Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

me now

Release, Relax, Let Go... And hey, now let's recover your soul...

две недели назад сильный шторм пробил нашу дамбу и разрушил наш дом.
Друзья организовали для нас сбор пожертвований здесь: https://www.gofundme.com/alper-family-needs-our-help
Пока что мы бездомные, и в дом нельзя входить из соображений безопасности,
так что мы не можем ничего забрать.

Веранды как небывало. В моей спальне навалило сугробов. Из комнат, выходящих на океан смыло всю мебель.

28155582_1520190747.9435
у меня еще картинок есть на телефоне.

Не знаю, когда мы вернемся к нормальной жизни :)
Мы с ingolwen играем в фейсбуке в плейлисты, и она мне напомнила песенку, очень подходящюю в моей ситуации :))



вот какие у меня ангелы-оболтусы :)
Buchenwald survivors kids

Абба Ковнер о вине и отчаянии.Часть 2-я.

Окончание. Начало здесь: http://toh-kee-tay.livejournal.com/688746.html

D%2013-21Клод Ланцман: Правда ли, что юные сионисты-социалисты, мечтой которых было создать еврейское государство Израиль, и даже [*** неразборчиво ***] евреи, считали себя элитой по сравнению с остальной массой евреев в гетто Вильно?

Абба Ковнер: Я пытаюсь понять ваш вопрос, но... в любом случае я настаиваю на том... чтобы отринуть это слово, оно раздражает меня... «элита»... Не элита, но авангард. Мы, сионистская молодежь, считали себя авангардом борьбы. Иными словами, мы считали, что наша позиция, наш выбор, наша мечта... вернуться в Израиль, создать там страну, развиваться... эта позиция позже станет позицией всего народа. Мы были лишь пионерами, теми, кто начинает; мы не были... мы не ощущали превосходства перед народом, мы просто были первыми, теми, кто прокладывает путь. И случилось так, что... кажется, это уникальное явление для всей... нацистской оккупации Европы... как только мы распространили это воззвание... молодые парни и девушки, принадлежавшие к нашему движению, покинули свои укрытия – надежные укрытия, иногда у них были арийские документы, или, как и я, они прятались в монастыре, в любом случае, они были в безопасности. Но с того момента, они перестали прятаться и вернулись в гетто, чтобы разделить судьбу своего народа.

Клод Ланцман: Скажите ему, поэтому-то я и задал мой вопрос.

Абба Ковнер: Теперь я бы хотел ответить на... тот вопрос, который вы задали чуть ранее: написал ли бы я мое воззвание по-другому, если бы мне пришлось жить в гетто. Так как... до сих пор я много говорил о самом воззвании, то говорил объективно, поскольку эта тема касалась всего сопротивления. Но теперь я готов... вернуться к вашему вопросу и говорить чуть более субъективно о причинах, по которым я составил своё воззвание именно так.

Абба Ковнер: Итак, составил ли бы я свое воззвание иначе, не живи я те шесть месяцев за пределами гетто? После войны я часто задавал себе этот вопрос, и... ответить на него невозможно, не попытавшись заново пережить всё, что я чувствовал в то время. […] Я часто говорил себе потом... что ненапрасно провел время в монастыре, я объясню. Попробуйте дать название болезни, найти определение такой... огромной катастрофе, такой... большой, для этого необходим... особый ракурс, другая перспектива. У меня ее тогда не было, не было такой возможности. Но зато у меня была своя особенная перспектива, поскольку я оказался чуть в стороне от событий в гетто. И одновременно... я был вовлечен во всё, что там происходило, у меня там была семья, друзья, знакомые, и... я разрывался между одиночеством в монастыре с однй стороны, и глубокими последствиями, которые эти события имели для меня, моими тесными отношениями с гетто, моими связями внутри него. И, наверное, этот разрыв, получившийся из-за расстояния с одной стороны и вовлеченности с другой, мне кажется, это одна из тех вещей, которые объясняют моё воззвание. Есть и другие вещи... не знаю... подходящее ли теперь время... и место говорить об этом.

Клод Ланцман: Я думаю, да.

Абба Ковнер: Вторым было... чувство вины. Я часто спрашивал себя... есть ли в Библии место... где началась человеческая цивилизация. Именно цивилизация, а не история человека. Культура... на иврите תרבות, означает одновременно и культуру и цивилизацию. Это место в Библии – история Каина. Каин не был приговорен к смертной казни, он был обречен жить с чувством вины. Я считаю, что в этом месте рождается культура. И здесь... я сделаю отступление в наши дни. Часто спрашивают, когда уже Германия сможет перестать чувствовать себя виноватой за то, что она сделала. Когда уже наконец она сможет вернуться в семью цивилизованных стран? А я повторяю, что пока Германия чувствует свою вину – она часть цивилизованного мира.

