Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Владка Мид

Владка Мид "По обе стороны стены"

продолжение.
предыдущие посты: http://one-way.livejournal.com/tag/vladka%20meed

Нас жило пятеро в одной квартире: Янкель Грушка, Эдя Русс и ее муж Хенох, Шлойма Пав и я.

Янкель Грушка был мой давний близкий друг, мы принадлежали к одним подпольным ячейкам, вместе помогали организовывать нелегальные детские группы. У него совсем не было личной жизни – пламенный социалист, он каждую минуту своей жизни посвящал выполнению партийных заданий. Его вера в справедливость и в человечество была искренней и стойкой. Настоящий идеалист, в глазах которого идеал часто заслонял реальную картину мира. «Ему надо было родиться в другом мире и в другое время» - говорили о нем. Мы все любили его за его доброту и преданность. Но страшные дни «переселения» подкосили его. Янкель стал подавлен, замкнулся в себе. Истощенный, изможденный и унылый, он проводил все дни в одиночестве. Ему стало всё безразлично, какая-то странная апатия накатила на него и превратила его в ходячего мертвеца. Он даже забросил свою работу на фабрике щеток. Он ждал смерти и смирился с судьбой.

Collapse )

продолжение следует

crossposted to ru_history
up in flames

"сначала намечались торжества, потом аресты...

...потом решили совместить"

я к тому, что Пурим ведь тоже женский день, день царицы Эстер.

традиционно сборная солянка тематических ссылок из этого журнала
солянка, которая, надеюсь, будет каждый год пополняться:

Об участии девушек в восстании в Освенциме: http://one-way.livejournal.com/386281.html

О замечательных дамах, берлинских домохозяйках, в марте 1943-го победивших Геббельса и всё берлинское гестапо: http://one-way.livejournal.com/355166.html - эта история особенно восьмимартовская, потому что события развивались с 27-го февраля по 6-е марта, то есть именно в эти дни почти семьдесят лет назад.

О Гиле Секштайн, художнице из варшавского гетто: http://one-way.livejournal.com/381406.html

Об Ирэне Сэндлеровой, конечно: http://one-way.livejournal.com/318613.html

***

за прошлый год к этим достойным дамам добавилась Фридл Дикер-Брандейс: http://one-way.livejournal.com/525564.html
и еще немного о ней: http://one-way.livejournal.com/525158.html

***

когда-нибудь надо будет подробней написать о девушках-связных, о которых так пафосно сказал Рингельблюм: http://one-way.livejournal.com/469877.html#kashariet

***

и еще одна коротенькая история: http://one-way.livejournal.com/406952.html
что может женщина, если она остается женщиной даже на пороге газовой камеры

***

и какой же веселый праздник без развеселой песенки:



= http://one-way.livejournal.com/7298.html

***
  • Current Music
    Elton John - Crazy Water - (Live at Rainbow Theater London - 05-07-1977)
  • Tags
Владка Мид

Владка Мид "По обе стороны стены"

продолжение.
начало тут: http://one-way.livejournal.com/571618.html

Как депортировали мою семью



С каждым днем облавы и депортации набирали темп, к еврейской полиции присоединились немцы и украинцы. Еврейские частные мастерские систематически ликвидировали, их работников депортировали. Многие документы, подтверждавшие трудоустройство, даже изданные юденратом, потеряли силу. Мои фальшивые бумажки стали бесполезны через несколько дней. Только лица работавшие на немецких фабриках имели право оставаться в гетто. Всем остальным евреям было предписано по первому приказу явиться на Умшлагплац.

Кое-кто плучил письма от депортированных с новостями, подтверждавшими вроде бы заверения немцев и юденрата, что на новом месте людей наймут на новую работу. Но в то же время ходили слухи, что на самом деле в этих письмах в обход цензуры под видом успокоительных посланий зашифрована самая что ни на есть тревожная горькая правда, понятная только автору и адресату. В любом случае, пока что мало кто верил, что немцы заставляли свои жертвы слать близким бодрые письма, тогда как на самом деле они стояли на пороге лагеря смерти. Новости все были смутными, тем легче было цепляться за надежду, что всё будет хорошо. 29-го июля в городе появились новые объявления, призывавшие евреев явиться добровольно – сдаться полиции и получить по три килограмма хлеба и по кило мармеладу. «Если бы мы не были им нужны, они вряд ли стали бы тратить на нас муку» - утешали друг друга люди, отмахиваясь от подозрений, что это просто приманка. Утолить голод – хоть ненадолго, да перспектива работы, которую так усердно обещала немецкая пропаганда, – этого было достаточно, чтобы заглушить мучившие их сомнения.

