?

Log in

No account? Create an account

[icon] the end - this song's got no title (just words and a tune)
View:Recent Entries.
View:Archive.
View:Friends.
View:Profile.
View:Website (My Website).
[ЖЖ] - фрагменты:Лента друзей. Лента communities. Syndicated Feeds. Друзья Друзей. Мой LJ Inbox. Дни рождения лжеюзеров.
 
Разное:Axis History Forum. Poemas del río Wang. Peter's Paris. milkyelephant. the creatures in my head by andrew bell. Edward Gorey House (events and exhibitions). The Simon and Garfunkel Lyrics Archive. Eltonography :). Bernie Taupin's Discography.

Tags:, , , , , , ,
Current Music:http://youtu.be/GUAV_1jBJB4
Security:
Subject:the end
Time:03:23 pm
Перевод из книги Яффы Элиах «There Once was a World».

начало тут: http://one-way.livejournal.com/554676.html и тут: http://one-way.livejournal.com/555200.html

Часть 3-я. Судьба женщин



После того как всех мужчин убили, охранять женщин на Лошадином рынке осталось всего несколько литовских стрелков. Решили, что они слишком напуганы, чтобы бежать. Большинство убийц кутили в городе, отмечая сегодняшний день; часть отправили в Тракай за патронами для расстрела женщин и детей, а то запасы подходили к концу. И так, в четверг нескольким смельчакам удалось подойти к женщинам и обсудить с ними планы побега. Семьи Моше Соненсона, Шошке Вайн, Блахаровичи, Кагановичи, Добка Кремин и еще несколько человек обязаны жизнью местным полякам, в последнюю минуту пришедшим им на помощь.

Шошке (Шошана) Вайн сидит впереди всех. Давным-давно, летом 1926-го года


http://farm7.static.flickr.com/6092/6286340313_7286b5993e_o.jpg

По плану, который Моше Соненсон обсудил с ними перед тем, как покинуть Эйшишок, Яшка и Зоська Алишкевич пробрались на Лошадиный рынок, чтобы еще раз попытаться уговорить Циппору бежать. Она последний раз просила мать и сестру бежать вместе с ней, но Альте Кац, по прежнему уверенная в том, что немцы и на этот раз окажутся столь же цивилизованными, сколь были их отцы в Первую Мировую, снова отказалась. А Шошана не желала бежать без матери. Понимая, что это ее последний шанс спасти маленького Шауля и увидеть мужа и старших детей, Циппора распрощалась с сестрой и матерью. Она надела принесенную Алишкевичами крестьянскую косынку и попыталась в толчее проскользнуть в ворота, но один из шаулистов заподозрил обман. Циппора купила его молчание легко – ценой хорошенького вышитого овечного полушубка – и забралась в повозку Алишкевичей. Но и под косынкой Циппору опознал кто-то из местных поляков и донес полицаям.

Спустя несколько минут Яшка Алишкевич понял, что за ними погоня. Он остановился у поля, спрятал Циппору и малыша в стогу сена, и поехал дальше. Когда погоня настигла его, литовцы с поляками обыскали телегу и пронзили вилами стога у дороги, но Циппора и Шауль прятались в стогу в глубине поля. Погоня повернула назад ни с чем, а Яшка вернулся за Циппорой позже к вечеру. Они должны были остановиться в Радуни в доме Роговских, но к тому времени, как они туда приехали, Моше и дети уже были на пути в Василишок.

Циппора Соненсон читает книгу:


http://farm7.static.flickr.com/6224/6286340069_694c36de63_o.jpg
Monday, June 21, 1926


Тем временем на Лошадином рынке Яшка Сенкевич, который в тот день отвез на смерть множество евреев, смог поговорить с красавицей Шошке Вайн. «Всех мужчин убили,» - сказал он и для пущей убедительности продемонстрировал надетое на нем пальто, принадлежавшее одному из знакомых Шошке: «Беньомин Черный – тоже мертв. Он отдал мне свое пальто перед тем, как его расстреляли. И теперь на очереди женщины и дети. Я вернусь к ночи и помогу тебе бежать.» Рядом стоял литовский стрелок – из местных, знавший всех тех, кого только что весь день расстреливал. Он был совершенно пьян. «Как ты мог?!» - спросила его Шошке. Он ответил ей: «Трудно было сделать первый выстрел. Но нас хорошенько напоили, и убивать стало легче ----.»

