Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Владка Мид

Владка Мид "По обе стороны стены"

продолжение.
предыдущие посты: http://one-way.livejournal.com/tag/vladka%20meed

Судьба защитников гетто на «арийской стороне» (продолжение)



Несчастье шло с нами рука об руку. 24 мая 1943 года восемь бойцов гетто прятались на чердаке целлофановой фабрики в предместье Прага (*** что на ул. 11 Листопада - в английском тексте ошибка, написано, что дело происходит 11-го ноября. На самом же деле было 24 мая. ***). Чердак был весь уставлен ящиками со взрывчаткой и боеприпасами. Один из ребят разогревал в ложке лечебную мазь для одной из раненых девушек, горящая спичка упала на пол, на легко воспламеняющийся мусор под ногами, и произошел взрыв – ящики взорвались один за другим, и в считанные секунды чердак охватил пожар.

Лишь Элиезеру Геллеру, Тосе Альтман и Меиру Шварцу удалось вырваться из этого ада. Проломив голыми руками горящий потолок, они выкарабкались на крышу. Но Тосино платье загорелось, и, не в силах стоять, она упала и скатилась по крыше. К дому уже бежали люди тушить пожар, но увидев на крыше евреев, не знали, что делать дальше: «Там евреи! Евреи горят!» Казалось, присутствие троих несчастных евреев пугало их сильнее огня. Collapse )
Владка Мид

Владка Мид "По обе стороны стены"

продолжение.
предыдущие посты: http://one-way.livejournal.com/tag/vladka%20meed

Когда горело гетто...



...Варшава изумлялась четыре дня подряд.


Предполагалось, что немцы подождут до конца апреля, а то и до мая, но точно никто не знал. В любую минуту надо было быть готовыми к бою.

Утром 19-го апреля, в канун Песаха, в гетто грянула орудийная канонада. Залпы были оглушительными, от взрывов дрожала земля. Гетто окружили войска. Специальные части СС выстроились в полной боевой готовности. С балконов, из окон, и с крыш домов напротив Стены нацелили пулеметы. Немецкие мотоциклетные патрули оцепили улицы вокруг гетто.
Битва началась.

Восстание, к которому мы все так готовились, застигло нас врасплох. Не сговариваясь группа подпольщиков на «арийской стороне», включавшая кроме прочих Целека и меня, собралась на одной из явочных квартир. Мы решили раздобыть себе оружие и прорываться в гетто сквозь немецкое оцепление. Миколаю (*** Миколай Березовский – связной с польским подпольем ***) было поручено договорться об оружии с поляками, и мы ждали их ответа.

Наступило короткое затишье, но к полудню бой возобновился. По Бонифратерской, Мурановской и по Красинского подвезли артиллерию, поливавшую гетто шквалом огня. Юнкерсы, блестя на солнце, то кружили стервятниками, то устремлялись вниз. Мурановская пылала, и на севере ее в небо поднимался огромный столб дыма. Каждые несколько минут земля содрогалась от взрывов, разбивались вдребезги окна, и обваливались дома.

Я взглянула в сторону Свентоерской улицы. Туда, на то, что осталось от фабрики щеток, нацелили пулеметы. Очевидно немцы столкнулись там с сильным сопротивлением; очередь за очередью, пулеметы не умолкали. Мне было видно руины знакомых зданий, обрушившиеся этажи, огромные проломы в стенах, столбы поднимавшейся в небо пыли.

Вдруг город потряс оглушительный взрыв – громче всего, слышанного нами до сих пор.

По улице Налевки к Стене прогрохотали танки. Тысячи поляков столпились на улицах и наблюдали за схваткой. Они стеклись со всей Варшавы. Никогда еще город не был свидетелем такой схватки в самом своем сердце. Поляки не могли поверить, что евреи сами без чьей либо помощи противостоят немецким войскам. «Там наверняка сражаются наши, кто еще мог организовать такое!» - настаивали они. Они были радостно возбуждены, взволнованы, взбудоражены. «Смотрите, какие потери!» - кричали они, глядя на поток машин санитарной помощи, увозящих убитых и раненых немцев. Сирены визжали. Неожиданный град огня из гетто по «арийским» улицам разогнал зевак, а немцы бросились ничком на землю. При первой же возможности все побежали искать урытие. Боясь приближаться к Стене, немцы приставили к ней украинцев.

