Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

me now

***

And if my hands are stained forever...

Сколько вы ехали?
Три дня.
 
Опишите поездку.
У меня перед глазами такая картина: беспомощные люди, у которых с собой нет ничего для подобного путешествия. В головах у них одна мысль: как добыть немного воды. В полном отчаянии они пытаются поймать ртом снежинки.Мы ничего не ели на протяжении всей поездки. Были голодны всю дорогу. Помню, уже на окраине Белостока мой отец сказал что-то типа: «Видишь, мы точно выживем. Если поезд не повернет налево, значит, в Треблинку мы не едем.»
[…]
Collapse )
oneg shabbat archive

Архив «Онег Шаббат». Эмануэль Рингельблюм, Варшава. Май 1940.

Updated: March 16, 2011

UPD: http://community.livejournal.com/ru_history/2371475.html - исправленное и дополненное.
огромное спасибо teftela

2 мая

Вчера – охота. Башмачник с улицы Смоча, лавочник с улицы Новолипки . Легенда о пятидесяти освобожденных (***Поляки переодетые эсэсовцами освободили пятьдесят заключенных из тюрьмы на улице Павя***) ---[…]--- Позапрошлой ночью убрали Неизвестного Солдата --- никто не принес цветов на могилу Мицкевича. Народ сам нанимает польских городовых, чтобы Другие не поставили своих. По указанию городового и чтобы заслужить Их расположение вывески пишут только на немецком. Пенсии снизились почти на 75 процентов по сравнению с довоенными... Новодворский и другие адвокаты-антисемиты сидят в тюрьме из-за евреев. Их спросили об их отношении к евреям. Они ответили, что этот вопрос больше остро не стоит. Каждый адвокат перед судебным делом обязан заявить, что он ариец.---[…]--- Датский король Христиан встал бок о бок с евреями и в знак солидарности сам носит белоснежную повязку. --- Так я узнал, что Они в Дании.

4 мая

Уныние после поражения в Норвегии. Мы пали духом. В Згеже немцы заставили юденрат оплатить бензин, которым подожгли синагогу. --- Улица Лешно 52 неожиданно заупрямилась; мы отказываемся вносить деньги за дезинфекционные парилки. --- Чтобы избежать дезинфекционных парилок платят огромные взятки. Дом 23 по улице Налевки заплатил 7000 злотых. Закон и жизнь. --- Запрещено продавать хлеб, но хлеб лежит на витринах всех магазинов и стоит 23 злотых. То же и с фиксированными ценами, когда за ними не следят.


6 мая

Унтер-офицера, который привёл тридцать восемь евреев вместо пятидесяти двух, и расписался в получении полной квоты, оправили за оставшимися пятнадцатью и за двумя кнутами.

Жалуются, что на принудительных работах одни бедняки, богатым евреям удается отвертеться.

В Кракове еврейкам запрещено делать прически, носить короткие рукава и высокие каблуки. Такой указ властей. --- Избили евреев членов совета (***?***)

В Люблине прошли собрания с участием более 2000 человек. --- 3-го мая убили 300. --- «Евреи, работайте; с работой жизнь слаще.» «А я не сладкоежка.»

Всех евреев из ресторана Гертнера забрали на принудительные работы. Не тронули никого на улице; окружили торговую площадь Керцелак и всех забрали на работы. Хватали людей в трамваях. Конфисковали пару кило сыра у христиан. Молоко и сыр, хотя их и прячут как могут, всё равно отбирают. --- Слышал, что поляки составляют списки коллаборационистов.


7 мая

Арестовали городовых. Молодые поляки в возрасте от пятнадцати до двадцати пяти лет прячутся по домам. В Кракове страх сильнее, чем в Варшаве. Люди бояться слово вымолвить. --- Кафе Гертнера стало арийским. А ходят туда только евреи. Официантки-еврейки должны прикидываться полячками. Я задал вопрос на идиш, они мне не ответили.


