Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Владка Мид

Владка Мид "По обе стороны стены"

продолжение.
предыдущие посты: http://one-way.livejournal.com/tag/vladka%20meed

Детдом в гетто



Стояла зима. Я готовилась к очередной вылазке в гетто, и Болек попросил меня передать там небольшую посылку с едой его брату Лазерелю, жившему в одном из детских домов CentOS (Центр опеки над сиротами). (*** про Болека было в главе о вымогателях: http://one-way.livejournal.com/584036.html ***) . Лазерель долго скитался по улицам «арийской зоны» вместе с братом, прятался на чердаках, в подвалах, и бог знает где, но так и не смог найти долговременного убежища, вернулся в гетто и в конце концов оказался в детдоме CentOS по адресу Дзика 3. Туда я и направилась его навестить.

В те дни в гетто было что-то вроде перемирия, даже открылись несколько немецких мастерских. Народ надеялся, что депортации закончились. Малейшего намека на то, что немцы замешкались с окончательным решением еврейского вопроса, было достаточно, чтобы вновь вспыхнули надежда и воля к жизни. Немцы позволили снова открыть детдома CentOS, где в относительной безопасности жили дети депортированных родителей.

Collapse )

продолжение следует
Владка Мид

Владка Мид "По обе стороны стены"

продолжение.
предыдущие посты: http://one-way.livejournal.com/tag/vladka%20meed

Еврейские дети на «арийской» стороне (продолжение)



Олеш Блюм был шести лет отроду, когда его мать доверила его мне. Он тоже безупречно говорил по-польски, знал, что ему запрещено упоминать о гетто, и помнил, что зовут его теперь Олеш Ковальский. Он послушно попрощался с мамой, но как только она исчезла из виду, потерял самообладание. После серости гетто Варшава казалась слишком яркой и шумной. Мальчик без умолку болтал и задавал вопросы: «Почему тут столько машин и трамваев, а там их нет? Почему тут в магазинах столько всего, а там – ничего?» Мы ехали в трамвае, и я нервничала от его непрестанных вопросов. Пассажиры начали косо поглядывать на нас и друг на друга. Нам пришлось сойти. Невинная болтовня ребенка могла стоить жизни нам обоим.

Collapse )
Владка Мид

Владка Мид "По обе стороны стены"

продолжение.
предыдущие посты: http://one-way.livejournal.com/tag/vladka%20meed

Еврейские дети на «арийской» стороне



Владка несколько раз возвращалась в Варшавское гетто как связная – передавала деньги, оружие, нелегальную литературу. За 75 злотых контрабандисты на «арийской стороне» приставляли к Стене лестницу, Владка взбиралась наверх, быстро спрыгивала на другую сторону и повязывала на руку белый платок. Никто не обращал на нее внимания, контрабандисты-евреи давно привыкли к подобным дружественным визитам контрабандистов-поляков. Ниже я приведу сценку, произошедшую во время одного из таких визитов Владки в гетто.

Недалеко от Стены я увидела жену Абраши, Любу Белицкую (***Абраша Блюм – связной Владки, один из руководителей Еврейской Боевой Организации - http://one-way.livejournal.com/579663.html ***). До войны Люба заведовала еврейским детским садиком в Варшаве и продолжала оставаться на своем посту и в гетто. Даже во время депортаций на ней всегда был привычный белый халат директриссы. Сейчас она беседовала с Зигмунтом (*** тем самым человеком, который первым сообщил гетто о том, что в действительности происходило в Треблинке: http://one-way.livejournal.com/495366.html ***). Рядом с Любой притулилась девочка лет пяти. Я не решалась подойти ближе, но Зигмундт заметил меня и помахал мне рукой. Мы поздоровались.

«Спокойно ли в «Арийской зоне»?» - спросила меня Люба.

«Более-менее» - ответила я.

«Мы хотим переправить туда этого ребенка.»

«И как вы собираетесь это сделать?»

«Мы подкупили сегодняшнего часового. Еще мы дали денег знакомому поляку, согласившемуся отвести девочку в какой-нибудь тихий уголок города и оставить ее там. Кто-нибудь из прохожих наверняка сжалится над брошеным ребенком и отведет ее в приют. А наш поляк проследит, куда.» - объяснил Зигмунт.

«Малышка говорит по-польски и знает, как себя вести. Надеюсь, это спасет ее.» - добавила Люба.

Что я могла им сказать? Что в «арийской зоне» девочке будет некуда податься? Я молча смотрела на нее, внимательно вслушивавшуюся в каждое слово нашего разговора, то и дело поднимавшую свои черно-коричневые глаза на Любу. Немцы забрали ее родителей, и с тех пор за ней присматривала Люба. Но больницу, в которой они жили, должны были вот-вот ликвидировать. В «арийской зоне» у ребенка будут хоть какие-то шансы выжить. Люба гладила ее по голове, пока они ждали сигнала контрабандистов. Девочка не издавала ни звука, лишь переводила глаза с Любы на Зигмунта, затем на меня. Понимала ли она трагизм своего положения?