Collapse )

продолжение следует

Collapse )

я это всё вечером вычитаю и отловлю опечатки
Владка Мид

Владка Мид "По обе стороны стены"

продолжение.
предыдущие посты: http://one-way.livejournal.com/tag/vladka%20meed


Последние приготовления


«Власть в гетто больше не в моих руках. Здесь новое правительство у власти.»

Марек Лихтенбаум, последний председатель юденрата Варшавского Гетто, в ответ немецкому начальству.




[…]

Я посетила гетто накануне восстания. Как обычно на рассвете я явилась на Парысовский Плац с завернутым в грязную бумагу пакетом динамита, похожим со стороны на сверток с маслом. У ворот было тревожно, но для меня подставили небольшую лестницу, и я влезла на Стену. Я ожидала увидеть на той стороне своих связных, Юрека Блонса и Янека Биляка, но их не было. Значит, что-то неладно. Только я решила спуститься назад, как издалека донеслись выстрелы, народ бросился врассыпную – и лестницу подо мной моментально убрали. И вот я сижу у всех на виду на Стене: одной рукой вцепившись в кирпичи и со свертком «масла» в другой. Спрыгнуть нельзя – «масло» взорвется. Выстрелы приближаются, и помощи ждать неоткуда. Выбора у меня не было, я прижала динамит к себе и, будь что будет, приготовилась прыгать.

«Владка! Владка! Постой!» – это был Юрек. Пока он помогал мне спуститься на свою сторону, нас издалека увидели немцы, и началась погоня. Мы нырнули в пустое здание напротив Стены и брослись вверх по лестнице на чердак. Там мы зарылись под грудой перьев и постельного белья. Шаги и голоса позади нас становились всё громче. Наши сердца бешенно колотились. Найдут?

Бегло осмотрев чердак, немцы ушли. Мы лежали в нашем углу, пока не стихли все звуки. Только тогда мы рискнули выползти оттуда и очистились от перьев перед тем, как выйти наружу. На пустынных улицах мы держались ближе к стенам домов, то и дело прячась в подъездах от усиленных после январских событий немецких патрулей. Теперь у каждого еврея на улице требовали документы, каждый сверток проверяли и многие конфисковывали. По чердакам, подвалам и руинам заброшенных домов мы добрались до фабрики щеток.

А там всё бурлило и кипело. Взволнованные взмыленные евреи носились с мешками и узлами, народ куда-то торопился и собирался.

«В чем дело?» - спросила я Юрека.

«Мы только что узнали, что фабрику перевозят из гетто в один из новых трудовых лагерей в Понятове или в Травниках – оба недалеко от Люблина. Ну, то есть, это немцы так говорят. Вот объявление – можно брать даже детей.»

«И люди верят?»

Collapse )

продолжение следует
Владка Мид

Владка Мид "По обе стороны стены".

продолжение.
предыдущие посты: http://one-way.livejournal.com/tag/vladka%20meed

Зато мы делаем гранаты



После январских событий Армия Крайова (правое крыло польского сопротивления) поставила Евейской Боевой Организации партию оружия: пятьдесят револьверов и столько же гранат. Подпольщики-евреи на «арийской стороне» не жалели усилий, чтобы достать как можно больше оружия как можно быстрее. Собираясь вместе по вечрам мы мечтали вслух о том, как было бы здорово, если бы мы могли сами делать гранаты, потому что у нас почти не было поставщиков. Гетто беспрерывно и настойчиво умоляло об оружии.

Однажды ветренным субботним днем явился Юрек Блонс. Волосы растрепаны, лицо мрачно, пальто порвано – он перелез через Стену. Сказал, что в гетто в спешке готовятся к бою, что оружия катастрофически не хватает, и что необходимо ускорить его поставки. Я попыталась объяснить, что нам практически неоткуда добыть больше оружия, но Юрек ответил, что это наши заботы, что если мы не поторопимся, то скоро будет слишком поздно: «С минуты на минуту начнутся новые облавы. Оружие – единственное, что нам сейчас нужно!» Михаль, Целек и я весь день обсуждали с ним положение в гетто. Ему было тяжело смириться с мыслью, что поляки не хотят нам помогать. Обычно спокойный, он потерял самообладание: «Неужели мы так и останемся безоружными?! Почему они помогают нам так мало?». Что могли мы ответить ему, когда сами давно уже задавали себе те же вопросы? Кто-то пробормотал: «... если бы только мы могли обойтись без посторонней помощи.»

