?

Log in

No account? Create an account

[icon] Владка Мид "По обе стороны стены" - this song's got no title (just words and a tune)
View:Recent Entries.
View:Archive.
View:Friends.
View:Profile.
View:Website (My Website).
[ЖЖ] - фрагменты:Лента друзей. Лента communities. Syndicated Feeds. Друзья Друзей. Мой LJ Inbox. Дни рождения лжеюзеров.
 
Разное:Axis History Forum. Poemas del río Wang. Peter's Paris. milkyelephant. the creatures in my head by andrew bell. Edward Gorey House (events and exhibitions). The Simon and Garfunkel Lyrics Archive. Eltonography :). Bernie Taupin's Discography.

Tags:, , , , ,
Current Music:Elton John - Mellow (Honky Château 2 of 10)
Security:
Subject:Владка Мид "По обе стороны стены"
Time:02:17 pm
продолжение.
предыдущие посты: http://one-way.livejournal.com/tag/vladka%20meed

Доставка оружия



Пробраться обратно в гетто было непросто и без оружия. Но с пустыми руками можно было смешаться с рабочими еврейских бригад, возвращавшихся после смены из «арийской зоны». Однако же если вы что-то несете, вас наверняка обыщут и арестуют прямо в воротах. Требовались более надежные пути.

Михаль однажды сам пронес в гетто револьвер. Он договорился передать его с поляком-железнодорожником, работавшим внутри гетто, но тот не явился, и тогда Михаль сам проник в гетто (*** Владка говорит, что он узнал у прохожих, как это лучше сделать, но не вдается в подробности. ***) Ему надо было пересечь часть Умшлага, где немцы обыскивали любого подозрительного. Он крепко держался за револьвер, лежавший у него в кармане, и был готов отстреливаться, если его остановят. К счастью, отстреливаться не понадобилось, и Михаль благополучно выполнил задание.

Одним из популярных мест контрабанды в гетто была часть Стены вдоль улиц Окоповой и Дзика, соприкасавшаяся на «арийской стороне» с Парызовской площадью. Предпреимчивые граждане подкупили тамошнюю охрану и развернули крупномасштабное контрабандное дело. Поляки взбирались по Стене в гетто, чтобы добыть за смешные деньги одежду, белье, обувь, швейные машинки и т.п. Кроме того, «храбрецы» лазили в гетто пограбить опустевшие еврейские дома – и выносили из них всю мебель, разбирали ее по частям, перетаскивали через Стену обратно в «арийскую зону», где потом собирали снова. Вся эта возня у Стены процветала некоторое время, пока немцы ее не обнаружили и не пристрелили нескольких контрабандистов. Пробираться в гетто и обратно становилось с каждым днем всё труднее.

Через Стену на Парызовской Михаль (Клепфиш) и Юрек (Арье Вильнер) переправили свою первую партию оружия – десяток револьверов, купленных нами у польского подполья. Револьверы спрятали в небольших картонных коробках, наполненных гвоздями, и Стефан Махай подвез их к стене на ручной тележке. Михаль и Юрек шли позади.Вдруг всех троих остановил польский полицейский, потребовавший у них разрешение на перевозку товара. К счастью несколько злотых удовлетворили его любопытство, и он разрешил им следовать дальше. Товарищи, ожидавшие на той стороне, услышали пароль, и один из них залез на Стену. Михаль, Юрек и Стефан подали ему коробки, и он спустил их на ту сторону.

Я тоже воспользовалась этим способом. Впервые я явилась туда в компании Михая, чтобы передать в гетто коробку с напильниками. Мы нарядились уличными торговцами. Я несла коробку, Михай договаривался с польскими контрабандистами. Заплатив их агенту и прождав довольно долгое время, мы получили разрешение перелезть через Стену. Затем по сигналу польского мальчишки Михай вскарабкался на Стену, я подала ему коробку, он схватил ее и спрыгнул на ту сторону. Задание выполнено, я вернулась домой.

Второй раз я отправилась на Парызовскую одна с тремя пакетами взрывчатки. Над местностью висела гробовая тишина; контрабандистов и след простыл. Я спросила у прохожей, что случилось, что так тихо? «Тут утром застрелили двоих, еще парочку арестовали. И усилили патрули.»