8 мая

Жуткий день. В сумерках устроили облаву на поляков. У евреев проверяли документы, чтобы убедиться, что они не христиане. Останавливали трамваи, и всех пассажиров волокли в тюрьму на улице Павя (*** Павяк, где в 43-м будет сидеть Сэндлерова ***); говорят, оттуда их отправляют в Пруссию. Десятки автомобилей мчались в сторону тюрьмы между Дзельна и Павя. Собрали всех еврейских парикмахеров и велели им обрить головы арестованным. Хватали даже тех, кому за сорок.


9 мая

В ходе облав на поляков (сегодня была ещ е одна, на улице Новый Свят), задержали семьдесят два еврея. Посадили в тюрьму Павяк со стороны улицы Дзельна. Польские охранники собирают по пять грошей за яйцо с торговцев на углу, им же тоже надо жить (яйцо стоит 70 грошей). --- В Люблине евреи должны снимать шапки перед немецким охранником. Остроумное письмо о ситуации в Вене: «Какая досада, что вас тут нет, вы лично убедились бы в существовании следственной тюрьмы» --- Никто не понимает, зачем посреди гетто построили стены. Люди боятся, что немцы, подожгут гетто, когда они уедут (***немцы или жители?***). Торговцы дали взятку магистрату, и магистрат предложил перенести стены на улицу Рымарска. --- Я слышал, что в Лодзи один немец пришел к еврею. Он разбудил его и сказал: «Идем, подожгем лодзинскую ешиву.» Они пошли туда, но к ней было запрещено приближаться. [В ноябре 1939 нацисты подожгли синагогу в Лодзи и обвинили в этом поляков, которые якобы сделали это в отместку за осквернение евреями памятника Костюшко.]. Я слышал, что во время облавы на поляков, евреям, похожим на арийцев, велели говорить на идиш, чтобы доказать, что они евреи. --- В пункте приема беженцев восьмилетний ребенок сошел с ума. Кричал, «Я хочу воровать, я хочу грабить, я хочу есть, я хочу быть немцем.» От голода он возненавидел свое еврейство. (***По-моему, чистый сарказм, у меня в таком духе пятилетний ребенок шутит.***) --- Слышал, что немцы пришли в церковь крещеных евреев на улице Гжыбовска. Священник пытался успокоить прихожан, но паника поднялась страшная. То же самое случилось несколько дней назад в церкви Трех Крестов, откуда людей хватали на принудительные работы. Из синагоги на улице Повшехна забрали всех детей и заставили их сдать кровь. --- Я слышал, что немцы готовятся к будущему в Германии: Они получают удостоверения о том, что Они хорошо обходились с военнопленными, и вшивают их в шинели.


13 мая

Слышал, что на Театральной Площади, на Маршалковской и т.д. евреям приказали танцевать. Зевак-поляков, решивших посмеяться за компанию, тоже избили. --- Новая мода нынче: приказать еврею снять и выбросить шапку. --— Слышал, что возводят стены и на улице Новый Свят (их называют «Линия Фрэнка» в честь генерал-губернатора Польши Ганса Фрэнка) Объясняют, что их назначение – защитить евреев в случае нападения на улице.

Горовиц [Гитлер] является в Загробный Мир. Видит Иисуса в Раю. «Эй, почему еврей без повязки?». «Отвяжись от него,» - отвечает св. Петр. «Он сын главаря.»


