Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

sidurim for sale

Россия во мгле.

Нечаянно и мои пять копеек к четырехсотлетию дома Романовых, извините :)

Сидя днями в подвале среди трупиков мышей разной степени мумифицированности, роясь в книгах разной степени древности, периодически зависаешь над какой-нибудь из них надолго. Рассказ в американском альманахе «Век» («Century») за 1893 год о голоде в восточной России в годах 1891-92-м. Я прямо в подвале сняла айфоном только страницы с картинками, но и по тому только тексту, что на них, нетрудно представить жизнь тех людей – и, главное, отношение автора статьи к царскому режиму. Переводить не буду, простите уж, у меня в ближайшие лет десять не будет времени на это. Так что читайте, коли дружите с английским языком. Я неожиданно читала с увлечением, множество русизмов в тексте (скорее, экзотизмов, но их горстями на страницу), семья антихриста графа Толстого как центр помощи голодающим («искушает их души мирскими благами вроде еды, одежды и тепла», вещал народу поп на одной из ж.д. станций ), верблюд по кличке «Герр Фельдфебель», типажи – от дочки Толстого до слишком ученого на свою голову «a muzhik», которого автор с изумлением встретил посреди океана безграмотности – и это искреннее недоумение американца перед обычными вещами: например, что не просто с согласия, но с санкции государства во время голода или эпидемий ходят крестным ходом; а когда это не помогает, обращаются к услугам профессиональных колдунов; если не помогают и темные силы, то остается лишь покориться судьбе; что властями запрещалось, чтобы дети играли на улицах во время голода, _дабы_не_гневили_Господа_, и что по той же причине крестянам запрещалось давать детям еврейские имена; что все земские школы, открытые при Александре 2-м, при его сыне превратились в церковные, и вместо географических карт и таблиц умножения там по стенам висят иконы и портреты царствующего дома. А «ученый» мужик при этом вообще знал географию, где находится Америка, и что в Америке – республика. И – оужас – что республика это хорошо! Не иначе переобщался с политическими ссыльными, сетует автор рассказа, и как бы сам в ссылку не угодил за такие речи. Зато другие мужики, разгружая зерно с парохода американской гуманитарной помощи «Индиана» говорили: «Богатый barin, должно быть, этот Америка!»


Если кому надо, я весь этот репортаж переснять могу и вывесить.
Но переводить, увы, уже не я.



Collapse )
Владка Мид

Владка Мид "По обе стороны стены"

продолжение.
предыдущие посты: http://toh_kee_tay.livejournal.com/tag/vladka%20meed

Варшавское восстание (ч.последняя)


Вскоре немцы захватили районы Мокотов, Старый Город, Черняков и Жолибож. Пока держался только Центр с его большими зданиями. Но и ему оставалось недолго. Измученные неделями беспрестанных тяжелейших обстрелов жители центра бродили вокруг еле живые. Слишком ясно было, что восстание потерпело полный крах. Горькая обида подавленного населения была направлена теперь исключительно на русских: «Почему? Почему они не пришли на помощь Варшаве?»

Но в самом отчаянном положении оказались выжившие евреи. Что с ними станет, когда немцы снова займут город? Теперь, когда укрытия уничтожены, а дружественные поляки не знают, смогут ли защитить самих себя, где искать убежища евреям? Более предприимчивые принялись разыскивать новые тайники среди руин. Ночами, под пулями и осколками, они искали еду и носили воду, надеясь запастись на несколько недель вперед, пока в город наконец не войдет Красная Армия.

Биньями прорыл тоннель в развалинах на углу улиц Сенна и Соснова. Проломив толстую стену и следуя окольными путями, мы набрели на заброшенный подвал. Всякий раз, когда я проползала сквозь узкие тоннели, мне казалось, будто меня хоронят заживо.

После двух месяцев кровавых боев вожди восставших объявили по радио о капитуляции Варшавы. Также стало известно, что немцы собираются эвакуировать город: местное население обязано покинуть его в три дня. Поляки почти с облегчением восприняли новость о капитуляции, по крайней мере, обстрелы прекратятся, и они смогут выйти из подвалов. Но евреев охватила паника.

