?

Log in

No account? Create an account

[icon] Владка Мид "По обе стороны стены" - this song's got no title (just words and a tune)
View:Recent Entries.
View:Archive.
View:Friends.
View:Profile.
View:Website (My Website).
[ЖЖ] - фрагменты:Лента друзей. Лента communities. Syndicated Feeds. Друзья Друзей. Мой LJ Inbox. Дни рождения лжеюзеров.
 
Разное:Axis History Forum. Poemas del río Wang. Peter's Paris. milkyelephant. the creatures in my head by andrew bell. Edward Gorey House (events and exhibitions). The Simon and Garfunkel Lyrics Archive. Eltonography :). Bernie Taupin's Discography.

Tags:, , , , , ,
Current Music:The Graveyard Blues-2 by Abby Alper
Security:
Subject:Владка Мид "По обе стороны стены"
Time:03:17 pm
продолжение.
предыдущие посты: http://toh_kee_tay.livejournal.com/tag/vladka%20meed

[… я пропущу главу о партизанах. Ранней весной 1944-го Владка навещала своих товарищей, сумевших бежать из гетто после подавления восстания в Вышков лес. Отряд за год уменьшился на половину, на них охотились не только немцы, но и поляки с украинцами. Прятались подальше на болоте, спали на мокрой студеной земле, под дождем. Полуземлянка-полунора для готовки еды и шалаш из веток для хранения боеприпасов. И всё. Против немцев с их вооружением, у отряда не было шансов, единственный шанс – заранее узнать о готовящемся окружении. Партизан Вышкова леса предупреждала о немцах местная дружественная бабулька, связанная с подпольем и с Анной Вохальской, но она не всегда могла вовремя предупредить. Этот отряд был, в сущности, тем же укрытием, что и подвалы разрушенных зданий в Варшаве, но только в лесу. И без крыши над головой…]

***

Война продолжалась, и с новыми неудачами немцев на фронте усиливался их террор в арийской Варшаве. Немцы без разбора врывались в дома поляков, переворачивали всё вверх дном и депортировали тысячи людей на принудительные работы в Германию или отправляли в тюрьму Павяк на расстрел. Всё польское население находилось в панике. Но еще сильнее был страх евреев, прятавшихся в домах поляков.

Каждый поляк был обязан носить с собой удостоверения личности и трудовую карточку, каковые у него в любой момент могли потребовать для проверки. Мы не останавливались ни перед чем, лишь бы снабдить всех наших подопечных фальшивками обоих документов. В случае неожиданной облавы, или в том случае, если евреям придется по какой-то причине оставить свои малины - у них будет при себе хоть какой-то документ. И в этом нам очень помог польский «Совет помощи евреям» («Жегота», подробнее о ней см. http://toh-kee-tay.livejournal.com/321196.html) У них были свои тайные типографии и надежные сотрудники. От нас требовалась только фотография человека на документ, остальное – имя, дата, место рождения, профессия – было фальшивкой. Но достать фотографии евреев, прятавшихся в укрытиях, было непросто. Идти в фотоателье было опасно. Но если приводить фотографа в укрытие, то это должен быть надежный человек.

Я нашла такого фотографа совершенно случайно в фотоателье на углу улиц Желязна и Злота. Одна из сотрудниц этого ателье показалась мне еврейкой. Я навела справки, и выяснилось, что она выкрест. За небольшое вознаграждение она обходила со мной все укрытия, делала фотографии и сама их потом проявляла и печатала. Она оказалась очень надежной.

Мы собирали фотографии и записывали необходимую информацию и передавали всё связному с подпольной типографией. Одним из таких связных был Пан Юлиан, еврей, живший в маленькой комнате по адресу улица Мокотовская 31. Дважды в неделю в условленный час я приносила ему свёрток фотографий и документов. Часто я видела знакомые лица в коридоре, ведущем к его двери. И хотя мы не обменивались и словом в толчее коридора, мы прекрасно знали, зачем мы там: это было то место, куда приносили исходные данные, а забирали готовые документы.

Наши беседы с Паном Юлианом были краткими и деловыми. В одном документе надо было поменять место рождения; на другом требовалась маленькая печать; тут надо было продлить срок действия трудовой карточки, там добавить еще что-нибудь. Не говоря ни слова Пан Юлиан доставал свёрток из-под выложенной изразцами печки, проверял имя на свёртке и протягивал его мне. Весь обмен занимал пару минут.

Носить с собой подобные документы было чрезвычайно опасно. В любой момент вас могли остановить и обыскать. Связным не раз приходилось выпрыгивать на ходу из трамваев и искать убежище, иногда даже стучаться в дома к незнакомым людям. Несмотря на это мы делали всё, чтобы в назначенный час быть на Мокотовской 31. Но однажды хозяйка не впустила меня в дом. Пана Юлиана арестовали, сказала она. К ней уже несколько раз приходила секретная полиция. Больше о Пане Юлиане никто ничего не слышал. Наши визиты на Мокотовскую прекратились. Со временем мы нашли новую квартиру для обработки документов.