Вечером Сенкевич вернулся еще с одним приятелем Шошки, Щеснолевичем, который еще несколько дней назад пытался уговорить ее бежать. Через щель в заборе они помогли бежать Шошке, ее сыну Бен-Циону и еще нескольким родственникам. Они были на волосок от гибели, когда один из шаулистов заметил их и выстрелил в их сторону, но Сенкевич сказал ему, что Бен-Цион его племянник, и их отпустили. Двоюродной сестре Шошки Златке Гарбер, сестре Гутке с тремя детьми и Гуткиным золовкам Крейнеле Каничковской и Иде Кагановой и детям Иды – всем удалось бежать. Шошке предлагала бежать еще нескольким женщинам, но они отказались: одна из них была из тех девушек, над кем за день до того надругались литовцы и немцы – и не хотела больше жить, другая не видела смысла цепляться за жизнь после смерти мужа и остальных близких.

Затем Яшка Сенкевич привел их всех к себе домой, но его жена – празднично разодетая в награбленные наряды и украшения, в наряды и украшения, принадлежавшие их общим знакомым, ожидавшим смерти на Лошадином рынке – вышла им навстречу и предупредила, чтобы они держались подальше: у нее в доме гуляли шаулисты, праздновали смерть евреев. Они поспешили в темную, безлунную ночь, вокруг них тени других беглецов, одна из которых, Нехама Матиканская, присоединилась к ним. Вместе, они добрались до деревни Дочишки в гостеприимный дом друга-христианина, где их накормили хлебом, медом и теплым молоком. Когда они отдохнули, Сенкевич повел их в Радунь.

На прогулку в Секлуцкий лес:


http://farm7.static.flickr.com/6221/6286340573_d807d5b8e7_o.jpg
Шейна Блахарович третья с конца


Другая группа сбежавших в ту ночь состояла из Фрумл Блахарович и двух ее дочерей, Шейны и Гутки. Они надеялись как-нибудь продержаться, пока у них не появится шанс добраться до земли Израиля, а там и до брата Фрумл – Семена Каганова. Их тоже заметил один из шаулистов, когда они протискивались в дыру в заборе. Босоногий юноша в подпоясанных веревкой штанах был вооружен. Шейна хотела откупиться от него кольцом, но он отказался его взять и отпустил их просто так. В конце Мельничной улицы жил Яшук Капитан – гой, бегло говоривший на идиш, и верный друг. Он дал им приют. Его жена уже спала – ее голова едва видна среди награбленных в еврейских домах подушек. В ту ночь беглецы спали в амбаре, а на следующий день прятались на сеновале, пока работники мололи муку. Всякий раз, когда смолкал шум молотьбы, со стороны христианского кладбища в Юриздике были слышны выстрелы.

Вечером в пятницу Яшук Капитан попросил их уйти – стало слишком опасно. Рядом с деревней Коркучаны Шейна постучалась в окно фермы, где жил один из клиентов ее ателье. Фермер впустил их, накормил хлебом, мёдом, напоил теплым молоком и отнес записку от Шейны в Радунь к Рогожским. Он вернулся с ответом: «Всё благополучно. Приходите в Радунь.» Сплотившись в чрезвычайной ситуации, еврейская община Радуни подкупила местных чиновников и получила документы на жительство для беженцев из Эйшишка, чтобы гестапо не смогло выявить тех, кто избежал массового расстрела. Покамест Радунь была надежным убежищем.