По городу пошли слухи: Всех молодых и здоровых отправят в лагеря в Германию. Немцы будут допрашивать каждого в лагере в Прушкове и решать судьбу каждого человека в отдельности. Доброжелательного отношения от немцев, разумеется, никто не ждал. Все представляли свое будущее в мрачном свете. Мы скитались по улицам между обломков, зарывались в подвалы и тоннели, затравленные звери, уходящие от неумолимой погони.

Мы с небольшой группой друзей добрались до Журавя 24 (*** см. http://toh-kee-tay.livejournal.com/656748.html#zurawia24 ***) и нашли там Миколая (*** Миколай Березовский – связной с польским подпольем, он же Леон Фейнер ***) и Фишгрунда (*** Сало (Саломон) «Генрик» Фишгрунд ***). Получив незадолго до того из-за границы некоторое количество американских долларов, они пытались найти оставшихся варшавских евреев и распределить между ними эти деньги. К тому времени единственной валютой на черном рынке были доллары. Только на доллары можно было купить еду, одежду и оружие. Оружие было необходимо всякому еврею, уходящему снова в подполье. Но Миколай и Фишгрунд не могли дать нам совета. Два года мы делали, что могли, чтобы поддержать евреев на «арийской стороне». Теперь же наша подпольная сеть с центром в Варшаве оказалась полностью разрушена. Мы ничего не знали о судьбе евреев, оставшихся в районах, уже занятых немцами. Выжили ли они, и каково им приходится сейчас? Сколько их погибло в боях и под обрушившимся зданиями?

Мы, оставшиеся в живых подпольщики, те, к кому другие привыкли обращаться за помощью, сами оказались беспомощны и не знали, что делать. Попытаться спрятаться в городе или попробовать бежать? Большинство наших связных уже решили покинуть город вместе с поляками, надеясь на свою «правильную» арийскую внешность. И может быть, ну а вдруг, на новом месте они смогут возродить подпольную организацию помощи. Но удастся ли нам с Биньямином и другим, таким же как мы, избежать немецких лагерей? Это был другой вопрос. Мы были молоды и надеялись на себя.

«Вам придется рискнуть», сказал мне Миколай. «Неизвестно, сколько вам придется оставаться в подполье» Истощенный, слабый и больной, едва стоявший на ногах без посторонней помощи – мне сказали, что у него рак, – он старался ободрить нас и придать нам уверенности. «Не теряйте мужества. У вас всё еще будет хорошо!»

Мы с Биньямином несколько дней обдумывали, как нам быть, пока не решили тоже покинуть город. Наш хорошо замаскированный бункер на углу улиц Сенна и Соснова, над которым мы столько трудились, был отдан другой группе евреев, которым из-за их еврейской внешности ничего не оставалось, как снова уходить в подполье. Мы отвели их в их новое укрытие по извилистым подземным коридорам; а потом с узлами за спиной стояли какое-то время снаружи и прощались с друзьями, пришедшими проводить нас в опасное путешествие. Шел дождь. Мимо нас торопились люди с тачками и чемоданами. Говорили мало. Только смотрели друг на друга и не находили слов.

«Вам пора», сказал кто-то тихо.

Машеле Гляйнтман сжала мне руку: «Будь здорова, Владка. Будем надеяться, что когда-нибудь мы увидимся снова.»
«Вот, возьмите немного свежего печенья» - Шифра Мозельшо протянула мне теплый бумажный свёрток.
«Когда вернешься, не забудь вытащить нас из этого бункера – живых или мертвых» – мрачно сказала Клара Фальк.

Сдерживая слезы я искала слова прощания. Возможно, последние. На память пришло старое выражение времен гетто. Повернувшись к Боруху Шпигелю, остававшемуся за старшего, я проглотила комок в горле и произнесла: «Держись, малыш. Держись.» Биньямин отвернулся, смахивая слезы. Последнее рукопожатие, последнее объятие... Мы тронулись в путь. «Будем надеяться, будем надеяться, что мы еще увидимся снова!» – звучало нам вослед.


окончание следует.
Владка Мид

Владка Мид "По обе стороны стены"

продолжение.
предыдущие посты: http://toh_kee_tay.livejournal.com/tag/vladka%20meed

Судьба бойцов гетто Ченстохова (часть 2)


В Конецпольских лесах.

