал мне рану, и я остался в лазарете.

Что произошло с вами обоими, после подавления восстания?
Шломо: Добравшись до Крематория IV [V], я какое-то время прятался за горой камней. Мой друг Таубер прятался в трубе крематория. Всё это время немцы добивали оставшихся в живых повстанцев. И потом немцы привели еще человек сто уцелевших в Крематорий III [IV], так как там еще лежали несожженные трупы. Я связался с братом, который находился раненый в лазарете. Немцы допрашивали уцелевших, но никто не пикнул. Мы притворились, что ничего не знали.


___
translated from the book "We Wept Without Tears" by Gideon Greif, ISBN-13: 978-0-300-10651-0

***

P.S. Вот здесь история фотоаппарата, о котором упоминает Шломо Драгон:
http://toh-kee-tay.livejournal.com/409480.html

и фотографии снятые этим фотоаппаратом:










Первая фотография очень известна в обрезанном виде: http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/5/58/Auschwitz_Resistance_280_cropped.jpg/640px-Auschwitz_Resistance_280_cropped.jpg

из этого кусочка не видно, что фото сделано втайне из окна.
comments: Leave a comment Previous Entry Share Next Entry

[icon] Братья Авраам и Шломо Драгон. Часть 6-я. - this song's got no title (just words and a tune)
View:Recent Entries.
View:Archive.
View:Friends.
View:Profile.
View:Website (My Website).
[ЖЖ] - фрагменты:Лента друзей. Лента communities. Syndicated Feeds. Друзья Друзей. Мой LJ Inbox. Дни рождения лжеюзеров.
 
Разное:Axis History Forum. Poemas del río Wang. Peter's Paris. milkyelephant. the creatures in my head by andrew bell. Edward Gorey House (events and exhibitions). The Simon and Garfunkel Lyrics Archive. Eltonography :). Bernie Taupin's Discography.