Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

mission to mars

Очевидец

Ефрейтор Джо Гейдекер не совсем обычный немецкий солдат.
В 1945-м и 1946-м он будет вести радиорепортажи с нюрнбергского процесса.
В 1937-м он почти год путешествовал по Польше. В варшавском гетто у него жили хорошие знакомые.

Рассказывает Джо Гейдекер.
На дворе январь 1941-го, и часть Гейдекера расквартирована в Варшаве.

В январе 1941 года гетто было еще новым, недавно созданным. Стену вокруг него только что построили, и во многих местах она была еще недоделана. Немногие подъездные пути загораживала колючая проволока и патрули польской и немецкой полиции. Трамвайный маршрут проезжал сквозь гетто без остановок по узкому коридору. На нем часто катались любопытные – поглядеть, что происходит внутри. Другие любопытные каждый день стояли у ворот гетто. Там можно было наблюдать, как полиция обыскивает и избивает входящих и выходящих. В то время обитатели гетто еще могли – группами и по отдельности – выходить из гетто на работу. По возвращении с ними часто обходились бесчеловечно. Я уже рассказывал об этом по радио. К примеру о том, как пристреливали детей, пытавшихся пронести в гетто буханку хлеба. Мужчин, даже стариков, били до крови. Толпа зевак поддерживала эти избиения.

Зеваки. Солдаты всех рангов и офицеры, много немецких гражданских служащих, секретари, чиновники в форме, железнодорожники, даже сестры Красного Креста. Там можно было увидеть униформу любых частей и организаций. Большинство стояли на одном месте как вкопанные, молча, с ничего не выражавшими лицами, и смотрели на проходивших через ворота людей, на «формальности» и на жестокость охраны.

Кто-то отворачивался, кто-то подбадривал. Но большинство просто стояли там, ничем не выдавая своих чувств и мыслей. Что было говорить? Только это: мы всё видели, и знаем, как было. То, что происходило у ворот варшавского гетто с 1941-го по 1943-й год, наблюдали сотни тысяч людей, а то и больше. Все, чья судьба была пройти через Варшаву во время войны, а это миллионы.

В те дни варшавское гетто было битком набито беженцами, туда переселяли огромное количество людей из западной Польши и других регионов. Казалось, что гетто вот-вот лопнет. Изгнанные из своих домов евреи прибывали нищими караванами. Каждую телегу тянула одна или две лошади. Телеги, груженые женщинами, детьми и больными, и их убогим скарбом, медленно двигались по холодным улицам. День за днем с раннего утра и до поздней ночи они скрипели по снегу в сторону города. Они проезжали мимо школы на улице Вольска, где была расквартирована наша часть. С крыши этого здания однажды вечером я и сделал первые фотографии этой трагедии.







Collapse )

***


Фотографии, сделанные Джо Гейдекером в варшавском гетто, можно увидеть на сайте яд ва-Шем:
http://collections.yadvashem.org/photosarchive/en-us/search.html#q=joe%20heydecker.
Но то ли там не всё, то ли я не умею искать.


***

Сайт, посвященный фотографу Джо Гейдекеру: http://members.chello.at/heydecker/home_e.html
http://www.bildarchivaustria.at/Pages/Praesentation.aspx?p_iAusstellungID=1701405&p_iCollectionID=-1


***

перевод из книги "The Warsaw Ghetto: a photographic record 1941-1944" by Joe Julius Heydecker
me

(no subject)

эта хреновина не может сочинить для меня новогодний тост
но я обязательно выпью за то, как здорово мне повезло в этом году: разбив лоб в лоб две машины, я никого не убила.

а четыре года назад мы тоже пили за чудесное спасение.

memento mori означает "не зевай!" :))
mission to mars

Корчак и вертеп.

Театр из деревянного ящика и шарманки или аккордеона. А на сцене – куклы: царь Ирод на троне, Дьявол с вилами.

Пьесу обычно ставили на кухне, дабы не нести грязь с улицы в гостинную. Повар убирал мелкие вещи, чтобы их не украли. Один раз пропали две серебряные ложечки из набора. Но всё было красиво и страшно и поучительно.

А после появлялся старик с кошельком для пожертвований.

Отец всегда давал мне для старика новенькую серебряную мелочь, и сам я разменивал все свои деньги на двухкопеечные монетки и, дрожа от возбуждения, бросал их в кошелек. Старик заглядывал внутрь, тряс длинной седой бородой и говорил:
«Очень мало, очень мало, молодой господин, еще чуть-чуть.»

Collapse )
mission to mars

Cудьба. Одна из многих.

    «У большинства людей есть кладбища, куда можно прийти к родителям, а у меня – Освенцим. Я сочинила песню для моих родителей и спела ее там. Это не просто песня, это молитва, моя собственная поминальная молитва по ним. Понимаете, там в этом страшном месте, в Освенциме, я рядом с мамой и папой.»


Вдогонку к истории о «Святом Людовике» вот еще рассказ о судьбе одной из самых маленьких его пассажирок. Юдит Коппель было 14 месяцев во время того путешествия. Это фотография семьи Коппелей на палубе «Сент Луиса» в мае 1939 года: Ирмгард Коппель – мать Юдит, Иосиф Коппель – ее отец, и дедушка Якоб держит ее на руках:



Collapse )
mission to mars

***

продолжение.
начало здесь: http://nyat.livejournal.com/396157.html


У любого, кто хотел бы избежать всего этого, был надежный, хотя и трагичный выход: можно было покончить жизнь самоубийством. Известны ли вам случаи самоубийств среди ваших товарищей?
Среди заключенных из Зондеркоманды почти не было самоубийств. Сейчас я могу вспомнить только три случая. Еврейский полицейский из Макова проглотил двадцать таблеток люминала, но не умер. Два доктора-еврея покончили с собой во время восстания 7-го октября 1944-го.
 
[…]
 
Могли ли вы брать еду, оставленную в раздевалке людьми, после того, как они уходили в газовые камеры?
Да. Только так мы могли хоть как-то выжить. Мы делали это с разрешения немцев.
 
[…]
 
Какую еду оставляли люди? Как вы ее брали?
Collapse )
mission to mars

***



1936-й год. Портрет польской еврейской семьи на свадьбе. Вот сидит на полу восьмилетняя девочка. Ее зовут Ханка Вайсблюм. На стуле между двух тетушек – вторая справа – ее старшая сестра Эстуся (уси-пуси).
Через восемь лет они взорвут крематорий в Освенциме.


Collapse )
me now

(no subject)

прямо таки не знаю, что меня на это подтолкнуло, старею, скорее всего.
но отправилась я в гугль искать список сокурсников.
узнать, как да что.
ни о ком из них я не слышала с 1992го года, кроме Чернявской, конечно, с которой я дружу все эти годы. И вот: специальность ПМ - это мы, прикладные математики. Там не все далеко, но кое-кто есть. Кто в америке, кто в израиле, одна в австралии, другой в лондоне, а Элеонора Беленькая вообще в швейцарии :) А два человека, которые уж точно должны были быть либо в штатах либо в израиле, остались в Москве. А Инна Шварц таки стала танцовщицей, преподает танец-модерн в Москве: http://www.nikitindance.ru/modern.html

15 лет прошло