Осенью 1943-го наша работа оказалась под угрозой срыва из-за задержки в помощи из-за границы. Евреи в малинах неделями отчаянно голодали. Всё это время мы не могли ответить на просьбы о помощи из Желиславице. Но наконец я получила значительную сумму из одного из наших источников – и отправилась в путь.

Незадолго до моей поездки Гестапо арестовало множество бездокументных пассажиров. Поэтому, когда кондуктор-поляк направлявшегося в Кельце поезда предупредил нас о том, что на следующей станции нас поджидают немецкие солдаты, почти все пассажиры не задумываясь стремглав очистили вагоны остановившегося поезда и разбежались. До Кельце оставалось двадцать семь километров, мне надо было успеть туда за шесть часов.

Большинство контрабандистов разулись и шли пешком в том же направлении, что и я. Вслед за ними я сняла ботинки, связала их шнурками и перекинула через плечо, и вместе мы потопали через поля, дороги и заборы – в сторону Желиславице.

Было темно, когда я подошла к амбару – чумазая, измученная, ноги исцарапаны. Первым делом я увидела домохозяйку – она заламывала в отчаянии руки. У меня забилось сердце – случилось что-то страшное. Старушка вытерла слезы и поклялась Иисусом и Благой Девой, что не виновата. Я умоляла ее рассказать, что случилось.

Collapse )
Владка Мид

Владка Мид "По обе стороны стены"

продолжение.
предыдущие посты: http://toh_kee_tay.livejournal.com/tag/vladka%20meed

Укрытия получше



Для сравнения на «нормальных» малинах обстановка была почти непринужденной – там, где можно было как-то вести человеческую жизнь и не терять себя и рассудок.

Несмотря на непрестанный страх разоблачения и ежедневные нападки домохозяев, евреи в таких убежищах были заняты работой, учебой, творчеством. Одним из самых больших подобных убежищ была малина на улице Груецкой, которую постигла горькая судьба.

Группа евреев уговорила – за солидное вознаграждение – одного садовника поляка построить у себя в саду бункер. Долгое время я отвечала за передачу денег и другой помощи прятавшимся там евреям, и все дела велись на квартире хозяина на Груецкой 83, где я встречалась также и с некоторыми евреями, жившими в подземном укрытии. Хозяин не разрешал мне спускаться в бункер; он был предельно осторожен, и всем посторонним вход был воспрещен.

Бункер находился под землей; стены и потолок были деревяными, деревянными были и койки. Входили туда через потайную дверь под стеклом теплицы. В бункере жили мужчины, женщины и дети – всего около 30 человек. Днем там было очень душно. Лишь по ночам потайную дверь приподнимали, чтобы впустить немного воздуха. И всё-таки и в таких условиях люди занимались творческой работой. В этом убежище жили и писали книги доктор Эмануэль Рингельблюм, выдающийся еврейский историк, и господин Мелман, учитель школы Медем в Лодзи. Именно в этом бункере появился ставший историческим труд о еврейской культуре в гетто. И каким-то образом ученым в этом бункере удавалось добыть исследовательские материалы из-за границы.

Мы были уверены, что хорошо замаскированная малина переживет немцев. Убежище обслуживали только члены хозяйской семьи. Чтобы не вызывая подозрения соседей кормить такую ораву, хозяин открыл продуктовый магазин. Всё шло гладко. Даже когда в бункере родился ребенок, об этом не узнали чужие.

В один прекрасный день пошел слух, что немцы нашли бункер тридцатью и больше евреями. Хозяин поссорился с любовницей, знавшей об укрытии, и она в отместку донесла о малине немцам. Все находившиеся в убежище евреи погибли.

(*** я не стала встревать с комментариями в коротенький рассказ Владки.
Рассказ, который не дает абсолютно никакого представления об этом уникальном месте – бункере «КРЫСЯ» –
и о потрясающих людях, благодаря которым он вообще существовал, и о судьбе которых Владка не сказала ни слова.
Поэтому. О бункере «Крыся» - мой следующий пост: http://toh-kee-tay.livejournal.com/660731.html ***)
Владка Мид

Владка Мид "По обе стороны стены"

продолжение.
предыдущие посты: http://toh_kee_tay.livejournal.com/tag/vladka%20meed

Евреи в укрытиях (окончание главы)


В один прекрасный день на оживленной улице ко мне обратился высокий мужчина и спросил: «Простите, вы случайно не та Владка, что раздает деньги евреям?»