Тем безработным, кто немцам не верил, оставалось только одно – спрятаться в укрытие. Но это было отнюдь не легко. Укрытие должно было быть стопроцентно надежным, так как разоблачение означало смерть.

У меня был знакомый по имени Барух Цифферман. Я некоторое время жила в его квартире, когда гетто было только недавно создано, ночами мы вместе готовили к печати подпольную газету. Он всегда был подтянут и аккуратно одет. И вот теперь я встретила его на улице во время одной из коротких передышек между облавами – совсем другой человек. Грязный, истрепанный, лицо землистое, окровавленные бинты на голове, сухой хриплый голос. Вот, что он рассказал. Немцы оцепили улицу Новолипки, где Цифферман прятался вместе с женой и маленьким сыном в доме у Бирнбаумов, массивную железную дверь которого было трудно открыть. Когда немцы приказали всем евреям спуститься вниз, жители заперлись на замок. Они услышали знакомый громкий стук в дверь. Затем – сокрушительные удары железом и приказы нацистов немедленно отпереть дверь. Пятеро человек внутри съежились, не дыша, молясь, чтобы выдержала тяжелая дверь. Крики становились всё яростней, удары всё громче. В конце концов дверь поддалась со скрипом, и несколько вооруженных украинцев ворвались внутрь с криками руки вверх. Обыскав и обокрав свои жертвы, украинцы велели им встать рядом лицом к стене. Даже под дулом пистолета Цифферман не мог поверить, что налетчики действительно собираются их убить, не верил и всё, не может быть, наверняка только пугают. Collapse )

продолжение следует
абигаль silly 2

на бегу, пока не всё забыла.

абигаль придумывает китайский язык: Кайна Масса Ономатисса - означает "китайская мать по имени Ономатисса". До этого ее звали Оно, Кумысса и еще как-то уже не помню. Когда китайскую мать звали Оно, китайский отец застрелил ее в живот (сперва считали, что насмерть, но Абигаль привезла ее к доктору, тот сделал укол, и всё прошло. Отца она спросила "Why did you do this?!" и он ответил понуро "I am sorry..." на чем инцидент был исчерпан.). Когда ее звали Кумысса, то ее вместе с китайским отцом съело чудовище в магазине. Детей в тот раз они с собой не взяли, и дети, запертые в доме несколько дней, в конце концов открыли окно и убежали все, кто куда. Абигали дали подзорную трубу, в которую она и увидела мой дом. И теперь она живет с нами. А в китае (надо говорить "in china world") у нее десять братьев и две сестры. Китайскую мать по имени Ономатисса снова застрелил китайский отец. Но на этот раз история оказалась мрачным детективом. Отцу кто-то подложил битого стекла в зубную пасту, и он немедлено решил - жена! Он был близок к истине, это сделал кто-то из родственников, уже не помню, но не китайская мать. Осерчал и застрелил. Пока считается, что насмерть, о новых подробностях сообщу как появятся.

вообще, ее рассказы хорошо бы на видео записывать, интонации там и подробности из первых рук, но она как на грех выступает вечно без штанов.

с китайским приветом
ваша Ньят


+++ Самое-то главное, как они познакомились. Он как раз бежал на свадьбу с другой женщиной, и тут будущая китайская мать сбила его машиной. И он больше не мог жениться. Но он был настолько красивый мужчина (главное для Абигали в мужчине - мускулы), что китайская мать в ту же минуту вышла за него замуж сама.
Buchenwald survivors kids

the end

Перевод из книги Яффы Элиах «There Once was a World».