16 мая

[Немецкие] победы на восточном фронте произвели сильное впечатление. (***10-го мая 1940 года Германия вторглась в Голландию, Бельгию и Люксембург. 15-го мая капитулировала голландская армия, 27-го – бельгийская. *** 28-го мая англичане оставили Дюнкерк.) Население охвачено глубоким унынием. Я знаю доктора, который приготовил себе пузырек с ядом на случай окончательной победы Германии. Люди объясняют эти победы самолетами, которые превращаются в танки после посадки (***wow, Nelly...***). Согласно другому объяснению немцы взрывают бомбу со сжатым воздухом, который окружает парашютистов непроницаемым облаком, и десантники становятся как ангелы неуязвимы для пуль. Слышал о большой шишке во Влодаве, который облагает налогом в 1000 гульденов в месяц всех евреев, у которых есть 20,000 гульденов, а тех, кто не подчиняется, сажает в тюрьму. Когда его спрашивают, что делать тому, кто не может уплатить этот налог, отвечает: «Мы избавим его.» --- Слышно, что в Радоме юденрат организовал третейский суд, куда евреи могут подавать иски вместо государственного суда. Еврейские старейшины могут быть членами суда, секретарем суда, его главой. Расходы покрываются доходом от дел, а также постоянной суммой из бюджета юденрата. Слышал, что польскому поместному дворянству нужны рабочие руки; это важная проблема, так как если евреи будут работать в поместьях, то еще больше поляков – которых евреи заменят в этих поместьях, - будут высланы в Пруссию.
Содержание закодированного письма: «Папа Мясо нас не навещает. И сосед Масло тоже.»... Органы занятости требуют, чтобы еврейские предприятия в Варшаве увольняли сотрудников-евреев и набирали вместо них немцев или поляков.

26 мая

Пришли печальные вести о том, что евреям Кракова дан приказ покинуть город до 15-го августа. Те, кто сделают это добровольно, смогут всё взять с собой. Каждый месяц должны будут выезжать примерно 5000 человек. Останутся всего 10,000. Из Силезии пришло известие, что там на повестке дня снова стоит депортация 140,000 евреев. --- Начальник трудового отряда, Адвокат Голдфайл, получил на прошлой неделе в юденрате двадцать кнутов за то, что не добрал рабочих до квоты. --- Слышал, как два еврея пришли в юденрат и показали черные и синие следы избиений, которым они подверглись во время работы в гаражах в Dinance парке. --- В юденрате говорят о введении налога в 2 злотых на хлебные карточки. Сильнее всего это скажется на бедняках, они не смогут купить карточки. Недавно евреям сократили хлебную норму вдвое – с 500 до 200 грамм, в то время как христиане получают 570 грамм. Сахар евреи не получают вовсе. Христиане получают. --- Цена доллара в последнее время падает; он стоит 90 злотых. --- В Томашув-Мозовецком евреям разрешено появляться на улицах только с восьми до двенадцати утра. Это чтобы уходящим на фронт немецким солдатам не пришлось смотреть на евреев. --- В Честохове за чертой города работают тысячи евреев. В город их пускают только раз в неделю, отдохнуть; за работу им платят едой. --– Обнесение стеной улиц Пшеязд-Новолипие создало невозможную ситуацию на улице Кармелицка. Там устрашающее столпотворение, гигантские потоки движения в обе стороны. --– Усадьбу на Честохова захватили и превратили в спортивное заведение. --- Я слышал о еврейке, которая бежала вслед за немецким солдатом, укравшим у нее товар, и кричала «Вор!» --- Слышал о мальчике, который в такой же ситуации схватил вора за руку и закричал. --- Один из Них засунул в карман две лампы. Еврейка-продавщица в магазине, засунула руку к нему в карман, говоря, «Наши люди не воруют. У нас другие порядки.» --- Я слышал, что в Кракове юденрат сторговался с Ними, и Они согласились отставить тридцать тысяч евреев. Говорят, что юденрат сам ответственен за депортацию, они жаловались, что в Кракове слишком много беженцев. --- В Малкине евреев заставляют рыть траншеи.

27 мая

Сегодня... слышал такой рассказ: На улице Свентоерска собирались построит стену, и тогда [евреи с этой улицы] предложили взятку. Срок перенесли на 13-е. Они предложили взятку снова; срок снова перенесли. Их примеру последовали в других районах, таких как улица Налевки, улица Новолипки, где до сих пор нет никаких стен. Всё потому что они предложили взятки. --- В одном доме по улице Муранов пятнацать случаев заболевания тифом. Дом не поставили на карантин, потому что доктор получает 800 злотых в день. Если война будет продолжаться до тех пор, пока держатся евреи, это будет плохо, - потому что евреи протянут дольше, чем может продолжаться война.