Collapse )
Владка Мид

Владка Мид "По обе стороны стены"

продолжение.
предыдущие посты: http://toh_kee_tay.livejournal.com/tag/vladka%20meed

Газетчик Юцик



Юцик был двенадцатилетним парнишкой из Пётркува. Впервые мне показал его один друг, еврей, которому я принесла пособие. Щуплый и совершенно «арийский» на вид, Юцик продавал газеты на углу Кралевской и Краковской. В своем потрепанном, порванном в нескольких местах костюмчике, в помятой кепке набекрень, в изношенных ботинках слишком большого размера – этот газетчик не привлекал к себе никакого внимания. Я сама никогда бы не поверила, что он еврей. Ни внешность его, ни самоуверенность, ни наглость, с которой он впаривал свой товар – ничто не выделяло его из толпы таких же мальчишек-газетчиков.

Он ждал меня. Я купила газету и тихо представилась сотрудником Координационного комитета. Быстро оглянувшись на других мальчишек, он попросил меня свернуть в переулок и там за несколько минут поведал мне историю своей жизни. Он говорил по взрослому, толково, коротко и ясно.

Они жили в укрытии – его мать, отец и младший брат. Юцика не было дома, когда гестаповцы устроили облаву и забрали его семью. После этого за ним какое-то время присматривал друг его отца. Они вместе крутили папиросы и продавали лотошникам. Но так продолжалось недолго. Их квартира попала под подозрение, и обоим пришлось бежать. Паренёк остался один. Он жил беспризорником, нищенствовал и спал на улице, пока его не заметила добрая полячка, понятия не имевшая, что он еврей. Юцик рассказал ей, что его отца отправили на принудительные работы в Геманию, и он остался один на свете. Женщина поверила ему, дала ему денег, чтобы он смог начать продажу газет, и позволила жить у себя. Тем не менее, он, как новичок, бы избит «стариками»-газетчиками, которые отлупили его, отняли его газеты и прогнали со всех углов, книча вслед ему: «Мошек! Мошек! Мошек!»

Узнали ли в нем еврея, или они всех новичков так обзывали, было неясно. Однако же, Юцик не сдался. И ничего не рассказал об этом своей домохозяйке, чтобы она его еще чего доброго не выгнала. В конце концов «старики» привыкли к нему и оставили его в покое. Весь свой заработок он отдавал хозяйке, которая стирала его одежду, готовила ему еду и вообще присматривала за ним. Единственное, чего он боялся, так это надвигающейся зимы. Его заработка не хватало, чтобы купить пальто и пару теплых ботинок, а без них он не сможет работать зимой. Что тогда скажет его хозяйка? Оставит ли она его у себя?

Я спросила его, не предпочтет ли он жить в укрытии, где заботиться о нем будем мы? Юцик ответил отказом. Он боялся укрытий. Он не хотел жить один, боясь каждого шороха. Он не хотел погибнуть как его родители. Он сказал, что ему лучше на виду, где он свободен и может убежать и спрятаться в случае опасности. Он был там, где хотел – на улице. Ему нужна была только одежда.

Юцик был единственным из всех знакомых мне тогда в Варшаве евреев, кто не боялся.

После войны, находясь в лагере для перемещенных лиц Фельдафинг в Западной Германии, я узнала, что Юцик выжил и жил где-то в американской зоне оккупации в Австрии.


продолжение следует.


вспомнился Вишняк и эта фотография: Collapse )

но Юцик чуть помладше будет.
Edward Gorey 2

вдруг

впервые за два года обновила свою страницу:
https://sites.google.com/site/nyatki/

и "Куклы и судьбы", и "Про Юру и Цилю", и "Время жить и время умирать", и "Десять мужчин и одна девушка", и "Воспитательница Жанна", и переводы из Владки Мид, из Яффы Элиах, перевод "В чужие руки: Истории киндертранспорта".

чтобы было еще в одном месте, не только в этом вашем жж