Абба Ковнер: Но я, во время моего прибывания в монастыре, я... не был Каином, я никого не убил, наоборот, я был Авелем. И при этом я испытывал чувство вины. За то что в самые трагические моменты, когда моя семья, все, кто был дорог мне, были в центре гетто, меня не было с ними. И представляя себя на их месте, что они пережили в ночь... желтых удостоверений, когда их увезли в Понары, а меня не было с ними, я просто не мог... я не мог уснуть.

[…]

Collapse )

из текстовой расшифровки беседы с Аббой Ковнером для документального фильма Клода Ланцмана "Шоа":
http://data.ushmm.org/intermedia/film_video/spielberg_archive/transcript/RG60_5017/A2E8DDA1-80C8-4C01-AB31-2C8C2BFB89D8.pdf

+++ и не только в жж: https://sites.google.com/site/nyatki/abba-kovner-o-vine-i-otcaanii
Владка Мид

Владка Мид "По обе стороны стены"

продолжение.
предыдущие посты: http://toh_kee_tay.livejournal.com/tag/vladka%20meed

Помощь евреям на «арийской стороне»



[*** в этой главе речь идет о работе еврейского координационного комитета на «арийской стороне», об организованной подпольной помощи находившимся в отчаянном положении людям: помогали найти жилье, документы, спрятать детей, давали денег, поддерживали связь с заключенными трудовых лагерей, с партизанами, с польским подпольем. Владка рассказывает о том, как они посылали письма за границу с отчетами и просьбами прислать денег, в том числе в Штаты, и в Англию польскому правительству в изгнании, о том, как наконец деньги стали приходить из-за границы. О сотрудничестве с Жеготой (*** о Жеготе подробно: http://toh-kee-tay.livejournal.com/321196.html ***) ***]

Весть о нашей помощи передавалась без лишнего шума из уст в уста среди евреев «арийской зоны». Координационный комитет работал осторожно, боясь предательства. Но просьб о помощи каждый день приходило всё больше.

В Варшаве и пригородах на нашем попечении было около двенадцати тысяч человек. Среди них были евреи из других городов и местечек, например, из Пётркува, Кракова, Седльца, Львова. В Варшаве было легче спрятаться, чем в маленьких городах, легче наладить связь с подпольем.

Очень немногим евреям из простонародья удалось бежать на «арийскую сторону». Им нечем было заплатить профессиональным контрабандистам, у них не было знакомых поляков, и они слишком плохо говорили по-польски, чтобы сойти за неевреев. Большинство спасшихся евреев принадлежали до войны к гуманитариям, были успешными докторами, адвокатами, инженерами, учителями и госслужащими. Некоторые переправили в «арийскую зону» свои сбережения в надежде, что это поддержит их на плаву. Даже строили планы на будущее, уповая на своих польских друзей, с которыми поддерживали связь. В большинстве случаев их планам не суждено было сбыться, их деньги испарились, а с ними и доверие к друзьям полякам. Ассимилированная еврейская интеллигенция, бывшие коммерсанты и общественные деятели, превратились в подавленных, растерянных нищих.

Collapse )
продолжение следует
Buchenwald survivors kids

Про Юру и Цилю

And if one in ten could be that brave
I would never hate again.

(an old ballad)

Ежи Белецкий был одним из тех людей, что нигде не пропадут. Ежи Белецкий был одним из тех немногих, кому удалось бежать из Освенцима. Ежи Белецкий был единственным, кто сделал это открыто, через дверь, и в компании дамы сердца. 21 июня 1944 года заключенный номер 243 Ежи Белецкий и заключенная номер 29558 Циля Цибульская вышли из ворот Освенцима и неспеша удалились в неизвестном направлении.

Ниже я просто переведу отличную заметку авторства The Associated Press о Ежи и Циле, опубликованную пару лет назад, с попутными комментариями из других источников.




(AP) Чем ближе к воротам, тем увереннее он был, что его застрелят.

21-е июня 1944 года. Ежи Белецкий, переодетый офицером СС, среди бела дня ведёт через концлагерь Освенцим свою подружку еврейку Цилю Цибульскую. Колени его подгибаются от страха, а он при этом с суровым видом твердо шагает по длинной посыпанной гравием дорожке к пропускному пункту.