28 мая

Слышал очень печальные новости из Лодзи, там живут на диете из хлеба и воды. Никого не выпускают. За побег из гетто грозит смертная казнь. Из гимназии Румковского забрали на принудительные работы учеников седьмых и восьмых классов. --- На улице Генща избили немца - десяток евреев бросили в тюрьму. --- Из Лодзи люди бегут спрятавшись в гробах. Евреям разрешено сопровождать гробы до ворот гетто. --- Там в Лодзи ужасное положение. Длинные очереди в туалеты, теснота, посылки не разрешают присылать, только письма. Контрабанда людей из Лодзи в Варшаву стоит 1000 злотых и больше за человека. Каждый день умирает шестьдесят евреев. В Лодзи пока еще остается двести тысяч человек. --– В Калиже еще остались евреи, торгующие на рынке.


translated from the book "Notes From The Warsaw Ghetto" The Journal of Emmanuel Ringelblum, ISBN 1-59687-331-0
butterfly

преступное чаепитие

Частью чайного сервиза были фарфоровые фигурки дам и кавалеров, напомаженных и наряженых по моде квазистолетней давности. Ты сидела нога-на-ногу на лепном диване в кружевном белье, шелковых расписных чулках, парчовых туфлях и соломенной шляпке, и болтала. Ты говорила «гламур», «париж», «тиффани». Ты говорила еще «шанель», «шиньон» и много про «светское общество». Знала слово «vogue». Твоим любимым было имя «эмануэль». Ты описывала в деталях все платья всех модных домов. Твой тоненький голосок не умолкал ни на секунду, сверля острым шилом дырки в моих ушах, и не утихал даже из-за запертой дверцы буфета. Наоборот, из буфета ты говорила гораздо громче, чтобы тебя слышали. Верхняя и нижняя части каждой из твоих белых ног соединялись в колене таким образом, что ты могла этими ногами болтать беспечно и вечно, как и языком. Алый лакированый рот двигался нарочито утрированно, как у телевизионных переводчиц на язык жестов. Я больше не смогу видеть телевизионных переводчиц на язык жестов. Я взял тебя в руки вместе с лепным диваном, вышел на балкон и швырнул тебя как можно дальше. Ты разбилась вдребезги у ног женщины в деловом костюме от «kenzo», забрызгав ей юбку кровью, и я испугался. Твой рот продолжал двигаться, и я испугался. Прохожие остановились и теперь оглядывались в поисках окна, из которого тебя выбросили. Я спрятался – быстро ушел в комнату и допил чай в тишине. Несколько минут я был совершенно счастлив, потом вспомнил о тебе и испугался. Осторожно вышел на балкон - убедиться, что о тебе забыли и разошлись. Подо мной мигали полицейские машины, и криминалисты снимали с того, что от тебя осталось, отпечатки моих пальцев и вычисляли траекторию твоего полета в надежде найти точку ее начала. Они уже вычислили дом и подъезд, осталось только обойти жильцов и собрать у всех отпечатки. Этаж за этажом. Я живу на последнем. У меня еще осталось время на одну чашку чая.
me now

(no subject)

уплываю в космическом телескопе Хаббла
вдаль от самой себя по параболе,
которую мелом по белому накорябала
вместо фабулы в бортовом журнале;
от себя разноцветней примулы и календулы,
легче воздуха, лихорадостней эболы;
от себя, стреляющей в телефон "no hablo!",
запивающей трупы потоками латте "el diablo"
из-под купола в аэровокзале;
от себя хладнокровнее камбалы, суше воблы,
равнодушней молекулы и сомнамбулы,
безусловней пустой страницы, оставленной
вместо формулы "навсегда" в финале