начало тут: http://one-way.livejournal.com/554676.html и тут: http://one-way.livejournal.com/555200.html

Часть 3-я. Судьба женщин



После того как всех мужчин убили, охранять женщин на Лошадином рынке осталось всего несколько литовских стрелков. Решили, что они слишком напуганы, чтобы бежать. Большинство убийц кутили в городе, отмечая сегодняшний день; часть отправили в Тракай за патронами для расстрела женщин и детей, а то запасы подходили к концу. И так, в четверг нескольким смельчакам удалось подойти к женщинам и обсудить с ними планы побега. Семьи Моше Соненсона, Шошке Вайн, Блахаровичи, Кагановичи, Добка Кремин и еще несколько человек обязаны жизнью местным полякам, в последнюю минуту пришедшим им на помощь.

Шошке (Шошана) Вайн сидит впереди всех. Давным-давно, летом 1926-го года


http://farm7.static.flickr.com/6092/6286340313_7286b5993e_o.jpg

Collapse )
me now

Вейль


We must not weep so that we may not be comforted
Simone Weil


Почему же она искала на свою голову страдание где угодно, но только не там, где оно с очевидностью было наиболее сильным, наиболее полным, чистым, непреодолимым?
Человек, не принявший крещения, чтобы разделить судьбу тех, кто не может по самым разным причинам стать христианином, человек, уморивший себя практически голодом из солидарности с теми, кто живет на голодном пайке, почему же она не разделила судьбу самых отверженных – она избежала Освенцима, уехав в Нью Йорк, ее ноги не было там, где с людьми творили именно то, что она так ярко описывает в «Тяжести и благодати». Гетто и лагеря смерти – вот в чистом виде страдание по Симоне Вейль. Но ее не было там. Более того, она даже сказала, что не осознает в себе принадлежность к еврейству – то есть, в моем понимании, отказалась нести свою долю страданий, причитавшуюся ей по независящим от нее причинам просто потому, что ей случилось родиться еврейкой. Ведь Катастрофа это та самая беда, которая обрушивается на человека внезапно и бесповоротно, это та самая хрестоматийная «тяжесть необходимости» по Симоне Вейль. Почему она не приняла это страдание? Потому что ей неприятны все эти евреи, и среди них у нее нет друзей? Но ведь и это обстоятельство тоже – ее крест.
P.S. Не говоря уже о всех тех христианах, по крови евреев, погибших в Катастрофе, чью судьбу она не разделила.

P.P.S. Такое впечатление, что она вообще не заметила Холокоста. Ни слова. За все годы с хрустальной ночи и до самой смерти. Как это возможно с ее философией не приметить такого слона?
И что бы она сказала об этом после войны.
me now

(no subject)

7-го марта 1944 года погибли Эммануэль Рингельблюм, его жена Йеhудит и сын Ури. Они прятались в Варшаве в арийской части города, немцы их нашли и расстреляли.

под катом три фотографии

Collapse )
oneg shabbat archive

Архив «Онег Шаббат». Эмануэль Рингельблюм, Варшава. Июль-декабрь 1942 (продолжение)

Updated: June 24, 2011

Полиция

У еврейских полицейских была очень плохая репутация еще до начала переселения. Польская полиция не принимала участия в бандах вербовщиков к принудительному труду, зато еврейская полиция занималась этим грязным делом. Еврейские полицейские отличались невероятной коррупцией и безнравственностью. Но вершин порока они достигли во время переселения. Они ни слова не сказали против, получив приказ отвести своих братьев на бойню. Полицейские были психологически подготовлены к этой грязной работе и выполнили ее тщательно. И вот теперь люди ломают головы, пытаясь понять, как евреи, в большинстве своем культурные люди, бывшие адвокаты (большинство офицеров полиции до войны служили адвокатами), взяли и собственными руками покончили со своими собратьями. Как могли евреи тащить к вагонам женщин и детей, больных и стариков – зная, что ведут их всех на бойню? Есть те, кто считает, что каждое общество имеет ту полицию, которую заслуживает, и что болезнь – сотрудничество с оккупационной властью и убийство 300000 евреев – это зараза, затронувшая наше общество целиком, и не ограничивается полицией, которая есть лишь одно из его проявлений. Другие им возражают, утверждая, что полиция это прибежище для морально слабых психологических типов, которые сделают всё возможное, чтобы выжить в трудные времена, и считают, что цель оправдывает средства, а цель – пережить войну, даже если выживание связано с убийством других людей.