На фоне католической церкви в Юриздике:


http://farm7.static.flickr.com/6227/6286339633_f16e62f119_o.jpg
Генешка Каганович сидит на ограде, рядом стоит ее подруга Матл Соненсон. Генешка выйдет замуж за дядю Яффы Элиах. Она, ее муж и маленький сын погибнут 25-26 сентября 1941 года во время массового расстрела евреев Эйшишка. Матл и ее мужа еще в 1940-м году депортируют в Сибирь, и это спасет им жизнь


Выстрелы, звучавшие в пятницу, 26-го сентября, со стороны Юриздики, означали казнь женщин и детей. Снова убийства совершали литовские стрелки и немцы из третьей ударной группы. Женщин и детей было почти в два раза больше, чем мужчин, и дабы ускорить дело, старух и матерей с совсем маленькими детьми привозили на телегах. Так что пятничные жертвы быстро прибывали к месту своей гибели – к огромной свежевырытой яме у католического кладбища в Юриздике. К тому времени, как посланец Берла Лифшица добрался до Лошадиного рынка, там уже никого не осталось, и он ни с чем возвратился в Радунь.

Так случилось, что два паренька, которым за день до того удалось спастись от смерти – Лейбке Каганович и его брат Беньямин – прятались в укрытии позади каменной ограды кладбища и стали случайными свидетелями последовавших событий. В огромной толпе женщин и детей они не находили свою мать, бабушку и сестру. Не смея надеяться на то, что тем удалось бежать, братья наблюдали один за другим ужасы, происходившие прямо у них на глазах. Они смотрели, как прикладами и дубинками гнали на смерть женщин с грудными детьми на руках и с цеплявшимися за них детьми постарше. Они смотрели, как их всех заставляли раздеться.
Потом молодых девушек отделили от остальных и уволокли насиловать в кусты. Их насиловали снова и снова, солдат за солдатом, полицай за полицаем...
Я не мог кричать и не мог закрыть глаза. «Отвернись, Лейбке! Не смотри!» - Беньямин стянул меня со стены.
Я не хотел смотреть, но я не мог не смотреть. Я видел, как литовцы отстреливали женщинам груди и как они стреляли им по гениталиям. Я видел, как изрешетили мою тетю, и как бесконечно долго насиловали мою двоюродную сестру, пока смерть не стала казаться ей избавлением.
Пальцы соскользнули со стены, и я упал возле брата, задыхаясь от слез. Меня тошнило.


Всё это продолжалось до бесконечности. Остраускас забрал грудных детей у кричавших в ужасе матерей, надел поверх формы чьё-то пальто и одного за другим разможжил малышей о ближайший валун, забрызгав их кровью руки и пальто.

Хайя Соненсон (мать Моше Соненсона и бабушка Яффы Элиах) шла на смерть в окружении своей семьи: дочери Хинды (сестра Моше), четверых детей Хинды, невестки Генешки (та, что сидит на ограде на предыдущей фотографии), маленького сына Генешки Меира, и невестки Иды с двумя сыновьями. По словам Яшки Алишкевича, Хайя молилась на краю могилы.

Возможно, она читала Виддуй, исповедь умирающего? Молила ли она о безопасности трех своих сыновей, которым удалось бежать, и которым, быть может, удастся когда-нибудь достичь земли Израиля?
Или, может быть, она благодарила за то, что будет похоронена в земле своих предков?
Автоматная очередь скосила членов семьи Соненсон – одного за другим. Одна из дочек Хинды крикнула: «Помогите, у меня папа в Америке!» и тоже упала в могилу.


Хинда Соненсон Тавлицкая, сестра Моше Соненсона и тетя Яффы Элиах, позирует с книгой:



Альте Кац (мать Циппоры Соненсон, другая бабушка Яффы Элиах) встретила смерть, стоя рядом со своей дочерью Шошаной. Неужели лишь у края могилы она поняла наконец, насколько новые немцы отличались от своих предшественников, в которых она так безраздельно верила? Когда она падала, один из собравшихся вокруг зевак крикнул по-польски: «Пани Кацова, дайте мне лекарство! Сфотографируйте меня!»

У Альте Кац в Эйшишке была своя аптека/фотостудия. Она была профессиональным фотографом.


http://farm7.static.flickr.com/6238/6286966626_6fa38c4029_o.jpg
Альте Кац на ступеньках своей аптеки. Слева – ее младший сын Авигдор, справа – ее старший внук Ицхак. Не знаю, что за мальчик впереди стоит.