Однажды вечером я сопровождала еврея по имени Зам с Крохмальной улицы в укрытие на улице Брудновской. Мы подождали до темноты, чтобы не видно было его еврейского лица. Уже подходя к цели по тускло освещенной улице мы вдруг услышали из мрака: «Ваши документы!»
Немецкий патруль. Мы задрожали. У Зама было фальшивое удостоверение личности и еврейские черты лица. Мои бумаги тоже оставляли желать лучшего. Тем не менее, мы молча предъявили наши документы, и один из немцев осмотрел их под светом фонарика, а затем осветил фонариком наши лица. И отпустил.

«Если бы они определяли евреев только по документам и внешнему виду, я мог бы свободно ходить по улице» - радостно заявил Зам.

И он был прав. Наши документы почти всегда были достаточно надежны при поверхностной проверке на улице. Эти документы спасли сотни евреев.

Еще одним жизненно необходимым видом помощи в то время стало оборудование специальных тайников в польских домах, где еврей мог спрятаться в случае неожиданной облавы или в случае, если возникнут подозрения у любопытных соседей или вымогателей. На Пружна 14 портной Рогозинский, поляк, дал убежище двум своим работникам-евреям, Нотке и Митеку. В течение двух недель вахтер Яблонский тихой сапой приносил им кирпичи, песок и известь. Вместе с хозяином квартиры и евреями он соорудил карморку, соединенную с коридором. Всё было сделано так умело, что даже гестаповцы, явившиеся по прямому доносу и тщательно обыскавшие дом, не смогли ничего и никого найти. Оба еврея спаслись.

Юрек Игра построил маленький тайник для женщины по имени Франка Злотовская, которая нашла убежище в польской квартире на Крохмальной 36. В малюсеньком туалете Юрек устроил небольшое отделение с потайной дверью. Снаружи всё покрасили и навесили старые щетки.

В Прушкове у поляка Данкевича был замечательный тайник, в котором пережила войну еврейка по фамили Цукер. Тайник был внутри большой выложенной изразцами печи. Печь была полой внутри и вход был сверху через дымоход. Несмотря на частые обыски, полиция так и не нашла этот тайник.

После смерти Клары Хехтман (см. http://toh-kee-tay.livejournal.com/659632.html ) ее дочь Гутку и Мермельштайнов перевели на Орла 6. С усилением немецкого террора домохозяйка пани Грузель стала умолять меня убрать из ее квартиры евреев. Не помогло и предложение увеличить квартплату – она боялась за свою жизнь. И тогда мы решили устроить тайник в ее доме – двойную стенку в ее маленькой комнатке, куда евреи могли бы спрятаться в минуту опасности. Сперва хозяйка отказалась, потому что соседи заподозрят, что что-то не так, если мы станем носить к ней стройматериалы. К тому же она только недавно покрасила квартиру и не хотела заново портить стены. Но в конце концов нам удалось ее уговорить.

Координационный комитет выделил денег на стройматериалы, а работу поручили Биньямину Мидзижецкому. Вместе со мной и хозяйским сыном Биньямин осторожно собрал стройматериалы. Стройка началась в тот же вечер. Дверь была заперта, окна занавешены, и мы старались работать тихо. У Биньямина была специальная дрель, чтобы сверлить дырки в стенах и досках и не стучать молотком. Но всё равно бесшумно работать не получалось. Иногда казалось, что наши сердца стучат громче молотка. Хозяйка ходила из угла в угол, кусала ногти и время от времени давала волю слезам: почему, почему эти люди так злоупотребляют ее добротой?! Нам и самим было не менее страшно. Комната была завалена досками, брусьями, инструментами и оборудованием. Стена стояла голая и ободранная. Любой, кто заглянул бы в комнату, сразу бы догадался о причине всего этого строительства. Мы работали в постоянном страхе разоблачения, но старались сохранять спокойствие: «Всё будет нормально» - уверяли мы хозяйку.

Строительство заняло двадцать четыре часа беспрерывной работы. Труднее всего было сделать входное отверстие – позволяющее проползти внутрь и при этом не вызывающее подозрений. Наконец мы справились и с этим. В тот же вечер мы убрались в комнате и покрасили стены. Новое убежище было готово. Не прошло и двух недель, как в соседнем доме напали на немецкого чиновника. Вскоре фрицы оцепили всю улицу в поисках нападавших. Как обычно всех хозяев и жителей квартир выгнали на улицу, и немцы обыскивали квартиру за квартирой. Обыскали и квартиру пани Грузель. Они осветили электрическими фонариками комнату с двойной стеной – и не нашли ни тайник, ни троих евреев в нем.



продолжение следует
comments: Leave a comment Previous Entry Share Next Entry

[icon] Владка Мид "По обе стороны стены" - this song's got no title (just words and a tune)
View:Recent Entries.
View:Archive.
View:Friends.
View:Profile.
View:Website (My Website).
[ЖЖ] - фрагменты:Лента друзей. Лента communities. Syndicated Feeds. Друзья Друзей. Мой LJ Inbox. Дни рождения лжеюзеров.
 
Разное:Axis History Forum. Poemas del río Wang. Peter's Paris. milkyelephant. the creatures in my head by andrew bell. Edward Gorey House (events and exhibitions). The Simon and Garfunkel Lyrics Archive. Eltonography :). Bernie Taupin's Discography.