Часовой хмуро взглянул в их фальшивый пропуск, затем долго, кажется целую вечность, пристально изучал обоих – и наконец произнес волшебные слова: «Ja, danke» – и выпустил Ежи и Цилю на свободу.

Узники Освенцима мрачно шутили, что сбежать оттуда можно только через дымоход. Наша пара оказалась в числе тех немногих, кому удалось проскользнуть в боковую дверь.

Collapse )
me now

Киндертранспорт. Говорят дети (Part 8)

Окончание.

начало тут:
части 1,2,3: http://one-way.livejournal.com/537925.html
часть 4: http://one-way.livejournal.com/539859.html
часть 5: http://one-way.livejournal.com/540764.html
часть 6: http://one-way.livejournal.com/541562.html
часть 7: http://one-way.livejournal.com/541822.html

Часть 8



http://vimeo.com/30690975

перевод:

Collapse )

все фотографии, что есть в книге, есть и в фильме и даже больше.
но мне просто эта очень нравится:




Конец.


mission to mars

Киндертранспорт. Говорят дети (Part 7)

начало:
части 1,2,3: http://one-way.livejournal.com/537925.html
часть 4: http://one-way.livejournal.com/539859.html
часть 5: http://one-way.livejournal.com/540764.html
часть 6: http://one-way.livejournal.com/541562.html

Часть 7




http://vimeo.com/30690942

перевод:


Инге Саган: И они бросились в другой дом, а там мы, сидим чай пьем, как ни в чем не бывало. И тогда я единственный раз в жизни видела, как плачет тетя Вера. Видимо от облегчения, потому что, я думаю, у нее всё-таки было сердце. (0:19)

Английская кинохроника:
Королевские саперно-строительные части, Великобритания.
- Родзинский?
- Сэр!
- Цуфевич?
- Сэр!
- Левенталь?
- Сэр!
- […]?
- Сэр!
- Розенталь?
- Здесь!
- Тоцик?
- Здесь!
- Толина?
- Здесь!
- Да, у них у всех такие имена. Эта рота под моим командованием почти целиком состоит из немецких и австрийских антифашистов. Это одна из пятнадцати иностранных рот в саперно-строительных войсках (0:50)

Скандал с «Дюнерой» и жестокое обращение с беженцами развернули общественное мнение в Англии против интернирования. Правительство начало освобождать интернированных и разрешило им вступать в вооруженные силы Великобритании.

Александр Гордон: Тем, кто хотел вернутся в Англию, разрешали возвратиться при одном условии: они вступят в армию. Я рвался туда. Во-первых, я ненавидел немцев, люто ненавидел. И я хотел в этом участвовать. И вообще, что делать в этой Австралии, просидеть там всю войну? Боже упаси.

(1:34)
Collapse )
окончание здесь: http://toh-kee-tay.livejournal.com/542676.html
mission to mars

Говорят дети (Part 5)

начало тут:
части 1-я, 2-я, 3-я: http://one-way.livejournal.com/537925.html
часть 4-я: http://one-way.livejournal.com/539859.html

Часть 5-я




http://vimeo.com/30690863

перевод:

Урсула Розенфельд: ...по настоящему. И это привило мне любовь к английской литературе. И вообще всё было чудесно. И ребята относились к нам так по-дружески!

Эва Хейман: Я знала, что еду в школу возле Борнмута в Дорсете. Директор этой школы была моим опекуном. И когда я туда приехала то... все эти девочки – очень вежливые, очень хорошие, очень добрые... я не понимала ни единого слова из того, что они говорили. Мне дали постель, и можно было задернуть занавеску для какого-никакого уединения. Помню, первым делом я поставила на тумбочку фотографию родителей – чтобы пожелать им спокойной ночи. И первые три месяца, пока не началась война, мы могли писать письма домой, и я могла делиться впечатлениями и писала очень часто. Так что мне не было совсем одиноко.

(1:19) Письма:
«Как ты прекрасно понимаешь, ты постоянно в наших мыслях. У нас перед глазами твое лицо в окне вагона.»

«Дорогой мой мышонок, надеюсь, это письмо найдет тебя в твоем новом доме, где тебе, конечно же, будет хорошо. Будь очень хорошей девочкой, послушной.»

«Дорогие родители, как вы? Сегодня был мой первый урок английского. Привет и целую.»

«Я была очень рада твоему миленькому письму, но уж слишком много орфографических ошибок!»