Collapse )
Владка Мид

Владка Мид "По обе стороны стены"

продолжение.
предыдущие посты: http://one-way.livejournal.com/tag/vladka%20meed

18 Января 1943-го: Первый бой



18 января 1943 года внутри гетто началась стрельба. Она звучала по-особенному, не так, как доносившиеся оттуда то и дело автоматные очереди, а как перестрелка.

Михаль, Целек и я поспешили к Стене, узнать, что происходит. Подойти близко было нельзя, усиленные наряды СС и украинцев отгоняли зевак. Похоже, в гетто шла массированная депортация. Всякий раз, когда немцы увозили большую партию евреев, у Стены обязательно усиливали охрану. Телефон на фабрике щеток не отвечал (*** связной телефон из этой главы: http://one-way.livejournal.com/584349.html ***) Нам не оставалось ничего другого, как попытаться выяснить хоть что-то, болтая с польскими полицейскими и с любопытными прохожими. Слухи ходили самые разные: евреи стреляют в немцев; евреи сопротивляются депортации; по улицам гетто валяются мертвые немцы. Но в точности никто ничего не знал. Поляки волновались, собирались кучками, перешептывались, пожимали плечами. Правда ли, что евреи убивают немцев? Может ли такое быть? Нечто необычайное происходило за Стеной – как это скажется на них, поляках?

К вечеру стрельба прекратилась, а известий из гетто мы так и не получили. Еще два дня в гетто продолжались беспорядки, на третий день, как будто, стало тише. Немцы отозвали усиленные патрули, но украинцы остались у Стены. Мы решили, будь что будет, но пробраться в гетто и связаться с нашими товарищами из Боевой Организации. На пятый день после первых выстрелов Михалю удалось перелезть через Стену. Вернулся он с подробным отчетом о событиях.

Collapse )
Владка Мид

Владка Мид "По обе стороны стены"

продолжение.
предыдущие посты: http://one-way.livejournal.com/tag/vladka%20meed

Оружие для гетто



Нашей главной миссией в «арийской зоне» - целью, ради которой мы подвергались постоянной опасности, меняли имена, переезжали с места на место, прятались, как загнанные звери – главной нашей задачей было достать оружие для отрядов сопротивления варшавского гетто. Ради этого объединились разрозненные силы, преодолели идеологические и тактические разногласия, сплотились под одним знаменем – знаменем мести убийцам наших родных и друзей.

Но как? Как нам, чужакам под личиной простых поляков, наладить поставку такого редкого, такого запрещенного товара, как оружие и взрывчатка? Нам было известно о тайных складах оружия польских подпольщиков, и мы обратились к ним. Миколай (*** Миколай Березовский – связной с польским подпольем ***) повторял снова и снова: «Терпение! Они обещают!» И снова и снова мы задавались вопросом, почему, несмотря на нашу готовность щедро заплатить, они отказываются нам помочь? Наши отношения с польским подпольем были натянутыми и часто плохо заканчивались, нас много раз предавали.

Юреку (Арье Вильнеру) удалось купить большую партию револьверов у одной женщины. Но не успел он принести домой чемодан с «товаром», как гестаповцы ворвались к нему в квартиру, нашли и забрали оружие и арестовали его самого и всех остальных жильцов. Мы были совершенно уверены, что донесла на него та же самая женщина, которая продала ему оружие. Сообщила нам об этом Тося Альтман – близкий друг Юрека. Все знали, что вырваться из когтей гестапо почти невозможно, но Тося не собиралась сдаваться. Через несколько месяцев мне стало известно о том, что Юрека пытали в гестапо, раздробили ему ступни и ладони, но он никого не выдал, что из тюрьмы Павяк его по ошибке перевели в лагерь Кавенчин недалеко от Варшавы, и что оттуда он связался с товарищами, и они помогли ему бежать. Он вернулся в гетто и там лечил свои раны. Юреку Вильнеру суждено было погибнуть во время восстания Варшавского гетто плечом к плечу с легендарным вождем восстания Мордехаем Анилевичем.

Потеря Юрека стала серьезным ударом по нашему подполью в «арийской зоне», его сменил Михаль (Клепфиш).

Collapse )

продолжение следует
Владка Мид

Владка Мид "По обе стороны стены"

продолжение.
предыдущие посты: http://one-way.livejournal.com/tag/vladka%20meed

Сопротивление



Их больше не было – наших родных и близких, любимых друзей, соседей и коллег по работе. Никого не осталось. Анка Волкович, Янкель Грушка, Маня Вассер с дочерью, Абрамек Бортенштейн с женой и ребенком – им всем указали «налево». Пустые рабочие места да простаивающие станки остались немым свидетельством ужасов последних дней. Мы сидели неподвижно, безмолвно, перед нашими шевейными машинками, и лишь чей-нибудь плач нарушал иногда тишину в комнате. Мёрманн носился по мастерской и кричал, что если мы так и будем сидеть весь день, он закроет лавочку и депортирует всех. Ответом ему оставалась равнодушная тишина.

