Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

ocean

Springer Story

потрясающая история спасения касатки пятнадцать лет назад.

Springer the Orca - у нее погибла мать, а сама она отбилась от стаи, потерялась в огромном Тихом океане, потому что была совсем маленькая, двух лет отроду. В конце концов, ослабевшая, одинокая, голодная Springer добралась до гавани города Сиэттла, и люди двух стран - преодолев все бюрократические барьеры, договорившись наконец о плане действий, и собрав очень много денег - смогли вернуть ее в ее семью. И семья приняла ее. Два года назад у нее родился первый малыш, а вот позавчера ее видели со вторым! А Luna, о котором пара слов в конце фильма, погиб.







chlopec zydowski

Тишина.

[…]

Клод Ланцман: Как проходила селекция, было тихо?

Абба Ковнер: Да, всё было тихо. То есть... наступала тишина, но... я хочу вернуться к разговору о панике. Немцы последовательно делали всё, чтобы избежать паники (*** во время облав ***). У них с самого начала был метод, я бы назвал его простым словом Schein, т.е. удостоверение (*** рабочее удостоверение ***). Schein был средством создания психологической паники. Его суть была в том, чтобы разделить всех по категориям: тех, у кого важная работа, безработных, многодетных, одиноких, старых, молодых – всех по отдельности. Дать людям понять, что их ждет разная судьба. Тот, кому выпал неудачный жребий, кто не смог получить хороший Schein, тот либо прятался, либо пытался достать хороший Schein, настоящий или... фальшивый. Зато народ с «хорошим» удостоверением был совершенно счастлив... ведь у них была уверенность в завтрашнем дне. Немцы всё делали руками Юденрата для придания большей правдоподобности, и чтобы всё выглядело граждански, не по-военному. События развивались быстро, евреи вошли в гетто в сентябре, а в ноябре их уже оставалось не так много. До создания гетто в городе жили примерно 70,000 евреев, а теперь оставалось только... около двадцати пяти тысяч. Вот вы говорили о тишине... Я не жил тогда внутри гетто, но однажды я оказался там во время «акции». И... отчаянная беготня... паника, страх... но когда арестованные уже на улице – наступала полная тишина. Те, у кого «хорошие» документы, не вмешивались, они не боялись. Остальные... подавлены, безысходность, и... потрясающая тишина в толпе.

[…]

Абба Ковнер: […] Чтобы те, кто занят «продуктивным» - по мнению немцев – трудом, чувствовали себя уверенно, спокойно. Чтобы они были спокойны, когда начнутся «акции». Среди владельцев «хороших» удостоверений были все сотрудники администрации гетто, члены Юденрата, еврейской полиции, и... ясное дело, с этого момента началась неистовая гонка за удостоверениями. Чего и добивались немцы. Они ожидали стравить евреев друг с другом в борьбе за удостоверения, потому что удостоверения обещали жизнь. И так и случилось, все дрались за желтые удостоверения для себя и за синие для родственников. (*** Документы разделялись по цветам, лучшим вариантом был желтый Schein, синий для членов их семей. Два синих на детей и один на взрослого, и приходилось выбирать - жене или маме. Розовый и белый уже хуже. ***)

Клод Ланцман: Официально это были рабочие удостоверения, на самом же деле, это были удостоверения жизни. Евреи знали об этом?

Абба Ковнер: Да. По крайней мере, они так думали. И какое-то время, да, Schein означал жизнь. И вот мы наблюдали страшные сцены, пережившие их никогда их не забудут. Мы видели, как разделяли семьи во время селекции на улице. У отца удостоверение, у его жены – нет... У старшего ребенка в семье – удостоверение, у других детей – нет. И... всё это было в наивысшей степени трагично. Одним движением пальца гестаповец мог разлучить семью. Были случаи, когда мужья следовали за женами на «плохую» сторону, чтобы быть вместе. В других случаях жену отправляли на «плохую» сторону, а муж стоял, парализованный.... окаменевший, никакой реакции. Они смотрели друг на друга с разных сторон улицы, они знали, что больше не увидятся никогда... и никакой реакции.

(*** не могу не: http://toh-kee-tay.livejournal.com/571931.html «Мужчина – направо! Женщина и ребенок – налево!». Всё то же, только без разноцветных бумажек ***)

Абба Ковнер: В одних случаях они забирали всех с белыми удостоверениями, оставив в живых тех, у кого были розовые. В следующую «акцию» наоборот, хватали всех с розовыми удостоверениями. И люди перестали понимать. И после периода частых селекций, они вдруг прекратились. Тех, кто исчез, их больше не было, а теперь попытаемся встать на место тех... кто выжил. Как они жили? О чем они думали? Сперва... царило великое отчаяние, скорбь по ушедшим, по родным и друзьям. Но жизнь продолжалась и люди спрашивали себя: что делать, чтобы остаться в живых? По логике, не должно было быть новых акций. Немцы обещали, что не будет новых акций. Еврейская администрация обещала то же самое. Сам факт того, что человек продолжал жить, казалось, означал, что немецкая военная промышленность не может без него обойтись... но что будет дальше?