Что делать теперь? Об отсрочке не было и речи, моя взрывчатка была необходима в гетто, и мои товарищи, вне всякого сомнения, ожидали на той стороне Стены. Я позвонила в гетто, объяснила ситуацию и сказала, что передам посылку через фабрику Фейфера. Фабрика Фейфера находилась на углу улиц Окоповой и Глиняной, примыкала к гетто и часто служила лазейкой для бежавших из гетто евреев, а также в качестве перевалочного пункта для еврейского подполья. Однако всё было не так просто: напротив ворот высоко стоял немецкий часовой и зорко следил и за фабрикой и за еврейским кладбищем на той стороне Стены. Я позвонила и старик сторож открыл ворота. В тусклом коридоре не было никого. За деньги и водку старик разрешил мне передать небольшую посылку в гетто. Обрадовавшись, я перезвонила в гетто, чтобы меня ожидали у Фейфера в шесть вечера.

В сумерках я вернулась на почти пустую Окоповую улицу. Спрятавшись, я следила за совершенно неподвижным часовым. Решив не рисковать, я сидела тихо, пока не стало совсем темно. Казалось, прошла целая вечность, но наконец часовой отвернулся, чтобы зажечь сигарету. Я рванула к воротам фабрики, сторож впустил меня, затем быстро провел через несколько цехов, вверх и вниз по лестнице, и привел в маленький закуток, забитый коробками. Сторож указал в угол, сказал: «Готова?» – и выключил свет. В темноте я услышала шорох. Постепенно стали видны очертания маленького решетчатого окошка. «Быстрее, передавай свою посылку!»

Я подошла к окошку на цыпочках, усиленно вслушиваясь и вглядываясь. Ни звука. Неужели мои товарищи ушли? Я позвала очень тихо: «Юрек! Юрек!»

«Ну наконец-то!» – ответил чей-то шепот.

В окне появился силуэт. Янек Биляк – член еврейской боевой организации, человек не знавший страха и бравшийся за самые опасные задания.

Я попыталась просунуть пакет со взрывчаткой сквозь решетку, но он оказался слишком большим. Как мне теперь переупаковать мою посылку? Как вообще это сделать так, чтобы сторож не увидел, что там внутри?

«Скорее же!» - громкий шепот Янека снаружи.

«Погоди, мне надо всё перепаковать.» Я попросила сторожа на минуту оставить меня одну, но он вместо этого вызывался мне помочь. Выбора у меня не было. Вместе мы развязывали, пересыпали, завязывали снова. Казалось, мы возились несколько часов. Сторож дрожал как лист. Какого черта он сразу не сказал мне, что посылки должны быть маленькими? Голоса снаружи просили нас торопиться – а что мы, по их мнению, делали?!

Наконец мы всё упаковали. Тяжело дыша, сердце стучит, вся в поту, я просунула пакеты сквозь решетку. Сторож захлопнул окно и включил свет. Он был весь красный, рот открыт, еле дышит, тоже весь в поту. Я собрала остатки обертки и рассыпавшийся порох.

«Видите,» – успокоила я его (и себя) – «Ничего страшного, всё прошло нормально.»

«Никогда больше за такое не возьмусь,» – пробормотал сторож, – «Я чуть не умер от страха.»

Я сунула триста злотых и бутылку водки в его дрожащую руку и распрощалась с ним. Вдруг он спросил:

«Скажи честно, что было у тебя в посылке?»

«Ничего особенного, немного сухой краски в порошке.»

Такими вот путями доставляли мы в гетто нашу «краску», наши «гвозди» и тому подобные «товары» для Еврейской Боевой Организации.

comments: Leave a comment Previous Entry Share Next Entry

[icon] Владка Мид "По обе стороны стены" - this song's got no title (just words and a tune)
View:Recent Entries.
View:Archive.
View:Friends.
View:Profile.
View:Website (My Website).
[ЖЖ] - фрагменты:Лента друзей. Лента communities. Syndicated Feeds. Друзья Друзей. Мой LJ Inbox. Дни рождения лжеюзеров.
 
Разное:Axis History Forum. Poemas del río Wang. Peter's Paris. milkyelephant. the creatures in my head by andrew bell. Edward Gorey House (events and exhibitions). The Simon and Garfunkel Lyrics Archive. Eltonography :). Bernie Taupin's Discography.