Ну вот мы выжили – а зачем? Рано или поздно увезут и нас. Все дороги в гетто неумолимо вели в Треблинку. От нее не было спасения. Искра, теплившаяся даже в «спокойные» дни Варшавского гетто, начала разгораться – мало по-малу, медленно, но всё увереннее и жарче: «Раз уж нам всё равно судьба погибнуть, то лучше погибнуть с честью. Пусть они дорого заплатят за наши жизни!»

Collapse )

продолжение следует

crossposted to ru_history
mission to mars

не знаю, как это непафосно озаглавить

Рассказ у нас пойдет в особенности про американскую военщину.

The Medal of Honor. Под катом небольшой список награжденных ею. Простите за некоторое однообразие сюжетов – я это нарочно

http://www.history.army.mil/moh/



Подвиг каждого из них был очень... быстрым. Прочесть о нем и то дольше выйдет.

Collapse )



oneg shabbat archive

Архив «Онег Шаббат». Эмануэль Рингельблюм, Варшава. Июнь 1942 (продолжение)

Updated: June 20, 2011

Историку будущего надлежит уделить целую главу роли еврейской женщины во время войны. Именно благодаря мужеству и выносливости наших женщин тысячи семей способны выдержать эти горькие времена. С недавнего времени происходит интересное: в некоторых домовых комитетах женщины вызываются заменить мужчин, которые выдыхаются и выбывают. Службам помощи особенно нужны свежие, неизношенные кадры; там необходим сильный резерв.

Немцы продолжают ходить на клабище. Недавно там побывала группа солдат. Один из них заплакал и сказал товарищу: «Фюрер должен это увидеть!»
(***
предыдущее о еврейском кладбище и экскурсиях:
http://one-way.livejournal.com/459994.html#grave
http://one-way.livejournal.com/390136.html
http://one-way.livejournal.com/427957.html

А это вот рассказ человека, ходившего в гетто на, как выражается Рингельблюм, "экскурсии". Говорит и показывает ефрейтор немецкой армии Джо Гейдекер: http://one-way.livejournal.com/530070.html

***)

В гетто (и вне его) еврейские доктора и профессора проводят научные исследования. Голод – одна из самых интересных тем. Это самое распространенное заболевание в гетто, и лекарство от него самое простое - выгнать немцев из Польши!

Вот случай, произошедший во время сьемок фильма в гетто. Женщина, которую приволокли в тюрьму на улице Павя из знаменитой миквы на улице Дзельна 38, кричала и ни за что не соглашалась раздеваться. Пытавшийся ее утихомирить солдат, ударил ее и вышвырнул вон. Но в соседней комнате был полицейский-еврей, и он потребовал с нее 50 злотых за то, чтобы выпустить ее, хотя тот солдат уже разрешил ей уйти. У женщины было только 30 злотых. Они заспорили, и солдат услышал их спор. Он открыл дверь и увидел, что женщина всё еще не ушла, хорошенько ее избил и вышвырнул из комнаты. Еще одна иллюстрация страшной анархии и коррупции в гетто... Одна из трудовых бригад, работающих за пределами гетто, – кладбищенская бригада Повзки в количестве семисот человек. Среди прочего они роют могилы для немецких солдат, умерших в госпиталях. Многие евреи записались бы в эту бригаду, если б могли – они бы даже платили за удовольствие.


translated from the book "Notes From The Warsaw Ghetto" The Journal of Emmanuel Ringelblum, ISBN 1-59687-331-0

oneg shabbat archive

Архив «Онег Шаббат». Эмануэль Рингельблюм, Варшава. Май 1942 (продолжение).