[…]

***

Collapse )
Buchenwald survivors kids

платье из немецкого парашюта

(большой привет Терн :))

Свадебное платье. 1946-й год, Берген Бельзен, Германия.

Lilly Lax Wedding Dress

Невесту звали Лили Лакс, двадцать два года, она пережила Освенцим и Берген Бельзен. Жениха звали Людвиг Фридман, он тоже бывший узник концлагеря. Они познакомились вскоре после войны и осенью 45-го решили пожениться. Людвиг пообещал достать для Лили красивую белую ткань на свадебное платье, и достал - купил у немецкого солдата старый парашют. Они наняли портниху, и та в обмен на месячную норму сигарет сшила Лили это платье. В нем вышли замуж Лили, ее сестра, двоюродная сестра, и еще два десятка невест Берген Бельзена, ставшего после освобождения лагерем для перемещенных лиц.

Мемориальный Музей Катастрофы: http://www.ushmm.org/
me now

:)

Лето такое лето: ничего не успеваю - ни вести этот журнал, ни читать ленту, ни переводить Владку. Завтра 10 лет нашей свадьбе - я сама случайно вспомнила, пойду мужа напугаю (он-то ни сном ни духом :)). В прошлом году зато мы оба благополучно забыли: http://one-way.livejournal.com/530194.html :)

рассекреченные архивы: http://one-way.livejournal.com/420090.html :)
  • Current Music
    Happiness Is a Warm Gun - The Beatles
  • Tags
абигаль silly 2

на бегу, пока не всё забыла.

абигаль придумывает китайский язык: Кайна Масса Ономатисса - означает "китайская мать по имени Ономатисса". До этого ее звали Оно, Кумысса и еще как-то уже не помню. Когда китайскую мать звали Оно, китайский отец застрелил ее в живот (сперва считали, что насмерть, но Абигаль привезла ее к доктору, тот сделал укол, и всё прошло. Отца она спросила "Why did you do this?!" и он ответил понуро "I am sorry..." на чем инцидент был исчерпан.). Когда ее звали Кумысса, то ее вместе с китайским отцом съело чудовище в магазине. Детей в тот раз они с собой не взяли, и дети, запертые в доме несколько дней, в конце концов открыли окно и убежали все, кто куда. Абигали дали подзорную трубу, в которую она и увидела мой дом. И теперь она живет с нами. А в китае (надо говорить "in china world") у нее десять братьев и две сестры. Китайскую мать по имени Ономатисса снова застрелил китайский отец. Но на этот раз история оказалась мрачным детективом. Отцу кто-то подложил битого стекла в зубную пасту, и он немедлено решил - жена! Он был близок к истине, это сделал кто-то из родственников, уже не помню, но не китайская мать. Осерчал и застрелил. Пока считается, что насмерть, о новых подробностях сообщу как появятся.

вообще, ее рассказы хорошо бы на видео записывать, интонации там и подробности из первых рук, но она как на грех выступает вечно без штанов.

с китайским приветом
ваша Ньят


+++ Самое-то главное, как они познакомились. Он как раз бежал на свадьбу с другой женщиной, и тут будущая китайская мать сбила его машиной. И он больше не мог жениться. Но он был настолько красивый мужчина (главное для Абигали в мужчине - мускулы), что китайская мать в ту же минуту вышла за него замуж сама.
oneg shabbat archive

Архив «Онег Шаббат». Эмануэль Рингельблюм, Варшава. Июль-декабрь 1942 (продолжение)

Updated: June 23, 2011

Признаки современных рабов

1. Пронумерованные и с клеймом.

2. Живут в казармах – без жен.

3. Жен и детей забрали - рабам не нужны семьи.

4. Ходят толпой, не в одиночку.

5. Побои и террор на работе.

6. Бесчеловечная эксплуатация (договор у Шульца [?]) словно чернорабочие.

7. Запрет на любые формы организаций

8. Запрет на любые формы протеста или выражения недовольства.

9. Жизнь каждого раба зависит от его хозяина и от еврейского помощника хозяина. В любой момент любой человек может быть отправлен на Умшлагплац.

10. Убийственная муштровка и отправка в принудительные [трудовые] лагеря за опоздание, как произошло у Шульца.

11. Заставляют работать даже [больных] с температурой.

12. Им хуже, чем рабам, потому что им приходится самим искать себе пищу.

13. Конфискация собственности семей умершего рабочего, поскольку отменены все права наследования.

14. Заперты внутри жилого блока.

15. Запрет выходить из дома на улицу по окончании рабочего дня.

16. Ограничения личной свободы, свободы передвижения.

17. Хуже рабов, те хоть знали, что будут жить, у них была какая-то надежда на освобождение. Евреи же - morituri - приговоренные к смерти – чей смертный приговор отложен на неопределенный срок или уже исполнен.

18. Больные и слабые не нужны, поэтому поликлиники, больницы и тому подобное упразднено.


translated from the book "Notes From The Warsaw Ghetto" The Journal of Emmanuel Ringelblum, ISBN 1-59687-331-0