И вот еще фотография – аптека/фотостудия Альте Кац. Ее дочки – Эстер и Шошана стоят на крыльце. С ними Фаня Ботвиник, дочь директора школы Моше Яакова Ботвиника.


http://farm7.static.flickr.com/6039/6286966956_c29c356c78_o.jpg

Всё это время рабби Шимона Розовского оставляли в живых на месте казни – чтобы он смотрел, как одна за другой накатывают волны смерти, как убивают сотни и тысячи дорогих ему людей. И вот, наконец, на закате в пятницу пришел и его час. По одним показаниям, последнего рабби Эйшишка расстреляли, по другим, дали автоматную очередь поверх его головы и похоронили его живым.

С заходом солнца убийцы с песнями вернулись в город, веселые и пьяные.

В тот вечер не слышно было субботних песен из оскверненных синагог штетла; и в опустошенных домах не горели субботние свечи. Только пьяный крестьяник-поляк, нарядившийся в праздничный костюм рабби Розовского – его длинный шелковый сюртук и цилиндр – стоял посреди безлюдной рыночной площади с бутылкой водки в руке и кричал, передразнивая, на ломаном идише: «Евреи, идите в синагогу!»

***

Немецкий отчет о действиях третьей ударной группы в период между 4-м июля и 25-м ноября 1941-го года содержит перечень дат и мест массовых расстрелов, а также количество евреев, убитых в каждом из них. Эйшишок упомянут в этом списке одной строкой. В ней сказано, что 27 сентября 1941 года было убито всего 3446 эйшишковских евреев, из них 989 - мужчины, 1636 - женщины и 821 - дети. При всей хваленой немецкой аккуратности – ни одной верной цифры. Дата неверная – убийства проходили в течение двух дней 25-го и 26-го сентября. 27-го всё было тихо, если не считать многочисленных пьянок с участием немцев, литовцев и некоторых местных поляков. Убитые евреи были не только из Эйшишка, но и почти полторы тысячи человек – из окружающих деревень. Поэтому итоговая цифра приближается к пяти тысячам погибших.

***

В воскресенье, 28-го сентября 1941-го года, звон колоколов в церкви в Юриздике как ни в чем не бывало созвал народ молиться, и как обычно храм был набит до отказа. На скамьях рядами сидели люди, в праздничных воскресных одеждах, которые то и дело оказывались праздничными субботними одеждами их мертвых соседей-евреев, чьи дома они ограбили. Остраускас тоже явился и исповедался. И прихожане слушали речь священника о том, что евреев наконец-то призвали к ответу за распятие Христа. Сам священник не оправдывал убийства и мародерства. Более того, по крайней мере один из свидетелей утверждает, что священник попросил всех членов собрания, одетых в награбленные еврейские вещи, встать и покинуть храм (хотя никто не встал и храм не покинул). Но он отнесся к убийству евреев с пониманием: пусть и плохая, но какая-никакая справедливость восторжествовала.



http://farm7.static.flickr.com/6120/6286858466_2da3e874eb_o.jpg

добро пожаловать в Эйшишок


comments: Leave a comment Previous Entry Share Next Entry


sashagalitsky
Link:(Link)
Time:2011-10-27 08:17 pm (UTC)
.
(Reply) (Thread)


koroleni
Link:(Link)
Time:2011-10-27 09:07 pm (UTC)
красивые люди на фото.
читать невозможно вообще.
(Reply) (Thread)


unklemika
Link:(Link)
Time:2011-10-27 10:37 pm (UTC)
.
(Reply) (Thread)


amoralkin
Link:(Link)
Time:2011-10-28 06:11 am (UTC)
.
(Reply) (Thread)


bespartiinyi
Link:(Link)
Time:2011-10-28 06:46 am (UTC)
:(
(Reply) (Thread)

[icon] the end - this song's got no title (just words and a tune)
View:Recent Entries.
View:Archive.
View:Friends.
View:Profile.
View:Website (My Website).
[ЖЖ] - фрагменты:Лента друзей. Лента communities. Syndicated Feeds. Друзья Друзей. Мой LJ Inbox. Дни рождения лжеюзеров.
 
Разное:Axis History Forum. Poemas del río Wang. Peter's Paris. milkyelephant. the creatures in my head by andrew bell. Edward Gorey House (events and exhibitions). The Simon and Garfunkel Lyrics Archive. Eltonography :). Bernie Taupin's Discography.