Перед лицом этого нигилизма, наблюдающегося во всем диапазоне нашего общества, сверху донизу, неудивительно, что еврейская полиция выполняла немецкие приказы по переселению с огромнейшим рвением. И всё же факт остается фактом – во время операции по переселению еврейская полиция большей частью перевыполняла свои ежедневные квоты. То есть, они готовили задел на следующий день. На их лицах не было видно ни горя ни боли. Наоборот, перед вами были довольные и веселые люди, откормленные, груженые добычей, которую они уносили за компанию с охранниками-украинцами.

Очень часто жестокость полицейских-евреев превосходила жестокость немцев, украинцев и латышей. Они нашли не одно укрытие, стараясь быть святее папы римского и тем самым подлизаться к оккупационной власти. Жертвы, которым удавалось спрятаться от немцев, отлавливались еврейской полицией. Я несколько часов наблюдал процессию, шедшую к вагонам на Умшлагплац, и заметил, что многих из тех, кому повезло пробраться к месту, где стояли освобожденные, еврейские полицейские волокли обратно к вагонам. Десятки, а то и сотни, евреев за те два часа были обречены на смерть полицейскими-евреями. То же самое происходило во время блокад. Тех, у кого не было денег откупиться от полицейского, волокли на Умшлагплац.

Сцена, свидетелем которой я был по адресу улица Джшика 3, напротив Умшлагплаца, в день, когда каждый полицейских должен был выполнить норму в четыре «головы» (это было за несколько дней до конца «операции»), останется в моей памяти символом еврейского полицейского в Варшаве. Еврей-полицейский тащит старуху за руку на Умшлагплац. За плечом у него топор. Этим топором он рубился в запертые двери квартир. Приблизившись к часовым на Умшлагплаце, полицейский стыдливо снял топор с плеча и взял его в руку. В те дни на улице постоянно встречались полицейские, волочившие мужчин, женщин и детей на Умшлаг. Больных они отвозили туда на рикшах.

В большинстве случаев еврейские полицейские выказывали необъяснимую жестокость. Откуда в евреях такая убийственная жестокость? Когда еще в нашей истории мы взрастили столько сотен убийц, способных хватать на улицах детей, бросать их в вагоны, волочить их на Умшлаг? Кидать женщин в трамваи Кона и Хеллера или в простые грузовики, хватая их за ноги и за руки и подбрасывая, было буквально правилом этих подлецов. Безжалостные, они избивали тех, кто пытался сопротивляться. Им недостаточно было просто побороть сопротивление, они с предельной жестокостью наказывали «преступников», не хотевших идти на смерть добровольно. Каждый варшавский еврей, каждая женщина и ребенок могут привести тысячи случаев нечеловеческой жестокости и насилия со стороны полицейских-евреев. Те, кто выживут, никогда не забудут этого, ибо за это должно быть и будет заплачено.

Кроме полиции еще одна [еврейская] организация принимала участие в операции по переселению. Специальная Служба Скорой Помощи Ганцвайха – в красных фуражках – была худшей из всех. Эта шайка мошенников не оказала ни одному еврею обещанной медицинской помощи. Они ограничили свою деятельность изданием подтверждающих полномочия карточек и фуражек на суммы в тысячи злотых. Обладание ими, плюс персональная помощь Ганцвайха, освобождало владельца от принудительного труда и было защитой против любых проблем и налогов вообще. Кроме этого, форма Специальной Службы позволяла носившему ее проворачивать различного рода махинации и шантаж, связанные с санитарией (сообщать о случаях тифа, устраивать дезинфекционные парилки и т.д.). И именно эта миленькая компания теперь добровольно взялась за дело отправки евреев на тот свет – и отличилась при этом бесчеловечностью и жестокостью. Их фуражки покрылись пятнами крови еврейского народа.

«Операции» содействовали также чиновники юденрата и служба K.A.M – городская служба помощи.


translated from the book "Notes From The Warsaw Ghetto" The Journal of Emmanuel Ringelblum, ISBN 1-59687-331-0