Updated: June 12, 2011

В конце апреля и начале мая мы жили в страхе перед депортацией. Никто не знает, откуда поползли эти слухи. Есть мнение, что их распространили польские лавочники, чтобы евреи побыстрее распродали свои вещи. Ходили даже разговоры о количестве депортируемых между 150000 и 200000 и о Румынии в качестве пункта назначения. Из Кухонного Отдела юденрата выполз слух, что депортируют «непродуктивные элементы» и только работающие смогут пользоваться благами кухни. Это сочли мрачным предзнаменованием. Однако юденрат заверил нас, что нависавшая над нами угроза депортации миновала благодаря тому, что в гетто работают фабрики, снабжающие немецкую армию. Вот он, трагический парадокс. Лишь те евреи имеют право на жизнь, которые работают на снабжение немецкой армии. Та же ситуация в Вильно, в Ровно и в десятках других городов, в которых прошли массовые убийства евреев. В живых оставили только тех, кто прямо или косвенно работает на немцев. В истории еще не бывало национальной трагедии таких масштабов. Народ, который ненавидит немцев всеми фибрами своей души, должен, чтобы купить себе жизнь, помогать врагу одержать победу – победу, означающую исчезновение евреев с лица Европы, и, возможно, с лица всего мира.

Варшавское гетто в поте лица трудится на немцев. Чинят одежду, снятую с убитых солдат, и начали готовить зимние вещи, такие как ватные штаны, жилеты и пальто. А также обувь из соломы, мебель и т.п. Центр всей этой деятельности – фирма Тобенса на улице Проста, 12, где заняты больше тысячи работников. Символично, что в приемной управляющего работами Баумана висят несколько заостренных прутьев разных размеров и толщины. Немцы, похоже, не могут обходиться без этого инструмента. Они повсюду, эти символы кровожадного гитлеризма – в концлагерях, в трудовых лагерях, в тюрьме и даже на рабочих местах.

Следующая история показывает типичное отношение сегодняшнего польского еврейства к благотворительности. Два года назад хасидский рав Рузина написал своим ученикам в Люблин, чтобы они продали свою мебель и вырученные деньги отдали на благотворительные цели. Он полагал, что у них не было своего дела, и не было при себе наличных денег. Ученики не послушались его и не продали свою мебель. Тогда немцы конфисковали почти всю мебель в еврейских домах Люблина. Потом тот же рав написал своим ученикам в Люблин продать свои меха и вырученные деньги отдать на благотворительность. Опять хасиды не послушались его. И опять пришли немцы, на этот раз, чтобы конфисковать меха. И в третий раз написал рав своим ученикам – чтобы они продали свои субботние одежды и вырученные деньги отдали на благотворительность. И в третий раз ослушались хасиды своего рава – и евреев депортировали из Люблина.

Два дня тому назад (5-6 мая) произошел типичный случай из жизни контрабандистов. Очаг контрабанды – стоящий у Стены угловой дом по адресу улица Францисканска 21. Через стену перекинута лестница, и контрабанда идет всю ночь. Но в эту ночь контрабандисты переругались, и один из них сообщил в полицию, когда и где улов будет наибольшим. Тотчас же нагрянула полиция прямо в разгаре операции. Началась стрельба из автоматов, один контрабандист убит на месте, еще один или два ранены. Затем обыскивают каждую квартиру в доме, забирают много контрабандного товара и арестовывают сорок контрабандистов. И за 40000 злотых товар возвращают и контрабандистов отпускают. Это сумма, которую полиция, по ее словам, теряет, когда контрабандисты перетаскивают товар через стену, вместо того, чтобы проносить через ворота, где полицейские в доле. Большинство контрабанды идет через часовых, 100 злотых за фургон. Водитель должен знать пароль, иначе не пропустят.

Некоторые полицейские зарабатывают 2000 злотых за час-два. Контрабанда товаров через стену продолжается, ежедневно оканчиваясь большим количеством убитых и раненных. Среди жертв часто оказываются несовершеннолетние и дети. Один полицейский известен как образцовый немец. Прозванный «джентльменом» за свою честность, он пропускает через ворота гетто фургоны и не берет взятку. Он также разрешает еврейским детям выходить на Ту Сторону десятками, чтобы купить еду (в основном картошку и овощи). Примеры его честности и порядочности перечисляются ежедневно. Он играется с малолетними контрабандистами в самые разные игры. Он их строит, велит им петь и так проводит через ворота.

Охрану на досмотре тоже можно подкупить. Недавно «спалили» (конфисковали) целую машину с контрабандой. Но 200 злотых оказалось достаточно, чтобы убедить охрану пропустить машину в гетто. Неспроста говорят, что три вещи непоколебимы – немецкая армия, Британские острова и еврейская контрабанда.


translated from the book "Notes From The Warsaw Ghetto" The Journal of Emmanuel Ringelblum, ISBN 1-59687-331-0