Collapse )




продолжение: http://toh-kee-tay.livejournal.com/541562.html
mission to mars

Говорят дети (Part 4)

начало тут: http://one-way.livejournal.com/537925.html

Часть 4-я


http://vimeo.com/30690733


перевод:

Урсула Розенфельд: Как будто мы долгое время были под чугунным или железным покрывалом, и вдруг его убрали. Удивительное чувство свободы. Мы начали улыбаться, а ведь мы уже так давно не улыбались. Это было чудесно.

 

Александр Гордон:  Поезд ехал дальше и прибыл в Хук-ван-Холланд. На корабле мы добрались до Харвича – не самое приятное путешествие, пересекать Ла Манш зимой – у! – одно из худших мест на земле. Среди нас были маленькие дети, народ укачивало.  

 

Эва Хейман: Я очень живо помню, как проснулась и впервые увидела рассвет на море и подумала, как же это красиво. Мы были посреди Ла Манша, который казался далеко-далеко от дома в 1939-м году. Смесь восторга от увиденной красоты и страха, который не покинет меня в течение следующих шести лет. Страха от того, что творится дома.

 

(2:00) Английская кинохроника: Беженцы из мрака, первый пароход полный беженцев из нацистской Германии. Авангард армии беспомощных детей, с корнем вырыванных со своей земли ветром нового Исхода.

Collapse ) продолжение: http://toh-kee-tay.livejournal.com/540764.html
mission to mars

Очевидец

Ефрейтор Джо Гейдекер не совсем обычный немецкий солдат.
В 1945-м и 1946-м он будет вести радиорепортажи с нюрнбергского процесса.
В 1937-м он почти год путешествовал по Польше. В варшавском гетто у него жили хорошие знакомые.

Рассказывает Джо Гейдекер.
На дворе январь 1941-го, и часть Гейдекера расквартирована в Варшаве.

В январе 1941 года гетто было еще новым, недавно созданным. Стену вокруг него только что построили, и во многих местах она была еще недоделана. Немногие подъездные пути загораживала колючая проволока и патрули польской и немецкой полиции. Трамвайный маршрут проезжал сквозь гетто без остановок по узкому коридору. На нем часто катались любопытные – поглядеть, что происходит внутри. Другие любопытные каждый день стояли у ворот гетто. Там можно было наблюдать, как полиция обыскивает и избивает входящих и выходящих. В то время обитатели гетто еще могли – группами и по отдельности – выходить из гетто на работу. По возвращении с ними часто обходились бесчеловечно. Я уже рассказывал об этом по радио. К примеру о том, как пристреливали детей, пытавшихся пронести в гетто буханку хлеба. Мужчин, даже стариков, били до крови. Толпа зевак поддерживала эти избиения.

Зеваки. Солдаты всех рангов и офицеры, много немецких гражданских служащих, секретари, чиновники в форме, железнодорожники, даже сестры Красного Креста. Там можно было увидеть униформу любых частей и организаций. Большинство стояли на одном месте как вкопанные, молча, с ничего не выражавшими лицами, и смотрели на проходивших через ворота людей, на «формальности» и на жестокость охраны.

Кто-то отворачивался, кто-то подбадривал. Но большинство просто стояли там, ничем не выдавая своих чувств и мыслей. Что было говорить? Только это: мы всё видели, и знаем, как было. То, что происходило у ворот варшавского гетто с 1941-го по 1943-й год, наблюдали сотни тысяч людей, а то и больше. Все, чья судьба была пройти через Варшаву во время войны, а это миллионы.

В те дни варшавское гетто было битком набито беженцами, туда переселяли огромное количество людей из западной Польши и других регионов. Казалось, что гетто вот-вот лопнет. Изгнанные из своих домов евреи прибывали нищими караванами. Каждую телегу тянула одна или две лошади. Телеги, груженые женщинами, детьми и больными, и их убогим скарбом, медленно двигались по холодным улицам. День за днем с раннего утра и до поздней ночи они скрипели по снегу в сторону города. Они проезжали мимо школы на улице Вольска, где была расквартирована наша часть. С крыши этого здания однажды вечером я и сделал первые фотографии этой трагедии.







Collapse )

***


Фотографии, сделанные Джо Гейдекером в варшавском гетто, можно увидеть на сайте яд ва-Шем:
http://collections.yadvashem.org/photosarchive/en-us/search.html#q=joe%20heydecker.
Но то ли там не всё, то ли я не умею искать.


***

Сайт, посвященный фотографу Джо Гейдекеру: http://members.chello.at/heydecker/home_e.html
http://www.bildarchivaustria.at/Pages/Praesentation.aspx?p_iAusstellungID=1701405&p_iCollectionID=-1


***

перевод из книги "The Warsaw Ghetto: a photographic record 1941-1944" by Joe Julius Heydecker