Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

me now

glimpse of life

Аллен летит из Сан Франциско домой через Нью Йорк. На борту самолета WiFi, мы переписываемся по электронной почте. Алленький и Абигаль моют посреди комнаты телескоп, льют на пол воду, дерутся за полотенца и двигают мебель. Диван уже рядом. Я притворяюсь, что ничего не замечаю, и слушаю офигенный концерт:



Collapse )
me now

(no subject)

Только что распаковали новую абигалеву куклу - малышка, которая смеется или плачет, если пощекотать ей пузо или подергать за руки-ноги. Алленький немедленно заявил, что он папа малышки, а Абигаль - его жена, что он будет кормить малышку (к ней прилагается бутылка, соска, одеяло, кубики и сумка для всех причиндалов) и укачивать ее спать. Теперь по дому носится счастливое семейство: Алленький с куклой на плечах спешит бегом в аэропорт, Абигаль галопом за ними с сумкой, Алленький ее торопит: Hurry, Anastasia! (!!!) Catch up with us, we are late for our plane!

++ с утра, пока утешал куклу, он мне предложил: "you could be my big kid if you want...". Я с радостью согласилась. Теперь, каждый раз, как я его обнимаю, он очень серьезно говорит: "I love you too, big kid."
me & allen

самолет

я: how do you say "airplane" in russian?
алленький: палки-ёлки!
я: нет, "самолет"
алленький: самолет.

через 10 минут

я: how do you say "airplane" in russian?
алленький: палки-ёлки!
я: нет, "самолет"
алленький: самолет!

через 10 минут

я: how do you say "airplane" in russian?
алленький: палки-ёлки!
я: не-a
алленький: самолет (смеется)
me now

(no subject)

Паутина оранжевых, белых и голубых огней натянута внизу над огромной черной дырой, бритвой вырезанной в темно-синем пространстве. Обратная сторона Земли, зона безопасности для самолетов: не разбиться – паутина спружинит со звоном осыпающихся с нее осколков лампочек и подбросит обратно в небо. Поэтому так беспечно взмахивают в иллюминаторе крылья боенга, и семицветной полосатой змеей обвившись вокруг черного диска горизонта спокойно засыпает радуга.
me now

«hold-on pattern»

Такая ночь, что Город под крылом напоминает тлеющие угли. Прилипнув к иллюминатору, стараешься различить черты знакомого лица в оранжевых подтеках улиц и предпраздничных фиолетовых синяках. LaGuardia, как водится, забита еще часа на два, и мы мотаем круги, как будто нарезая носом самолета резьбу на невидимую деталь, нависшую над Городом, и дождь отлетает сверкающей стружкой. Так видишь за стеклом друга, к которому приехал едва ли на пол дня, а двери всё не открываются и не открываются. Безнадежно-долгая очередь на посадку. Бессмысленно кружит дурной конвейер. Прямо под нами вконец одичавшие короли лиры молча бредут напролом сквозь заросли небоскребов. Стадами.
laugh

(no subject)

Клумбы цветущих нарциссов, словно кучки актёров-статистов, расставлены по сцене, чтобы приветствовать главную героиню пьесы – Весну. А она прячется в набухших почках, в бледно-розовых бутонах, усыпавших ветки деревьев, растягивает и без того долгую паузу – до завтра.

Нарциссы желтые, нарциссы белые, у ведьмы нарциссы с оранжевой серединкой. У каждого крыльца, у каждого поворота дороги – будто толпы нарядных горожан в ожидании проезда кортежа дорогого гостя, самолет которого откладывается до завтра.

Клумбы нарциссов в окружении скал и ледяной океанской воды. Точно кто-то вывалил на голый берег целый автобус победительниц конкурсов красоты и уехал, бросив их бродить на шпильках среди мрачных серых валунов, качаться на тоненьких возмущенных ножках и шелестеть тоненькими возмущенными голосками, до завтра.

Нарциссы нервно топчатся на клумбах, растеряно оглядываются, не подскажет ли кто-нибудь, как пройти обратно в оранжерею. Потому что солнце уже скрывается за кулисами, уступая сцену безмолвному холоду океана. До завтра.
  • Current Mood
    System.Web.UI.WebControls
  • Tags