Я тихо попрощалась с ними. Кто знает, может, их план и удастся.

[***]

Collapse )
bubbles

Really Useful Engines Don't Complain

мое летнее расписание - не для слабых духом.

меня дома вообще не бывает, а если я возвращаюсь до захода солнца, то беру детей в охапку и бегу на море (точнее, дети берут меня в охапку и несут на море). Подозреваю, что до конца лета я не вернусь в жж по-настоящему. На днях расшибла коленку - гонялась за Абигалью, чтобы повесить на нее морскую водоросль, и тут меня вероломно смыло волной. В остальном - идиллия и пастораль, из которой меня иногда вырывают и увозят в Пеннсильванию достраивать небоскреб и полоть poison ivy (как это будет по-русски??).

Целую.

ваша Н.

Collapse )
Buchenwald survivors kids

Воспитательница Жанна



Вот героиня, не оставившая по себе захватывающих воспоминаний. И никто, похоже, так и не рассказал о ней подробно, во всяком случае, я не могу найти ни одной книги, где бы о ней упоминали больше, чем в нескольких строках. А между тем, она спасла сотни жизней. Звали её Жанна Даман.


Collapse )

crossposted to foto_history
crossposted to ru-history
Buchenwald survivors kids

Kloster Indersdorf

Сразу после войны недалеко от Дахау в заброшенном монастыре Индерсдорф был основан временный детский дом для ребят, потерявших в войну родителей. Опекали детей монашки на добровольных началах, финансировала приют администрация ООН по оказанию помощи и реабилитации. Первый год это был очень интернациональный приют: тут тебе и евреи, и поляки, и угнанные в Германию славяне, и французы, и даже фольксдойче, успевшие послужить в народном ополчении Третьего Рейха. А со второй половины 46-го года в монастыре Индерсдорф остались одни только еврейские ребята, и они, не долго думая, устроили там киббуц Дрор. К осени 1948 года детдом Индерсдорф был закрыт, все разъехались.

Приведенные ниже фотографии были сделаны в октябре 1945 года в монастыре Индерсдорф и опубликованы тогда же в газетах – в надежде разыскать родных и близких этих детей, если таковые остались в живых.



Collapse )

И вот теперь, шестьдесят пять лет спустя, Мемориальный Музей Катастрофы США предпринял попытку выяснить, что с ними сталось, может быть даже найти их: http://rememberme.ushmm.org/

И еще один поиск: http://remember.org/unite/indersdorf.html - хотят устроить встречу «выпускников»

crossposted to foto_history
crossposted to ru_history
Владка Мид

Владка Мид "По обе стороны стены"

продолжение.
предыдущие посты: http://one-way.livejournal.com/tag/vladka%20meed

Нас жило пятеро в одной квартире: Янкель Грушка, Эдя Русс и ее муж Хенох, Шлойма Пав и я.

Янкель Грушка был мой давний близкий друг, мы принадлежали к одним подпольным ячейкам, вместе помогали организовывать нелегальные детские группы. У него совсем не было личной жизни – пламенный социалист, он каждую минуту своей жизни посвящал выполнению партийных заданий. Его вера в справедливость и в человечество была искренней и стойкой. Настоящий идеалист, в глазах которого идеал часто заслонял реальную картину мира. «Ему надо было родиться в другом мире и в другое время» - говорили о нем. Мы все любили его за его доброту и преданность. Но страшные дни «переселения» подкосили его. Янкель стал подавлен, замкнулся в себе. Истощенный, изможденный и унылый, он проводил все дни в одиночестве. Ему стало всё безразлично, какая-то странная апатия накатила на него и превратила его в ходячего мертвеца. Он даже забросил свою работу на фабрике щеток. Он ждал смерти и смирился с судьбой.

Collapse )

продолжение следует

crossposted to ru_history
Edward Gorey 2

/temp

убицца можно, что за балбесы у меня дети!
бал-бе-сы! другого слова не подберу.

всё, ухожу в монастырь
Buchenwald survivors kids

the end

Перевод из книги Яффы Элиах «There Once was a World».

начало тут: http://one-way.livejournal.com/554676.html и тут: http://one-way.livejournal.com/555200.html

Часть 3-я. Судьба женщин



После того как всех мужчин убили, охранять женщин на Лошадином рынке осталось всего несколько литовских стрелков. Решили, что они слишком напуганы, чтобы бежать. Большинство убийц кутили в городе, отмечая сегодняшний день; часть отправили в Тракай за патронами для расстрела женщин и детей, а то запасы подходили к концу. И так, в четверг нескольким смельчакам удалось подойти к женщинам и обсудить с ними планы побега. Семьи Моше Соненсона, Шошке Вайн, Блахаровичи, Кагановичи, Добка Кремин и еще несколько человек обязаны жизнью местным полякам, в последнюю минуту пришедшим им на помощь.

Шошке (Шошана) Вайн сидит впереди всех. Давным-давно, летом 1926-го года


http://farm7.static.flickr.com/6092/6286340313_7286b5993e_o.jpg

Collapse )